Они выиграли битву за Русь небесную

Новомученики и исповедники Российские - православные христиане, пострадавшие и убиенные в годину гонений за веру Христову.

Новые мученики Российские во главе с безвинно убиенной царской семьей засвидетельствовали, что побеждать врагов Божиих можно и нужно смирением, кротостью, любовью и состраданием. Молитва за врагов - вот тот грозный меч, который разрубает пелену злобы, окутывающую сердца несчастных христоборцев. Новомученики и исповедники Российские победили. Расстрелянные и замученные в большевистских застенках, но ни на йоту не поступившиеся истинами православия, они выиграли битву за Святую Русь, за Русь небесную…

В Свято-Духовском монастыре Волгограда есть синодик, куда занесены имена священнослужителей Царицынской и Сталинградской епархии, пострадавшие в годы сталинских репрессий. Среди них значится и игуменья монастыря Павла (Липовская). Монашествующие и студенты Православного университета постоянно читают синодик и молятся о новых мучениках и исповедниках.

Епархиальная комиссия по канонизации святых, возглавляемая иеромонахом Климентом (Наумовым), собирает информацию о новомучениках и исповедниках Волгоградской области. Отец Климент и поделился с нами тем, что удалось узнать о настоятельнице Свято-Духовского монастыря игуменье Павле.

Первый арест

Пелагея Петровна Липовская родилась в семье псаломщика 26 сентября 1878 года в селе Романовка Камышинского уезда (по другим данным – в 1878 году в Саратове, также указываются и другие годы рождения: 1875, 1877). С восьмилетнего возраста, оставшись сиротой, жила и воспитывалась в Камышине у бабушки. Позже Пелагея была определена в епархиальное училище за казенный счет, где находилась до 16 (19) лет.

Работала сельской учительницей в Саратовской губернии. В 1901 году по собственному желанию она поступила в Крестовоздвиженский монастырь в Саратове в качестве «рядовой сестры» (так написано в деле). В этой же обители она проходила послушание при монастырской школе в качестве учительницы.

В 1913 году ее перевели в Царицын, где по истечении приблизительно годичного срока она была пострижена в монашество с именем Павла и выбрана игуменьей Царицынского Свято-Духовского монастыря. После закрытия монастыря игуменья Павла устроилась с другими сестрами на частной квартире в Сталинграде, добывая средства к существованию рукоделием и чтением Псалтири.

Первый раз игуменью Павлу арестовали в 1925 году. В протоколе допроса от 11 февраля 1925 т. г. еще упоминается город Красный Царицын, а место ее прописки – Саратов, но место постоянного жительства – Царицын, Донецкая, 49. В этот день она сказала следователю, что «никогда я против советской власти никакой агитации не вела и не намерена вести, так как при советской власти мне живется хорошо. Больше показать ничего не могу показание писано правильно с моих слов, в чем и подписываюсь» (протокол заполнен сотрудником ОГПУ, в конце имеется собственноручная подпись П. П. Липовской. Здесь и далее сохранены орфография и пунктуация документов).

17 февраля 1925 года на допросе игуменье Павле опять задали вопрос об агитации: «Скажите, гражданка Липовская, приблизительно в конце января месяца сего года вы, будучи в Вознесенской церкви в ожидании вечерней службы вели беседу с кучкой женщин о пришествии антихриста указывая на то, что настоящая советская власть есть власть антихриста что вы это говорили сознательно или под влиянием каких либо обстоятельств».

Она ответила: «В Вознесенской церкви я была в середине января и о пришествии антихриста я никому не говорила. Больше показать ничего не могу, показание писано правильно с моих слов в чем и подписуюсь».

Это единственные сведения по ее аресту в 1925 году, очевидно, она была отпущена из?за недостаточности доказательств об агитации против советской власти. В дальнейшем об этом деле будет упомянуто в 1927 году как о привлечении в административном порядке.

«Агитации против советской власти никогда не вела…»

Второй раз игуменья Павла была арестована 27 июля 1927 года по обвинению по ст. 58, п. 10 УК РСФСР. В анкете она указала такие сведения: место жительства: Сталинград, улица Балтийская, 53; получила среднее образование, работала учифтельницей до 1918 года, в настоящее время работает по найму.

В протоколе допроса игуменьи Павлы от 1 августа 1927 года имеется запись со слов обвиняемой: «Агитации против Советской Власти я никогда не вела и не веду. О церковных делах и вере я также ни с кем какого-бы то ни было характера, а в особенности с порицанием существующего строя не говорила. Переписки личной в этом году я не имела и не имею».

В протоколе допроса от 13 августа 1927 года есть интересные показания свидетельницы Евгении Васильевны Пономаревой, 59 лет, уроженки станицы Качалинской Сталинградского уезда, русской, малограмотной, рукодельницы, девицы, монашки до и после революции. На допросе она говорит следующее:

«Бывшую игуменью Царицынского Свято-Духовского монастыря Липовскую Пелагею Петровну я знаю приблизительно лет 15, с момента моего поступления в вышеуказанный монастырь. По ликвидации этого монастыря мать Павла – Липовская Пелагея ушла на частную квартиру, взяв с собой меня и Агнию – монашку. Эта Агния – Скитина уехала от нас на родину в 1922 году, где и умерла. Но на ее место Липовской приглашена Мельникова Мария Ивановна, монахиня – Миропия. Теперь мы живем вновь трое. Источником нашего существования является занятие по рукоделию и кто что даст. Снимаем квартиру за пять рублей в месяц, которые выплачиваем с большим трудом. В общем, живем хуже, чем жили раньше в монастыре. Но агитации, как я, а также и мои коллеги-сожительницы не ведут и не вели. Советскую власть признаем за настоящую власть. Предосудительного за матерью Павлой Липовской я ничего не наблюдала и не знаю. Затрудняюсь также сказать подробности о письме, которое было отобрано у Мельниковой Марии. Откуда она его достала и для какой цели для меня не известно. Отобранные при обыске у матери Липовской Пелагеи письма принадлежат частью ей, а частью мне».

А вот показания обвиняемой Мельниковой Марии Ивановны (62 лет, уроженки села Ерзовка Сталинградского уезда, девицы, монашки, садовницы до и после революции) из протокола другого допроса – от 28 августа 1927 года:

«Монашествую я всего около 48 лет. Пастушила в монастыре будучи 15 лет, как сирота и прибывала там в плоть до революции. Все время я находилась в дубовском Вознесенском монастыре. В конце 1924 года я переехала на постоянное жительство в город Сталинград, к бывшей игуменье Царицынского Свято-Духовского женского монастыря Липовской Пелагее (мать Павла) которую я знала хорошо. Липовская, видя мое бедственное положение, пригласила меня к себе и с тех пор я живу у нея. У нея в то время проживала монашка Помарева Евгения, которая живет и до сих пор. Средствами к нашему существованию служит наше рукоделие и пожертвования добрых людей, так как мать Павла – Липовская Пелагея имеет много знакомых. Живем мы все трое в проголодь, но на советскую власть не ропщем, хотя все?таки обидно, что на старость лет нас лишили права к возможности спокойно-беспечной жизни. Агитации против соввласти я и мои сослуживицы не ведут и ничего подобного среди населения нами не распространяется и никаких контрреволюционных действий мы не проявляем».

Трижды реабилитированная

Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ от 19 декабря 1927 года было вынесено постановление – приговорить П. П. Липовскую к лишению свободы сроком на один год, согласно ст. 6 амнистии от 06.11.1927 г. сократив срок наказания на одну четверть. Для отбывания наказания она была передана в ведение Сталинградского Губисправтруддома. По этому делу игуменья Павла (Липовская) была реабилитирована Волгоградской областной прокуратурой 30 июня 1997 года.

Третий раз ее арестовали уже в Саратове. В деле имеются такие сведения: Липовская Пелагея Петровна, 26.09.1878 г. р., уроженка с. Романовка Сталинградской области. Арестована 15.12.1935 г., осуждена по ст. 58?10 УК РСФСР 10.05.1936 г. к высылке в Казахстан сроком на три года. По этому делу реабилитирована 7 августа 1989 года.

Последний раз игуменью Павлу (Липовскую) арестовали уже после высылки в Казахстан. В деле есть такие данные: родилась в 1878 году, Сталинградский край, деревня Романовка, русская, образование среднее, санитарка, Каратасская детская поликлиника. Проживала: Южно-Казахстанская обл. (Чимкентская), Ленинский р-н, Ленинское село. Была арестована 27 декабря 1937 года Каратасским РО НКВД по ЮКО и обвинена по ст. 58?10 УК РСФСР. Приговорена тройкой НКВД по ЮКО 30 декабря 1937 года к ВМН (высшая мера наказания – расстрел). По этому делу игуменья Павла реабилитирована 7 мая 1989 года облпрокуратурой Чимкентской обл. (Указ ПВС СССР от 16.01.1989 г.)…

Хочется верить, что за молитвы святых новомучеников и исповедников Российских Господь воздвигнет в русской земле проповедников истины и любви Божией, истинных последователей Христовых.

(При подготовке публикации использованы материалы газеты «Православное слово» за июль 2015 года)