Орден за связь

  • 2
  • 3
Ветеран войны в Афганистане вспоминает события 30-летней давности. В армию Владимира Ватлина забрали весной 1982 года. Уже тогда он знал, что ему, как и многим другим парням, не избежать Афганистана, о котором хоть еще и не говорили открыто, но все уже знали.


Будучи студентом сельхозтехникума, он попал вд срочный спецнабор. Стране нужны были подготовленные парни, а у Владимира Ватлина на тот момент за плечами была школа ДОСААФ и имелся 3-й разряд по парашютному спорту.

Повестка требовала явиться ему в военкомат накануне Дня Победы. Он вспоминает, что перед отправкой в «учебку» вместе с другими призывниками успел выложить у военкомата праздничную клумбу к 9 Мая.

– Я попал в десантные войска, – говорит Владимир. – Нас направили в Прибалтику, где прошел обучение на оператора наводчика боевой машины десанта. Вскоре узнал, что нас направят в Афганистан. Тогда было негласное правило: с каждого батальона по очереди забирали до 70% солдат выполнять интернациональный долг. И как раз пришла очередь нашего батальона. И я попал в первую партию – нас сначала перебросили в Витебск, а оттуда осенью 1982 года – в Афганистан.

Знакомство со страной Владимир начал с города Фарах. Поначалу ребятам повезло, их взвод на протяжении двух месяцев охранял военных советников, в частности они отвечали за безопасность генерал-майора Ларина. «Это было самое спокойное время из службы в Афганистане, – рассказывает он, – но вскоре наш батальон начали перебрасывать с места на место и потом окончательно перевели под Кандагар в город Гиришк. Там нас «усилили» танками, гаубицами. Мы сопровождали колонны, ходили в засады, на боевые задания».

К военным будням добавлялся суровый климат, жара доходила до немыслимых пределов, и единственным спасением подчас для солдат была горная речка Гильменд. Как раз рядом с местом дислокации их батальона имелся небольшой затон, где можно было купаться без всякого риска.

В общей сложности Владимир Ватлин провел в Афганистане полтора года. Если к этому прибавить полгода службы в Прибалтике, то как раз пришло время возвращаться домой. Этой отправки ждал не он один. «Нас собрали и предложили, если хотим пораньше домой уехать, нужно выполнить дембельские работы – мелкий ремонт помещений. Где покрасить, где окошко подправить, – рассказывает он. – Если за две недели управимся, то пообещали с первой партией отправить в Союз. Мы за неделю все сделали, но в конце апреля пришел приказ все отправки отменить".

Уже в начале мая их батальон направили на боевое задание. Владимир Ватлин был связным между взводами. В одном из кишлаков, где стояли наши солдаты, пропала связь. Чтобы не обстрелять по ошибке своих, командир отправил Ватлина разобраться на месте в ситуации и восстановить связь.

– Оказалось, что у них сели аккумуляторы, – вспоминает он. – Вместе с ротным радистом мы восстановили связь, вызвали артиллерию, которая и разбомбила душманов. За эту операцию меня сразу же представили к награде – ордену Красной Звезды.

Но получил он свой орден только спустя полгода. Буквально через несколько дней на боевом задании при прочесывании кишлаков Владимир Ватлин получил ранение. Так совпало, что именно в этот день, только двумя годами ранее, он был призван в ряды Советской армии. И при иных обстоятельствах должен был быть если не дома, то на пути к нему. Но теперь солдата ждала дорога в госпиталь, где он пролежал полгода. Там же ему накануне выписки и вручили высокую награду.

В мирной жизни нашел себя легко. Сначала работал по своей сельхозспециальности, а потом его пригласил работать в систему соцзащиты старший товарищ – ветеран Великой Отечественной войны.

– Он рассудил так, – рассказывает Владимир Ватлин, – «Я фронтовик, и ты тоже прошел войну, имеешь ранение. Нам не понаслышке знакомы проблемы, с которыми сталкиваются инвалиды. Давай к нам».

С его легкой руки Владимир Ватлин трудится в соцзащите более 20 лет. Сейчас он возглавляет Светлоярский комплексный центр социального обслуживания населения. Говорит, что в работе его больше всего вдохновляет общение с людьми, особенно пожилыми, фронтовиками.

– Нас сближает запах пороха. Никаких конфликтов «отцов и детей» тут быть не может, – уверен Ватлин. – Они в Великую Отечественную были такими же мальчишками, как и мы в афганскую. Мы также защищали нашу Родину, ее южные рубежи. Вот он – Таджикистан, а уже через речку – Афганистан. И это самая ближняя точка до нашей страны, не случайно американцы хотели там разместить свои ракетные установки. А мы их опередили на 2 часа, введя войска, не дали им построить свой плацдарм. Мнений потом было много разных. Но я уверен, что то, что от нас требовали, мы сделали».

Сегодня за событиями, которые происходят в Афганистане, он уже давно не следит. Говорит, что там ничего не меняется – горячая точка никак не остывает. Хотя признается, что иногда у него возникает желание увидеть вновь те места, где ему поневоле пришлось оказаться 18-летним парнем.

Поделиться в соцсетях