Оружейных дел мастер

Оружейных дел мастер
Имени главного конструктора Игоря Гавалова не было в телефонных справочниках Волгограда шестидесятых годов. Такие люди жили и творили в обстановке строгой секретности. Но прошло время, тайное стало явью. Игоря Валентиновича помнят его товарищи, ученики, и, что очень важно, даже ученики учеников.

Два чуда техники
В 1970 году на территории полигона ВГТЗ мне как испытателю довелось быть свидетелем встречи двух изделий военной техники, которые в дальнейшем будут названы выдающимися образцами отечественного оружия. Одно – боевая машина десанта, БМД-1, творение специального конструкторского бюро спецпроизводства Волгоградского тракторного завода под руководством Игоря Гавалова, другое – пусковая установка ракетного комплекса «Точка» разработки опытно-конструкторского бюро завода «Баррикады» под руководством Георгия Сергеева. Два этих главных конструктора относятся к славной волгоградской школе конструкторов – разработчиков сложнейших систем. А двум изделиям, созданным ими, суждено было долго служить в Воздушно-десантных и Сухопутных войсках Советской, а впоследствии – Российской армии.
В конце мая 1960 года новым главным конструктором СТЗ по спецпроизводству был назначен Игорь Гавалов. В короткий срок Игорь Валентинович проанализировал проекты своего предшественника Серафима Федорова и поддержал его в идеях.
– Интересные темы! – заявил он. – Их развитие надо продолжать.
С этого момента исполнители стали часто слушать любимую фразу шефа:
«Надо сосредоточиться!»
Буквально через неделю состоялась первая встреча Игоря Гавалова с главным конструктором ОКБ-221 Георгием Сергеевым, курировавшим изготовление пускового устройства ракетного комплекса «Луна» – одной из первых отечественных ракетно-ядерных установок, предназначенных для Сухопутных войск. Они совместно обсудили состояние дел по серийному производству такой установки.
С этого момента такие совещания Гавалова с Сергеевым стали традиционными.
Какую установку выбрать?
В начале шестидесятых годов ракетостроение было отраслью самого интенсивного развития. Николай Мазуров, автор ракетного комплекса «Луна», уже имел наработки более мощной ракеты «Луна-М», которая впоследствии намного превзойдет американский комплекс «Онест Джон». Наземное оборудование для «Луны-М» создавали волгоградские конструкторы под руководством Георгия Сергеева. Как пригодились для него большегрузные носители, в том числе тот самый семикатковый «объект 910» Федорова и Гавалова!
С июля 1961 года чертежи «объекта 910» стали поступать от Игоря Гавалова к Георгию Сергееву для размещения артчасти под ракету «Луна-М». Последующие 1963 и 1964 годы были насыщены для них доведением новых разработок до серийного производства. Были спроектированы две пусковые установки – на гусеничном и колесном шасси, опытные образцы представлены на испытания. Главный конструктор Игорь Гавалов чуть ли не постоянно находился в долговременных командировка на полигонах. Изделия проходили отработку в условиях как плюс сорока, так и минус сорока градусов по Цельсию. Было выполнено почти сто пусков ракет, неудачи быстро и эффективно «лечились». Специалисты отмечали достоинства той и другой пусковой установки. Установка 9П112, на гусеничном ходу, была более устойчивой при пусках, она обеспечивала лучшую радиосвязь. К тому же в ней размещались все пять членов расчета. Пусковая установка 9П113, на колесном шасси, не имела таких преимуществ, зато оказалась более маневренной и гарантировала пробег в пятнадцать тысяч километров.
В результате оба изделия были приняты на вооружение. Но в серийное производство запустили «Луну-М» на колесном шасси, а установка 9П112 со всей документацией стала мобилизационным имуществом, запуск в серию которого предполагался в случае военных действий.
Так создавалась машина десантников
Сотрудничество Игоря Гавалова с Георгием Сергеевым продолжалось и по другим разработкам. В частности, по созданию наземного оборудования для ракетного комплекса «Темп 2С». По техническому заданию ОКБ-221 Гавалов пытался разработать двухзвеньевой гусеничный транспортер, но эти работы были прекращены, дабы сосредоточить все силы конструкторов на создании боевых машин десанта (объект 915).
Боевую машину десанта (БМД) предложил создать командующий ВДВ, Герой Советского Союза генерал- полковник (впоследствии генерал армии) Василий Маргелов.
Ряд конструкторов бронетанковой техники, представителей Генштаба и управлений Министерства обороны считали создание такой машины практически нереальным.
В СССР уже сложилась к тому времени система разработки нового вооружения и военной техники на конкурсной основе. Поэтому тактико-технические задания на разработку новых образцов получали сразу несколько КБ. В апреле 1964 г. в проработки включились конструкторские бюро Мытищинского машиностроительного завода, СКБ Волгоградского тракторного завода и Всесоюзный научно-исследовательский институт ВНИИ-100, располагавшийся в Ленинграде – головной институт танковой отрасли. Но до победного финиша, преодолев все трудности, дошли лишь наработки Игоря Гавалова.
С неба – в бой!
Поскольку заданные весовые характеристики машины были запредельными, руководитель призвал свой коллектив сосредоточиться.
Конечно, боевой машине десанта требовалось много внимания и сил. Необходимо было позаботиться о подборе кадров, о создании мощной экспериментальной базы, надо было доказать эффективность и надежность внедрения новых высокопрочных материалов. Только в годы работы Игоря Гавалова над БМД-1 при создании военной техники начали применять в массовом количестве пластмассы, титановые, алюминиевые и магниевые сплавы.
Вместе с Гаваловым работал целый отряд славных единомышленников. В их числе – Аркадий Щабалин, Владимир Серебряный, Борис Серов, Гений Недогонов, Геннадий Малякин и другие. Ради достижения цели в СКБ Гавалова были прикрыты почти все остальные разработки.
В результате этой напряженной работы в 1964 году был построен первый макет БМД-1 в натуральную величину, на следующий год – второй вариант макета, с улучшенной компоновкой. Его приняли за основу, и в тот же год был защищен эскизный проект. В 1967 году начались государственные испытания боевой машины десанта на полигонах Воздушно-десантных войск.
В 1969 году БМД-1 принята была на вооружение. А Игорь Гавалов вместе с группой разработчиков за достойный вклад в оснащение десантников стал лауреатом Государственной премии.
В 1975 году машину БМД-1 вместе с экипажем успешно декантировали с самолета, тем самым еще раз подтверждена была ее высокая надежность.
В 1971 году Игорь Гавалов вернулся в Москву, где принял участие в создании и испытании уникальных макетных образцов турбоэлектротрактора мощностью 1000 лошадиных сил, колесно-одногусеничного трактора, мобильного энергетического средства. За его уникальные технические разработки он был награжден орденом Октябрьской Революции.
Вплоть до своей кончины в 1984 году Игорь Валентинович переписывался с волгоградцами, которых уважал, любил, сотрудничеством с которыми он всегда гордился.
Досье «ВП»
Игорь Гавалов родился в городе Либава, Латвия, в 1912 году. Окончил Военную академию механизации и моторизации РККА с дипломом 1-й степени (1937 г.). Ведущий конструктор по спецмашинам ГАЗ (1941 г.). Преподаватель Военной академии Бронетанковых войск им. Сталина (1944 г.), начальник отдела Научного танкового комитета Главного бронетанкового управления Вооруженных сил. Преподавал в МВТУ им Баумана. Доктор технических наук.
Игорь Гавалов принимал участие в создании одного из первых отечественных ракетных комплексов «Луна-М», уникальной боевой машины десанта, агрегатов на воздушной подушке и других образцов военной техники.

Поделиться в соцсетях