Оставьте нас в покое

В районном поселке Светлый Яр 14 семей наотрез отказываются от предоставленного местными властями жилья в недавно выстроенном доме. Корреспондент «ВП» побывала в гостях у переселенцев, чтобы на месте выяснить причины конфликта.

Во время недавнего посещения губернатором Волгоградской области Анатолием Бровко Светлоярского района с ним встретились жители поселка Нефтяников и рассказали ему о своей проблеме. Анатолий Бровко внимательно выслушал жителей, после чего в присутствии главы администрации района и представителей СМИ заявил, что людей, у которых вполне комфортные условия проживания на старом месте, нужно оставить в покое и не вынуждать переселяться.
– После той встречи мы просто воспряли духом, – рассказывает Людмила Рысухина, одна из тех, кто беседовал с губернатором. – А через несколько дней моей семье и еще двум, живущим по соседству, пришли повестки в суд. Администрация Светлоярского поселения подала иск на наше выселение. Очевидно, наказ губернатора для них не указ, и они по-прежнему пытаются сровнять наши дома с землей. Губернатор задал вопрос нашему главе, что он хочет построить на этом месте, тот заявил, что планирует парк. Тогда Анатолий Григорьевич спросил, нельзя ли его передвинуть так, чтобы не трогать наши дома. Тот ответил, что можно. Но у нас есть подозрения, что насчет парка глава района Николай Владимирович Крутов лукавил. Скорее всего, эта земля, где есть все инженерные коммуникации, предназначена под строительство частных коттеджей. По соседству с нашими домами один участок новый хозяин уже обнес забором. А для того, чтобы все выглядело со стороны пристойно, якобы из благих намерений, наши дома администрация района задним числом, без нашего ведома признала аварийными.
Одноэтажные дома на 4 семьи были построены здесь в 1962 году. Возводились строения изначально для временного проживания работников нефтеразведки и представляли собой каркас, обшитый деревянными щитами. Но как не раз доказывала жизнь, нет ничего постояннее временного. В начале 70-х строения обложили кирпичом и провели к ним газ.
– Я живу в доме с 62-го года, – говорит Александр Яковлев, показывая нам свое добротное жилье. – Язык не повернется назвать его ветхим или аварийным. Года три назад сбросились все вместе, провели канализацию, воду. Все сделано с разрешения местных властей, с подготовкой технической документации. Наши пенсионеры под благоустройство брали ссуды в банке, потому что благоустройство стоило немалых средств. Никто в тот момент из чиновников даже не заикнулся: «Зачем вы тратитесь, вас будут сносить». Напротив, нас уверяли, что ни в какие программы по ветхости и аварийности наши дома никогда не включат, «приватизируйте и живите». И мы приватизировали вплоть до 2010 года, пока не выяснилось, что в 2006 году наши дома были признаны не пригодными для жилья, о чем мы ни сном ни духом.

По словам жильцов поселка Нефтяников, в мае 2010 года на слегка присыпанной помойке массива представители поселковой администрации провели собрание, на котором им сообщили «радостную весть» – их дома попали в программу переселения, из федерального бюджета выделены средства на строительство малоэтажного многоквартирного дома и жильцам нужно готовиться к переезду. Вопросы новоиспеченных переселенцев – кто, каким образом признал их дома аварийными и почему они узнали об этом только через пять лет, – так и остались без ответа.
Люди полагают, что включение их домов в федеральную программу сфальсифицировано местными чиновниками. Светлоярцы уже направили губернатору Волгоградской области заявление, где аргументированно доказывают свои предположения и просят главу региона провести проверку деятельности районного руководства.
– Мы получили копии актов от 2006 года лишь в 2011 году, и только после многочисленных жалоб и обращений в суд, – рассказывает Людмила Рысухина. – Наши дома вошли в эту программу на основании актов обследования межведомственной комиссии, в которую вошли должностные лица нашей администрации. Они якобы пришли к такому выводу после целого ряда экспертиз. Но как мы ни пытались получить документы, подтверждающие их проведение, все бесполезно. Мы консультировались у специалистов и выяснили, что это очень дорогостоящие исследования (порядка 100 тысяч рублей). Следовательно, в администрации Светлоярского района должны были сохраниться документы, подтверждающие оплату экспертиз. Но судя по всему их просто нет.
– Заключение межведомственной комиссии – источник всех бед жильцов этих домов, – говорит юрист Ольга Завгородняя, защищавшая в суде их интересы. – Если нам удастся в суде признать его незаконным, то вопрос о переселении будет снят. Жильцы для того, чтобы доказать свою правоту, согласны оплатить дорогостоящую независимую экспертизу. Трое семей уже ее провели, но суд счел выводы специалистов о пригодности жилья недостаточным аргументом для отмены акта межведомственной комиссии, который никакими экспертизами не подкреплен.
Примечательно, что в акте о признании домов аварийными стоят 11 фамилий, из них двое должностных лиц привлекались к уголовной ответственности за преступления с коррупционной составляющей. А одна чиновница, подписавшая документ, в суде призналась, что поставила свою подпись, не видя ни экспертиз, ни домов, просто потому, что этого потребовало руководство.
Жильцы предоставили корреспонденту «КП» копию того злополучного акта. Согласно ему в домах в 2006 году царила полная разруха – трещины в стенах, полы перекошены, дверные и оконные проемы, а также несущие конструкции сгнили… Установить это, не побывав внутри дома, просто не возможно, но никто из жильцов так не смог припомнить, что кто-то приходил к ним для осмотра жилого помещения.
– Я в 2005 году установила в своем доме пластиковые двери и окна, а мне в акте написали, что все деревянное, гнилое, просто труха, – недоумевает Людмила Рысухина. – Наверняка, не о нас заботились чиновники, им очень хотелось получить миллионы из федерального бюджета. И получили. А что они на них построили? Это же просто позорище. Одна из чиновниц при нас высказалась: «Построить-то построили, а как мы теперь туда их загонять будем?» Верное слово подобрала – «загонять».

Дом для переселенцев построили ударными темпами за 8 месяцев. В конце октября 2010 года перед первыми заморозками залили фундамент. Кирпич клали всю зиму. По словам жителей Светлого Яра, чтобы раствор не замерзал, строители подмешивали в него, не жалея, соль. По весне эта «присадка» проявилась белесыми разводами на стенах. Большим «сюрпризом» для потенциальных новоселов стали щели в палец толщиной в крыше, просевший фундамент, вода в подвале и плесень, которая украсила квартиры.  
Внешний вид здания вполне респектабельный, даже крошечные балконы не делают его хуже. «Сюрпризы» находятся внутри. Квартиры настолько малогабаритные, что невольно чувствуешь себя Гулливером в стране лилипутов. С позиции здравого смысла их планировка выглядит довольно странно. Переселенцы называют свои квартиры не однокомнатными, а «однокухонными», потому что раковина и плита отделены от жилой комнаты всего лишь небольшой перегородкой.
– Рыбу на такой кухне уже не пожаришь, – говорит Александр Яковлев. – Брызги на кровать лететь будут, и форточку не открыть, ее просто нет. Напротив плиты только дверь на балкон, а ее не откроешь, если в квартире маленькие дети.
Двухкомнатные «хоромы» мало чем отличаются от однокомнатных как по скромным габаритам, так и по планировке. Перегородки всего две – одна отделяет кухню от так называемого зала, а вторая – зал от спальни.
– У меня трое взрослых детей, у них уже свои семьи и дети. Трое внуков. Нам дают на огромную семью две комнаты по 14 кв. м. Никакая высшая математика не поможет решить задачку, как здесь разместиться, – говорит Лариса Кумратова. – Сейчас у нас общей площади 52,9 кв. метров. Тесно, но все-таки приспособились. А здесь жить мы просто не сможем.
И такие проблемы у всех жителей поселка. Администрация почему-то посчитала их площадь по техническим паспортам 1988, 1992 года, в то время как срок действия такой документации 5 лет. В результате была существенно уменьшена фактически занимаемая семьями площадь.
– Нам говорят, что этот обмен «метр в метр», – продолжает Лариса Кумратова. – Но это же ложь! Наши «аварийные» дома отделаны как игрушки, есть все условия для жизни, а здесь даже спать придется стоя, потому что по-другому не получится. Если человека похоронить 5 кв. метров выделяют, заключенному в камере 3,5 квадрата, а на членов нашей семьи выходит меньше 2 кв. метров…
Пока мы осматривали дом, в который вынуждают переселиться людей, к нам постоянно подходили жаловаться новоселы. «Дитя Сталинграда», ветеран труда Сабир Шамильевич Абдрашитов проживает здесь с мая.
– Замерзаем… Я уже устал ходить в управляющую компанию, – говорит он. – Они только отмахиваются: дом не принят, схему мы не знаем. В одних квартирах есть отопление, в других нет. Жаловаться бесполезно, а платить будем по полной программе…

В поселковой администрации корреспондентов «ВП» встретили, мягко говоря, недружелюбно. В приемной главы Светлоярского района нам посоветовали обратиться с нашими вопросами к заместителю главы администрации Евгению Уйменову. Поскольку попали в обеденный перерыв, мы расположились у двери чиновника и стали ждать. Время шло, но чиновник не появлялся. Рядом в бухгалтерии три дамы пили чай; пожелав приятного аппетита, я представилась, объяснила, по какому вопросу я здесь, и спросила, появится ли сегодня на своем рабочем месте господин Уйменов. Мне вежливо ответили, что должен прийти, и объяснили, где я могу поставить печать в командировочном удостоверении. Одна из дам – заместитель главы администрации Наталья Елгина, которая в курсе конфликта в Нефтянике и не раз, по словам жителей, «отфутболивала» их из своего кабинета. И пока я оформляла командировочные документы, Наталья Петровна дала волю своему негодованию. Не заметив нашего фотокорреспондента, она выдала тираду, суть которой такова: «ездят тут всякие», и в довершение ко всему отзвонилась Уйменову и посоветовала ему… не появляться на работе. При таком раскладе мы приняли решение потревожить саму госпожу Елгину. 
С порога она заявила, что комментировать ничего не будет. Ситуацию с жителями мятежного поселка Нефтяник она категорически отказалась признать конфликтной. По мнению чиновницы, «она рабочая, и все трудности исправляются». Проект дома Елгина тоже считает вполне удачным и не видит ничего странного в том, что кухня не отделена от жилой комнаты, да и площадь такая, что людям просто негде разместиться. Наталья Петровна назвала проект «креативом эконом-класса». И все, что мы считаем не пригодным для проживания, является нашим субъективным мнением. А если бы мы были не журналистами, а строителями, то смогли бы оценить все достоинства новых квартир. При этом чиновница многозначительно подчеркнула, что Ростехнадзор все нужные бумаги подписал, а значит, с домом все в порядке. И дед, который замерзает в новом доме, – «субъективное мнение журналистов». По данным самой Елгиной, «в доме тепло, и не на что жаловаться». Но в разговоре Наталья Петровна все-таки неожиданно признала, что жалобы от жильцов поступают, но управляющая компания все недоделки устраняет.

14 семей поселка Нефтяник намерены бороться за свои «ветхие» дома до последнего. Побывав в крошечных квартирах, которые им предлагают взамен старого жилья, мы их поняли. Очевидно, что люди не капризничают и не шантажируют местные власти: «Дайте квартиру на солнечной стороне с видом на море из окна». К слову, вид из окна новостройки для переселенцев впечатляет. Из него хорошо видно, как по соседству с домом эконом-класса растет особняк, который, по словам светлоярцев, строит глава администрации района. Судя по масштабам строения, у «слуги народа» в отличие от жителей поселка проблем с теснотой в комнатах не возникнет.

Пока материал готовился к печати, поздно ночью 6 ноября отзвонились жители поселка Нефтяник. Горел один из домов. Жильцы этого дома съехали, все коммуникации были давно отрезаны. Поэтому версии о замыкании электропроводки или утечки газа, по их мнению, несостоятельны. Кроме того, в соседних домах слышали, как к дому подъехала машина, после чего раздался хлопок, и через секунды весь дом оказался объят пламенем. Лишь чудом соседние жилища уцелели и никто не пострадал. Прибывшие пожарные тушили здание до трех часов ночи. По словам жильцов, пожарные склоняются к версии поджога, но, скорее всего, дело не будет возбуждено. Балансовая стоимость сгоревшего дома – 0 рублей 0 копеек, а то, что пламя могло легко перекинуться и на жилые здания, стоящие поблизости, похоже, никого не волнует. Поэтому люди намерены организовать ночные дежурства.