Отечественные швеи спасают репутацию китайских производителей

Встречают по одежке – народная мудрость с годами не стареет. К счастью для тех, кто занимается пошивом одежды. Хотя сейчас таких все меньше и меньше. Индпошив, как его раньше называли, стал очень дорогим удовольствием. К тому же обновку можно легко купить на рынке или в элитном бутике – кому где кошелек позволяет.

Казалось бы, в такой ситуации ателье по пошиву одежды, особенно на селе, должны приказать долго жить. Но они, как ни странно, функционируют и даже весьма востребованы. В этом лично убедилась корреспондент «ВП», поработав день в таком ателье в Киквидзенском районе.

Последние из могикан

…Ателье совсем маленькое – в нем трудятся всего две швеи Нина Денисова и Валентина Медведева. Валентина Яковлевна за швейной машинкой больше двадцати пяти лет, а Нина Васильевна – вообще свыше сорока! «Столько, – смеются женщины, – не живут, сколько мы работаем!».

Они – «последние из могикан». А ведь в советские времена в Киквидзенском районе был большой швейный цех, только одних швей работало около сорока!

– Франтих, что ли, в районе было так много? – удивляюсь я. – Или в магазинах одежды не достать?

– Нет, и одежда в магазинах в то время была, и я не помню, чтобы у нас кто-то супермодничал, но в швейном цехе работы всегда было выше крыши, – рассказывает Нина Васильевна. – В селах работали комплексные приемные пункты, и люди могли заказать себе любую вещь, вплоть до ситцевых халатов. И заказывали. Это же очень дешево тогда было, даже сельскому жителю по карману.

Но со временем КПП тихо почили в бозе, а от самого швейного цеха остались, как говорится, ножки да рожки. В 90-е годы, вспоминает приемщица районного Дома быта Людмила Скворцова, она, закройщик, и швеи сидели без работы, целыми днями разгадывая кроссворды. Многие тогда ушли – из цеха и из специальности.

Думали киквидзенские швейники, что совсем смерть их цеху настала. Но на должность начальника районного Дома быта назначили молодого выпускника Московского кооперативного института Руслана Ахмедханова – и дела, неожиданно для самих швейников, стали поправляться. Новый начальник привозил из Волгограда ткани, появились заказы, и на кроссворды времени уже не оставалось. Однако только швейники духом воспряли, как их начальника поставили руководить районным потребительским обществом. И снова «швейка» начала хиреть. Через несколько лет местная «бытовка» оказалась в таком грустном состоянии, что районные власти, чтобы ее спасти, передали Дом быта местному потребительскому обществу. В качестве, так сказать, социальной нагрузки.

– Для нас это была большая радость! – утверждает Людмила Юрьевна. – Мы были уверены: Руслан Вагабович нам умереть не даст!

И не ошиблись. Райпо сделало в Доме быта, который стал теперь кооперативным, ремонт, организовало обслуживание по всем социально значимым видам бытовых услуг. Для швейников было приобретено даже новое технологическое оборудование. И вот уже несколько лет они, по их словам, как у Христа за пазухой. Заказов – снова выше крыши.

– Соседи удивляются: чего это мы с Ниной Васильевной большие сумки каждый день домой носим? А это мы работу на дом берем, потому что не успеваем. Дома распарываем и сметываем, а затем в мастерской сострачиваем, – объясняет Валентина Медведева.

Брюки длинные, расценки короткие

Индпошивом как таковым мастерская уже давно не занимается – этот вид деятельность сегодня считается производством, и налоговые ставки на него установлены такие немаленькие, что ни сельским швеям, ни самому райпо не потянуть. А вот ремонт швейных изделий востребован. Уже в первые полчаса моей «трудовой деятельности» в мастерской сюда пришли шесть человек с заказами. Кому брюки укоротить, кому в куртке молнию заменить, кому блузку подрезать. А одному молодому мужчине срочно понадобилось отреставрировать российский флаг. Швеям с флагами дело иметь не впервой, к таким «политзаказам» они уже привыкли. Среди их постоянных клиентов – районная администрация (флаг на здании надо регулярно приводить в порядок), а также бывшие десантники и прочие граждане, не забывшие годы службы в армии. На День ВДВ и другие праздники любят они с ветерком и обязательно с флагом прокатиться по райцентру. А потом несут его в мастерскую как не выдержавшего испытанием времени.

Кстати, самый выгодный заказ для швей – укоротить брюки. Работы почти нет ничего – обрезать и подшить, а цена – от 110 до 140 рублей в зависимости от плотности ткани и наличия или отсутствия тесьмы. А самый невыгодный – укоротить рукава. Возни с ними бывает много, а расценки низкие. За рабочий день можно шесть пар брюк укоротить или рукава у одного изделия. Почувствуйте, как говорится, разницу.

Работаем на имидж Китая

Швеи принимают очередной заказ – надо заменить «молнию» на зимней куртке. Внимательно осматривают вещь и ругаются: руки оторвать бы тому, кто это шил.

Руки оторвать пришлось бы, наверное, большинству представителей легкой промышленности Китая. Вещи китайского производства, купленные местным населением на рынке, прямым ходом попадают в швейную мастерскую. Причем многие из вещей такого качества, что даже у многоопытных швей глаза на лоб от изумления лезут. У брюк одна штанина длиннее и уже, чем вторая. На кривые строчки без слез не взглянешь. Нитки зачастую прелые, и буквально после недельной носки обновка расползается по швам. Или не по швам, а рядом – ткани, видимо, тоже не первой молодости, годами где-то лежавшие. Порой замена банальной «молнии» превращается в полную переделку вещи – отпорол «молнию» – и все «поползло».

– Однажды мы не выдержали и подошли на рынке к торговцам одеждой, – рассказывает Валентина Медведева. – Ребята, – просим, – вы уж передайте тому, кто все это шьет, что так не делается! Есть же какие-то швейные ГОСТы, нормативы, а то, что шьют они, – это же ни в какие ворота! Осточертело спасать деловую репутацию китайских производителей. Хотя, кто знает, если бы не они, может, мы вообще без работы сидели бы…

Ну, без работы бы не сидели. Местные жители хоть и не китайцы, но новые вещи портить тоже большие мастера. То рвут их в совершенно непонятных местах, то «молнии» ломают. Но главная проблема киквидзенцев – рваные карманы. Швеи каждый раз изумляются: чего они в этих карманах носят? Гвозди, что ли, килограммами?

Конкурентов нет, учеников – тоже

Поскольку Новый год на носу, для придания праздничного настроения меня нарядили в веселенькую шапочку с надписью «Ищу Деда Мороза» и вручили какое-то платье, претендующее на гордое звание вечернего и явно китайского производства, судя по обработке швов. Здесь было все – бархат, кружева, тафта. На мощные бедра владелицы платье не налезало, а потому его надо было распороть и заменить бархат трикотажем. Эх, пороть – не шить, это я запросто! И с энтузиазмом взялась дербанить будущий праздничный туалет.

Нина Васильевна и Валентина Яковлевна со спортивным интересом наблюдали, когда же я «сдуюсь» – возни с этим платьем было много. Но я стойко держалась, поскольку шить на самом деле люблю.

– Если бы, – говорю им, – не подалась в журналистику, то точно стала бы швеей. Очень нравится этот монотонный, кропотливый труд.

«Коллеги» смотрят на меня с явным одобрением и вздыхают: вот им бы в Киквидзенский район таких. Сегодня они, по сути, одни работают на ремонте одежды, а уйдут на пенсию – вообще никого не останется. Конкурентов у них нет – даже нелегально индпошивом и ремонтом одежды в райцентре никто не занимается, учеников – тоже. Приходили как-то девчонки, день-два посидели за машинкой, носом покрутили и ушли – скучно, совсем не денежно и очень ответственно. Швей, если что не так, клиенты жалобами и претензиями изведут. Кто и сам шить не умеет, все равно поучить норовит. А если приносят вещь дорогую переделать, ну, типа шубки из натурального меха, то мастера за нее и браться бояться. Если что – не расплатятся ведь. Зарплата у них – парикмахерам не чета.

– Почему парикмахерам-то?

– Ой, так мы всю жизнь парикмахерам завидуем! – признаются мастерицы. – И работают они без брака – волосы отрастут, и на одного клиента максимум полчаса уходит, и зарплата приличная. А мы даже если план перевыполним, то все равно не зашикуешь. Когда для себя последний раз шили – уже и не помним.

– Сапожник, выходит, без сапог?

– Как всегда. Вообще страшную вещь хотим вам сказать: модой мы не интересуемся. Некогда ею интересоваться. Мы целый день с этими брюками, куртками, карманами, молниями… И кто самый модный в нашем райцентре, тоже не знаем: приходим на работу – еще темно, уходим – уже темно…

А с тем злосчастным платьем я таки справилась. Почти два часа на это ушло. В качестве премии меня напоили чаем и пригласили приехать еще. Модницы в Киквидзенском районе все-таки не перевелись. Так почему бы их не порадовать?..

DNG