Парень из кантона Эрленбах

  • Парень из кантона Эрленбах
  • Парень из кантона Эрленбах
  • Парень из кантона Эрленбах
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года все немцы, проживающие в районах Поволжья, подлежали немедленной депортации.

Полмиллиона поволжских немцев ждали тяжелые работы на лесоповале и в угольных шахтах. Было введено ограничение на службу российских немцев в Красной Армии. И все?таки тысячи немцев, меняя фамилии, вливались в ряды защитников Родины. Рассказ об одном из них мы и предлагаем читателям.

Загадочный майор

– С немцами буду говорить я, – предупредил партизан-разведчиков высокий тридцатилетний блондин с погонами майора вермахта. – Будьте наготове. Стрелять только по моей команде!

Разведчики незаметно подкрались к военной комендатуре и ворвались в кабинет коменданта, где, кроме него, находились еще четыре офицера. Комендант, вскочив со стула, растерянно смотрел на господина майора. «Руки вверх! – скомандовал незнакомец по?немецки. – Сопротивляться не советую!»

Разведчики направили на гитлеровцев «шмайссеры», ожидая команды. Но тут увидели в окно машину с солдатами вермахта. Оставив офицеров комендатуры под прицелом разведчиков, «майор» выбежал на крыльцо и поднял руку. Машина остановилась. Обер-лейтенанту «майор» приказал пройти в комендатуру. Солдаты, однако, почувствовали подвох.

Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы не находчивость «майора». Он сбежал с крыльца и прокричал: «Мы окружены партизанами! Советую сдаться, кровопролития не избежать». Приказной тон незнакомого майора, его рыцарский крест на шее, а также слово «партизаны» подействовали на солдат магически. Высыпав из машины, они побросали автоматы на землю…

Командир партизанской бригады долго не мог прийти в себя при появлении в лесу машины с пленными гитлеровцами. Все прояснилось, когда из кабины вылез «майор».

– Роберт, чертушка, как тебе это удалось? – не сдержал эмоций командир. – И что я с ними… буду делать?

Пленных партизаны допросили и отвели в сарай. Только фашистский комендант села Малый Букрин за жестокую расправу над партизанами и местными жителями был расстрелян на месте.

Путевка от маршала Блюхера

Пришла пора представить дерзкого «майора». Долгие годы бдительные товарищи из органов вымарывали его имя из публикаций о боевых операциях партизанской дивизии Ковпака. Помог пролить свет на его яркую судьбу мой бывший однокурсник, немец Поволжья Петр Хофман.

Роберт Клейн, 1913 года рождения, уроженец поселения Миллер бывшего Эрленбахского кантона, что в 60 километрах от Камышина. Его предки прибыли на берега Волги из Германии в 1762 году по Манифесту Екатерины Великой, милостиво разрешившей своим соплеменникам осваивать пустующие земли. В одной из живописных волжских колоний и проживала до войны многодетная семья Клейнов.

В 1931 году Роберт окончил с отличием автомеханический техникум в Марксштадте. Через год, в 19 лет, добровольцем ушел в армию и был зачислен в Краснознаменную Дальневосточную армию Блюхера. Молодого смышленого немца, мастера на все руки, заметили сразу. Однажды на пустынной дороге красноармеец Клейн помог исправить заглохший автомобиль самого командарма. Маршал Блюхер не забыл своего спасителя, ему присвоили звание старшины и направили на учебу в Ульяновское бронетанковое училище. Закончив его с отличием, Роберт Клейн стал командовать взводом на Украине.

Осенью 1938 года старшего лейтенанта Клейна неожиданно арестовали по обвинению в участии в антисоветском заговоре, который якобы возглавлял «враг народа» Блюхер. Однако при тщательном рассмотрении дела обвинение посчитали абсурдным.

В 1941 году командир роты Клейн принял свой первый бой в районе Белой Церкви. Потом были горькое отступление, оборона Киева.

В обличье офицера вермахта

Он совершил свой первый подвиг, вызвавшись пойти за «языком» – пригодились природное знание немецкого языка, а также опыт войсковой разведки. Вместе с десятком бойцов, одетых в трофейные маскхалаты и пилотки, Клейн ночью переправился через Днепр. Благополучно миновав передний край обороны, разведчики подкрались к блиндажу. На окрик часового Роберт представился офицером штаба. «Ты что, оглох, скотина?!" – рявкнул он на часового, заметив нерешительность солдата.

Через несколько секунд, оглушив часового, разведчики ворвались в блиндаж. Захваченных офицеров доставили в штаб. То, что те рассказали, в корне меняло планы советского командования.

Капитана Клейна за эту дерзкую вылазку представили к ордену Ленина. Но награду он так и не получил – из Москвы в войска поступил секретный приказ изымать из рядов РККА всех военнослужащих немецкой национальности: Сталин считал, что они могут стать «пятой колонной» для наступающих гитлеровских частей. Клейна спасло от отзыва из армии лишь то, что войска фронта попали в окружение.

При попытке прорыва Клейн был тяжело ранен, его укрыли в сарае украинские крестьяне. Когда рана зажила, Роберт и еще несколько прятавшихся там красноармейцев стали искать связь с партизанами. Помог случай: в соседнем селе остановился на постой немец-автомеханик, получивший направление в Переяславль. Роберт втерся к нему в доверие, мол, он – фольксдойч, сбежал из армии и спасается от комиссаров, пытающихся отправить его в Сибирь.

Когда после многочисленных тостов за фюрера автомеханик и приютивший его полицай заснули, Клейн ликвидировал обоих. Переодевшись в форму автомеханика, наутро он явился в гебитс­комиссариат. Там его радушно встретил сам начальник комиссариата, пожаловавшись, что половина машин в гараже неисправна. Роберт быстро привел все машины в порядок и стал желанным гостем господина майора. Тот вскоре назначил его начальником гаража.

Немало времени ушло у Роберта на поиск связи с партизанами. Где их найти, подсказал ему сам фашистский полковник – мол, никак не можем выкурить партизан из соседнего леса. Взяв выходной, на «опеле» Клейн выехал на разведку. Покружил по соседним селам, не раз заезжал в лес и, уже отчаявшись найти партизан, был внезапно ими же обстрелян.

Доставив Роберта в отряд, партизаны решили, что он к ним заслан немцами. Дело уже шло к расстрелу, но командир остановил партизан: «Пусть начальник немецкого гаража сам и спалит его». Клейн сделал это, да еще пригнал в лес двенадцать машин…

«Посланец Гудериана»

Так капитан Красной Армии Роберт Клейн стал своим в партизанском соединении легендарного Ковпака. Он возглавил группу, действующую под видом немецких военнослужащих. Им удалось захватить автомашину с фашистским полковником-генштабистом, присланным на Украину с важным поручением. Так у Роберта появилась форма, в которой он мог проникать во все штабы. А заодно – новенький «вальтер» с дарственной надписью самого Гудериана.

Во время рейда ковпаковцев по польской земле группе Клейна удалось взорвать Дом отдыха для высших офицеров вермахта вместе с его обитателями. Но при возвращении на базу группа попала в засаду, Клейн был тяжело ранен. Уже в госпитале он узнал, что указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1944 года он удостоен звания Героя Советского Союза.

О дерзком партизане, действующем под видом офицера генштаба, вскоре стало известно в Берлине. Ориентировка на него, подготовленная абвером, к счастью, не дошла до войскового соединения вермахта, с боями отходившего за Днепр.

К коменданту переправы через Днепр, на которой скопились сотни немецких танков и тысячи солдат, подъехал роскошный «опель-адмирал». Водитель в форме фельдфебеля услужливо открыл дверцу машины полковнику с рыцарским крестом на груди.

«От имени фюрера приказываю вам немедленно прекратить отход и закрепиться на берегу Днепра», – скомандовал Клейн. Комендант усомнился в полномочиях незнакомого полковника и тут же был застрелен им в упор. «Это ждет каждого, кто не исполнит приказ фюрера!» – обратился Роберт к офицерам. Он не спешил опускать пистолет в кобуру, чтобы все увидели серебряную пластинку с дарственной надписью самого генерал-инспектора бронетанковых войск вермахта Гейнца Гудериана.

Офицеры кинулись выполнять приказ, хотя и считали его безумием. Они не знали, что засевший неподалеку в овраге партизан-радист по сигналу Клейна вызвал для бомбовых ударов советскую авиацию. Через небольшое время гитлеровских войск на берегу Днепра не стало…

В освобожденную Варшаву в ходе наступления Роберт Клейн вошел, уже будучи начальником разведки партизанского соединения, но вновь был тяжело ранен.

Виноваты, потому что немцы

Война для Роберта на этом завершилась, но на свою малую родину, в нынешний Камышинский район, Клейн не вернулся. Да и возвращаться ему было некуда: Республика немцев Поволжья, где он родился и жил, была упразднена в августе 41?го, всех немцев из нее выселили в Сибирь и Казахстан.

Роберт выбрал для жительства Орел, где никто не мог знать о его личной трагедии – трагедии русского немца, лишенного крова. Там Клейну поручили заведовать автотрестом, а большего ему и не было нужно. Мало кто знал даже в самом тресте, что руководит им Герой Советского Союза! Таким скромнейшим человеком Роберт Клейн остался в памяти орловчан. Единственное, о чем он попросил в последние минуты своей жизни, – не указывать на надгробной плите, что он Герой Советского Союза.

Надо добавить – не только Роберт Клейн, но также множество других советских граждан немецкой национальности в годы войны сохранили верность советской родине. Тысячи поволжских немцев сражались с фашизмом в армии, в подполье, в партизанах, скрыв от дотошных особистов свою национальность и сменив фамилии. 11 немцев Поволжья стали Героями Советского Союза. Но их могло быть в разы больше, поскольку в то время представления к высшей награде на граждан немецкой национальности «заворачивали» особые отделы. И их, представленных к наградам, ждали вместо них лагеря ГУЛАГа либо Трудовая армия, лесоповалы и рудники…

Фото атвора.

Поделиться в соцсетях