Павел Басинский: «Не желаю себе умереть в Париже»

Родившийся во Фролово, Павел Басинский много лет живет в Москве. Известен наш земляк стал как автор ряда успешных литературоведческих трудов, за один из которых – «Лев Толстой: Бегство из рая» – в 2010 году стал лауреатом Национальной литературной премии «Большая книга». Сегодня Басинский востребован так, что я со своим интервью еле вписалась в его график. Сначала писательские встречи в Кракове, затем Дни Шолохова в Вешенской, далее книжная ярмарка в Нью-Йорке, а потом сразу в Иркутск, выступать и встречаться с людьми. «Я люблю ездить, – признается Басинский. – Гораздо больше, чем писать. Как говорит мой друг Захар Прилепин: «Я не люблю писать, я люблю хорошо жить. Но чтобы хорошо жить, надо хорошо писать».

Нет реки красивей Волги
– Павел Валерьевич, нередко чтобы «привязать» человека к той местности, откуда он родом, говорят что-то типа: «У него настоящее сибирское здоровье». Есть в вашем характере, стиле жизни, поведении что-то такое, что вы считаете истинно волгоградским?
– Конечно! Я прожил в Москве уже больше 30 лет, но никогда не считал и уже не буду считать себя настоящим москвичом. Я по природе своей волжанин. Мне повезло, я много полетал по миру, был на всех континентах, кроме Австралии, и видел все океаны и моря, видел очень много рек. Лучше воды, чем в Волге, нет нигде! И более красивой реки я нигде не видел. И потом Волгоград ведь очень простой город по своей архитектуре, потому что весь строился после войны. Поэтому я, как ни странно, бесчувственен к архитектурным красотам Парижа, Рима, Праги. Я люблю не камни, не дома, музеи, а люблю людей, новые лица, нравы. И – ландшафты. Наверное, это как-то отражается на моем стиле поведения: я равнодушен к изыскам в одежде, не люблю «сложных» светских разговоров... Дачу себе я купил в Конаково Тверской области, потому что там Волга. Но, конечно, с Нижней Волгой не сравнишь.
– Вспомните самые яркие впечатления детства?
– Я каждое лето проводил на юге Волгоградской области в Абганерово, где мой дед по матери, Николай Дмитриевич Зайцев, был председателем крупнейшего колхоза, знаменитого на всю область, да и на всю страну. Он сильно на меня повлиял своим характером, своей личностью. Это был очень крупный и заметный человек, отличный хозяйственник и в то же время замечательный семьянин, добрый, любящий своих дочерей, внуков, внучек, как и его жена, моя бабушка, великая хозяйка. Это те люди, которые определяют тебя на всю жизнь. Гораздо больше, чем тридцать лет жизни в Москве.
– Недавно отпраздновали 9 Мая – особый день для нашей страны и, конечно, для Волгограда. Была ли мысль написать серьезный труд на военную тематику?
– Я недавно в «Российской газете» опубликовал небольшую повесть на основе писем с фронта моего деда по отцу, Павла Григорьевича Басинского, моей бабушке, Нине Степановне Басинской. Дед погиб в Крыму во время страшных боев в 1942-м. Поражают его письма, в которых он, буквально под пулями и разрывами снарядов, прыгающим почерком пишет моей бабушке. И вот главная его забота: сыты ли дети, хорошо ли ей живется, хватает ли денег? Но что меня больше всего потрясло: он просит ее вернуть государству ту, на его взгляд, лишнюю часть, которую она получила по аттестату как жена офицера. «Не надо обманывать государство», – пишет он. А сам на волосок от гибели и скоро погибнет. Вот такие люди могли спасти страну! А что сейчас? Иногда даже страшно становится...
В «сетературу» не верю!
– Насколько сильно Интернет изменил серьезную литературу?
– Интернет – это уже не мода, а новые условия жизни. Каждое утро я начинаю с того, что читаю электронную почту и просматриваю новости, но при этом принципиально не участвую в социальных сетях. Я не понимаю прелести этого группового общения. Интернет меняет не литературу, а способ ее функционирования. Особенно у нас, где все книги и фильмы скачиваются пиратским способом. Я не верю в какую-то особую «сетературу», то есть литературу, которая возникает исключительно в Интернете. В основном все это словесный мусор и графомания. Для хорошей книги нужна долгая работа, нужен редактор, корректор, дизайнер обложки. Я в этом смысле консерватор.
– А есть ли для вас разница, с какого носителя читать текст?
– Для меня есть. Я принципиально не покупаю ридер и, наверное, никогда не куплю. Для меня книга существует только в бумажной версии. Я ее должен держать в руках, листать, черкать карандашом и т. д. Но я вполне понимаю молодежь, которая не желает таскать с собой эти тяжелые тома и читает с ридера или с компьютера. Я не против «электронной книги». Но пусть она сначала станет книгой: пройдет издательский процесс. А так, это просто текст на экране, а не книга.
Зачем ушел старик?!
Как вы работали над книгой о Толстом: занимались в архивах, беседовали с исследователями, с потомками?
– Материал я собирал много лет, а книгу писал один год. Я знаком с потомками Толстого: с Владимиром – директором «Ясной Поляны», с Петром – телеведущим, Феклой и другими. Это замечательные и очень интересные люди. Порода в них сразу чувствуется. Я каждый год по 2-3 раза бываю в Ясной Поляне и обожаю это место. Собственно, толчком к написанию книги и был вопрос, который меня лично волновал: зачем старик ушел из такого прекрасного места?! В архивах я работал, но не много. Архивная работа – это совершенно особая сфера деятельности. Архивисты – это те, кто находят и публикуют неизвестные материалы, комментируют, проводят текстологическую работу. Обычный человек даже не сможет прочитать рукопись Толстого, потому что у него был чудовищный почерк, который никто, кроме его родных, не понимал.
– Над чем сейчас работаете?
– Сейчас я заканчиваю книгу об очень серьезном конфликте между Львом Толстым и русским святым отцом Иоанном Кронштадтским. По сути, это параллельные биографии Толстого и Кронштадтского, двух врагов и двух самых популярных людей своего времени. Если говорить шире, то это книга о конфликте Толстого и православной церкви. Когда я начинал работать над ней, еще не было всех этих скандалов с PUSSY RIOT, с Всеволодом Чаплиным. И вообще конфликт церкви и светского общества еще не принял такую жесткую форму, как сейчас. Многие просто не знают, что это не сегодняшний конфликт. Он объективно созрел к началу ХХ века, но советская власть его как бы «заморозила». А сейчас, когда церковь вновь набирает силу, этот конфликт «разморозился». Так что моя книга вдруг оказалась актуальной. Вернее, я надеюсь, что она будет актуальной. Кроме того, это удивительно пронзительная история жизни двух по-разному веровавших людей, двух русских гениев, которые не понимали друг друга. В этом ужас России – мы не понимаем и не любим друг друга!
Неразменный тугрик
– Можно ли было самореализоваться в родном регионе, или для этого необходимо перебираться в столицу?
– Реализоваться творческому человеку по-настоящему можно только в Москве, увы! Но для этого сегодня не обязательно жить в Москве. Сейчас среди писательских суперзвезд пермяк Алексей Иванов и нижегородец Захар Прилепин. Но печатаются они в Москве. Так в России было всегда. Писатели рождались в провинции, печатались в столице, а умирали иногда в Париже. Но последнего я себе не желаю.
– Есть ли у вас талисман «на удачу»?
– Ладно, поделюсь сокровенным (шутка!). Я всегда ношу в портмоне мелкую иностранную монетку, чтобы «деньги водились». Почему иностранную? Потому что не потратишь. Это такая русская вера в «неразменный рублик». Я не жадный на деньги и легко с ними расстаюсь. Но без них тоже плохо. Начинаешь много о них думать, где достать и так далее.
– Есть ли у вас – во внешнем виде или в поведении – какие-то особые фишки, которые являются вашей визитной карточкой?
– Раньше это были густые черные усы. Сейчас они седеют, и я стараюсь делать их менее пышными и заметными. Еще я люблю хорошие легкие и теплые свитера. Почти никогда не ношу костюм, только на те церемонии, где без него нельзя.
– Как часто приезжаете в Волгоград, с кем из родственников не теряете связи и что от приезда получаете?
– Последнее время редко бываю, к сожалению. Мама приезжает к нам часто и кормит так вкусно, что после ее отъезда мы немножко унываем. Младший сын каждое лето проводит у нее в Волгограде. Так что связь не теряем.
Наше досье
Па?вел Баси?нский (родился 14 октября 1961 года) (19611014) – российский литературовед и литературный критик. Член Союза российских писателей, академик Академии русской современной словесности, входит в постоянное жюри премии А. Солженицына. В 1993 году вышла первая книга Басинского: сборник статей и рецензий «Сюжеты и лица». В соавторстве с Сергеем Федякиным написал книгу: «Русская литература конца ХIX – начала XX века и первой эмиграции». Лауреат премии «Антибукер» в номинации «Луч света». В настоящее время работает литературным обозревателем «Российской газеты». Выведен Виктором Пелевиным под именем Бисинский в романе Generation П. Под именем Павло Басиня фигурирует в повести Владимира Сорокина «День опричника». В свою очередь, Басинский изобразил Пелевина в своем «Русском романе» как модного писателя Виктора Сорнякова, автора романа «Деникин и ничто».