Пережить зиму

Каждую зиму в Кировский район Волгограда стекаются десятки людей, не имеющих крыши над головой. Одни находят приют на одну ночь, другие – на долгое время. Здесь они могут рассчитывать на ночевку, чистую постель, бесплатную еду и помощь специалистов.

Была бы крыша над головой

Информацию об этом учреждении бездомные люди узнают через «сарафанное радио» от товарищей по несчастью. Желающих попасть сюда – выше крыши. Особенно зимой. Бывает и такое, что просто не хватает коек, и люди размещаются на стульях в комнате отдыха. А куда идти ночью в мороз?

Рано утром постояльцы Кировского комплексного центра по оказанию помощи лицам без определенного места жительства потихоньку расходятся кто-куда. Самые счастливые – на работу или калымы, остальные – коротать день до вечера.

– Ходим от остановки к остановке, греемся у входа в магазины, – говорят они. – При температуре до -10 градусов можно пережить день на улице. А когда холодает до -15, начинается паника, где согреться?

Есть и везунчики, которые могут остаться в центре временного пребывания днем, потому что нашли здесь не только и приют, но и работу.

Мы заходим внутрь. Все имеющиеся площади заняты двухъярусными кроватями. Пожилой мужчина поправляет простыню на одной из них. Евгений Иванович из тех, кто живет и работает в центре. История его проста и похожа на сотни других – работал шофером на заводе, а после смерти родителей стал жертвой «черных» риэлторов. Из трехкомнатной квартиры в Краснооктябрьском районе его с вещами перевезли в Береславку, где уже жили такие же, как он, горе-жильцы. Он было бросился правду искать, ведь обманули, звонил в дверь прежней своей квартиры, ночевал в подъезде и под окнами.

– А что толку! – говорит он. – Соседи мне дали адрес ночлежки. С тех пор я тут. А сколько, уж и не помню. Здесь мне помогают, на работу вот приняли. Дворником. Человеку много не надо – была бы крыша над головой…

Под силу только сельской женщине

В Кировском комплексном центре по оказанию помощи лицам без определенного места жительства люди в трудной жизненной ситуации могут оставаться до полугода.

– Мы их держим до тех пор, пока не разрешим их проблемы, – говорит директор центра Олег Шарашкин. – Восстанавливаем документы – паспорт, военный билет, трудовую книжку, подтверждаем их образование. За это время с ними проводят реабилитационные мероприятия психолог, медик. Также при взаимодействии с центром занятости населения готовим человека к трудоустройству и пытаемся решить вопрос с жильем.

Последний – один из наиболее сложных. Социальное жилье получить этим людям почти невозможно, поэтому специалисты делают все возможное, чтобы соединить постояльца ночлежки с родственниками. И это порой удается. За последний год было четыре случая, когда бывшие жены забирали мужчин под свою крышу. Но на этот подвиг шли исключительно сельские женщины. По словам Олега Шарашкина, в городе такие случае невозможны: если супруга выгнала мужа из квартиры, то его туда уже не вернуть.

– Мужчин среди нашей клиентуры значительно больше, – говорит он. – По прошлогодней статистике их было 80%. Но мужчины быстрее возвращаются к нормальной жизни.

Это он объясняет тем, что мужчины по своей натуре, как собаки, поддаются дрессировке. Их проще уговорить, завлечь, а вот с женщинами – тяжелее. Привязанность к пороку у дам сильнее, но и выживаемость больше. У мужчины средняя продолжительность жизни на улице в среднем 5-6 лет, а женщины и до 10 лет живут.

Отношения на честном слове

Вторая острая проблема людей, оказавшихся на улице, – отсутствие работы. Так как у них нет постоянной прописки, то трудовой договор с ними работодатели не спешат составлять.

– Раз в год в течение определенного времени ты можешь здесь жить бесплатно, – объясняет правила постоялец с двухлетним стажем Сергей. – Потом ночевка обходится в 6 рублей в сутки. Сумма символическая, но и ее нужно заработать, а еще на еду. Нашего брата работодатель не сильно жалует, штамп регистрации «ул. Бородинская» (адрес ночлежки) говорит за тебя, что ты человек второго сорта, что тебя можно обмануть, прав-то у тебя никаких нет. Я по специальности слесарь, но в это поверили только здесь.

Олег Шарашкин подтверждает, что найти работу их клиентам архисложно. Поэтому по возможности их стараются трудоустраивать в самом центре.

– Сейчас у нас порядка 25 вакансий, – говорит он. – Мы стараемся на них привлекать наших клиентов. Разнорабочие, санитарки, дворники, рабочий по обслуживанию здания.

На слово «бомж» здесь наложено табу. Сотрудники центра временного пребывания называют своих подопечных проживающими, в крайнем случае, бездомными. Здесь практически нет асоциальных личностей, а если такие и появляются, то долго не задерживаются из-за строгих правил ночлежки.

– Курить и распивать спиртное у нас запрещено, нужно мыться каждый день, на постель нельзя ложиться в уличной одежде, – говорит Олег Шарашкин. – Те, кто пожил в подвале, эти социальные навыки теряют. Для них умываться – сродни наказанию, а требование снять верхнюю одежду перед сном воспринимается как унижение.

Сейчас в ночлежке проживает 60 человек, большинство из них готовы вести нормальный образ жизни, но им некуда податься. Жилье купить они не смогут никогда. Они не претендуют на квартиры. Им хватит комнаты в общежитии, угла, в котором можно было бы поставить кровать, холодильник, тумбочку.

На 40 бутылок в день

Опыт работы бывшего учителя Шарашкина в социальной сфере изменил его взгляды на бродяжничество. Он считает, что эту проблему нельзя не замечать или замалчивать, это вопрос государственной важности.

– В России бродяжничество – явление экономического толка, – рассуждает он. – Если человек лишается жилья, то он сразу падает на дно. Без прописки не будет работы, денег. Среди наших клиентов зачастую нет людей, обладающих особыми талантами или навыками. Они были в свое время разнорабочими, подсобниками. Государство обеспечивало их работой. Теперь ее нужно искать самостоятельно. Не все приспособились к новому экономическому и идейному устройству. Человек человеку был друг, а теперь – волк. А людей ведь никто не учил, как жить в таких условиях.

В западных странах с бездомными дело обстоит иначе. Там бродягами становятся нигилисты, которые не признают государства как политическую структуру, но ежедневно получают от него от 18 до 24 евро в день на специальную карту. Этой картой можно расплатиться за узкий набор товаров – еду, одежду, переночевать в социальном приюте, воспользоваться прачечной. Взамен этого государство запрещает бездомным появляться в общественных местах в состоянии, оскорбляющем человеческое достоинство.

Из ночлежки – в гостиницу

Для волгоградских бездомных такие отношения с государством – что-то из области фантастики. Их действительность куда прозаичнее. С утра нужно найти 40 бутылок и сдать их, чтобы ночью были постель и еда.

Самая радужная перспектива большинства этих людей красуется на стене в зале центра временного пребывания. На куске ватмана в красках исполнен проект нового корпуса – социальной гостиницы. Там будут комнаты на троих человек с холодильником, кроватями и тумбочками. В ней найдут приют лица без определенного места жительства с ограниченными физическими возможностями, а также женщины с детьми, попавшие в трудную жизненную ситуацию, не имеющие жилья или подвергающиеся насилию со стороны окружающих. Граждане, временно потерявшие жилье, смогут проживать в социальной гостинице за чисто символическую плату. Уже к весне новый корпус примет первых постояльцев.