Первый георгиевский кавалер Великой войны

  • Первый георгиевский кавалер Великой войны
  • Первый георгиевский кавалер Великой войны
Короткая слава легендарного казака Кузьмы Крючкова.В советский период истории имя Кузьмы Фирсовича Крючкова было предано забвению, что легко объяснимо. В памяти новых поколений должны были остаться лишь образы времен Великой Отечественной войны, реже Гражданской. Героических символов Первой мировой войны практически не сохранилось.

Главная причина в том, что Первая мировая война переросла в революцию 1917 года, которая смела старые ценности и олицетворяющие их символы. Одним из них и был наш земляк Кузьма (Козьма) Фирсович Крючков. Имя его было известно всей России. В годы Первой мировой именно он смотрел на россиян с патриотических плакатов, обложек журналов, газетных страниц и даже лубочных картинок, на которых он, чубатый удалец, нанизывал, как шашлык, на пику пузатых германцев. Про него написали несколько брошюр, в его честь сочинили песню, вышел фильм «Подвиг казака Кузьмы Крючкова», его рисовал Илья Репин, появился пароход «Козьма Крючков». Петербургские красавицы специально ездили на фронт, чтобы познакомиться со славным героем, его портрет печатался даже на пачках папирос. Практически забытый в советское время 1-й Георгиевский кавалер Великой войны не только в Донском Войске, но и во всей русской армии. Чаще него только Государь Император встречался на плакатах, посвященных той войне.

Никто из казаков ни до, ни после Крючкова не был так стремительно вознесен на пьедестал всенародной славы. Он родился в 1890 (по отдельным источникам в 1888) году в хуторе Нижне-Калмыковский Усть-Хоперской станицы Усть-Медведицкого округа в семье казака-старовера Фирса Ларионовича Крючкова. На службу в 1911 году он ушел человеком зрелым, женатым, отцом семейства.

К войне Козьма Крючков, как любой казак, был готов и физически, и нравственно, имея за плечами опыт военной службы. По воспоминаниям сослуживцев, отличался некоторой застенчивостью, но в тоже время искренностью и смелостью. Особенно отличился в бою 30 июля 1914 года в одном из первых боевых столкновений с немцами недалеко от польского городка Кальвария.

Сам Крючков этот бой описал следующим образом: «Нас было четверо – я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Меня окружили одиннадцать человек. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею поодиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненых лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так – уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым Георгиевским крестом».

Отлежав в госпитале 5 дней, Кузьма Фирсович вернулся в свой полк воевать. Полк был переведен на Румынский фронт и оставался там до конца войны. Осенью 1915 года за новые отличия в боях Крючков был награжден Георгиевским крестом 3-й степени. С десятью казаками, добровольно вызвавшимися в разведку, смело атаковал расположившийся в деревне вдвое превосходящий их по количеству отряд германских кавалеристов. Половину немцев уничтожили, половину взяли в плен. А еще изъяли ценные документы, касающиеся расположения германских войск. За отличия в боях осенью 1916 года был награжден Георгиевской медалью «За храбрость» 3-й степени. За боевые отличия получил он и повышения по службе. 8 февраля 1915 года «Козьма Крючков во время парада по поводу раздачи Георгиевских крестов, медалей и производства нижних чинов – казаков, произведен в вахмистры. Генерал пожал ему руку, сказал, что гордится, что находится в одной части с ним, и в заключение поцеловал Крючкова». Напомним, что Георгиевские награды вручались исключительно за боевые подвиги и ими гордились больше, чем другими наградами. Участвуя в больших боях в Польше в 1915 году Крючков неоднократно был ранен. К концу войны был награжден двумя Георгиевскими крестами и двумя Георгиевскими медалями «За храбрость», золотым Георгиевским оружием, дослужился до подхорунжего.

После февральской революции 1917 года его избирают председателем полкового комитета. Но армия разваливается. Полки возвращаются на Дон, деморализованные, разоруженные. 1918 год вновь заставляет взять в руки оружие. Крючков – в белой армии. Из воспоминаний генерал-майора Голубинцева, руководителя восстания против советской власти в Усть-Медведицком округе: «В начале августа в районе села Громки был убит состоявший в 13-м полку Усть-Медведицкой дивизии хорунжий Кузьма Крючков, популярный во всей России народный герой Первой мировой войны. Крючков командовал одним из подразделений арьергарда Донской армии, удерживая наседавших красных в районе станицы Островской, близ моста через реку Медведицу. Мост нужно было удержать любой ценой. У моста размещалась небольшая группа казаков так называемого заслона. Красные, выйдя к мосту, выкатили по сторонам моста два пулемета и начали окапываться. Вероятно, Крючков понял, что возникла минута, в которую можно было все исправить. Он выскочил с шашкой к мосту один, крикнув на бегу казакам: «Братцы, за мной, отбивайте мост». Пятеро или шестеро казаков прикрытия кинулись за ним. Однако с моста навстречу им шел целый взвод красных, более сорока человек… Казаки остановились. Остановились и красные, видя, что на них в атаку бежит всего один человек. По рассказам, Крючков успел добежать до ближайшего пулеметного гнезда и срубить пулеметный расчет из китайцев, когда его скосили из соседнего окопа пулеметной очередью. Схватка все же завязалась, в суматохе казаки успели вытащить героя из-под огня. Он был изрешечен пулями. Умер Козьма Фирсович от ран 18 августа 1919 года».

В годы советской власти имя его было предано забвению, а героизм русских солдат в ту войну вычеркнут из отечественной истории. Но вот минули десятилетия и пришло четкое осознание того, что стать первым Георгиевским кавалером, а значит и символом героизма в самом начале войны без веских на то оснований было практически невозможно, что за первым воинским подвигом Кузьмы Крючкова и его боевых товарищей стояли традиции казачества, воинская культура, боевой дух и что герои Первой мировой войны остались в нашей военной истории.

Поделиться в соцсетях