Письма со Сталинградского фронта прочли волгоградские журналисты

Письма со Сталинградского фронта прочли волгоградские журналисты
Тысячи и миллионы писем написаны за время Сталинградской битвы. Защитники города рассказывали в них своим родным и близким о боевых действиях, о настроении и своем самочувствии. Переживали, почему им так редко пишут в ответ, и просили прислать фотокарточки и какие-то вещи из дома. Когда их читаешь, слезы наворачиваются сами собой, ведь за каждой строчкой – столько боли, горечи и в то же время веры в победу, в счастливую жизнь после войны.  

Журналисты «Волгоградской правды» прочли лишь несколько писем со Сталинградского фронта. Благодарим за помощь в проекте музей-панораму «Сталинградская битва» и лично главного хранителя его фондов Викторию Кохендерфер.

Письмо Николая Филипповича Батюка, командира 284-й стрелковой дивизии. 

«11 октября, 1 час ночи

Здравствуй, дорогая жена Мария Ефимовна! Здравствуйте, дорогие дети! Шлю вам горячий отцовский боевой привет и лучшие пожелания. Детям – учиться на отлично, а маме не скучать и Рае веселиться.

Пишу я вам очень часто, от вас писем пока нет. Сегодня у меня что-то ночь тревожная, а поэтому сижу, читаю, песни пою, мечтаю про будущее, про Украину и решил писать, а когда я пишу, мне кажется, что я с вами разговариваю. Сейчас самолеты бомбят, от движения воздуха дух забивает, противник стреляет светящимися пулями, ракеты бросает, как на маскараде, я время от времени выхожу из землянки и любуюсь зрелищем. Пожары кругом, а позади большая река, воспетая в русских песнях. Иногда делается обидно, что много отдаем русской земли, обидно, пойми, до слез. Но надежды юноши питают, что все равно враг будет уничтожен. В этом сомнения нет, и это вселяет силы, уверенность в будущее, в победу.

Я, Мусенька, хвораю – несколько дней живот болит, остальное в порядке. Сегодня мне повезло – у ног в метре упал снаряд, но не разорвался. Это у меня такой третий случай за войну.

Метелев жив, здоров, все в порядке, часто бываю у него в гостях, часто он мне присылает рыбу после бомбежек, а рыба здесь вкусная.

Пиши, Муся, как живешь, как дети, пиши, не забывай. Я не забуду. Спать хочу, но где-то близко автоматчики трещат, надоедают. Адъютант храпит и бормочет, видимо, сон видит. Наверное, довольно, пока все.

С приветом многоуважаемый тебя, твой преданный друг и боец Коля». 

Письмо Гания Суфияновича Хамитова, ст. лейтенанта, командира батареи 74 с.п. 84 с.д. Донской фронт.

«2.11.1942

Действующая армия, ст. лейтенант Хамитов Г.С.

Здравствуйте, дорогая моя супруга Муза и доченька Луиза! Шлю вам обеим свой сердечный привет и желаю всего доброго в вашей повседневной жизни. Также шлю привет всем вашим друзьям и знакомым.

Я сам на сию минуту сего дня жив и здоров. От тебя писем нет, а я уже пишу 4-е письмо, но, я думаю, на днях получу несколько сразу.

Что касается моей жизни – она обыкновенная, фронтовая-боевая. ….

… Я в прошлом письме напомнил о посылке, если имеешь возможность, сделай, а если нет, то особенно не беспокойся. Еще в прошлом году присланные варежки и рукавицы целы. Я в них грею руки и нежно их храню. И каждый раз вспоминаю, как ты их вязала, и как-то они мои руки греют лучше, чем какие-либо другие».

Письмо Сурена Мирзоян, сержанта 84-го гвардейского стрелкового полка 33-й гв. с.д.

«18.06.1942 

Պապա ջան, ես գտնվում եմ Ստալինգրադի շրջակայքում և հաճախ եմ լողանում Դոն գետում: Ինձ մոտ ամեն ինչ լավ է: Ժենյա ջան մի ամիս առաջ ստացա քո նամակը և շատ ուրախացա,դա վերջին նամակն էր,որ ես ստացել էի.Մի նամակ էլ այսօր եմ ստացել.Պապա ջան, մամա ջան, քույրեր  ու եղբայրներ ջան այսքանով նամակս վերջացնում եմ և ցանկանում եմ Ձեզ բոլորիտ առողջություն,հաջողություն,քաղցր և երկար կյանք:Իմ կողմից բարևեք ինձ բոլոր հարցնողներին: Սուրիկին,մնացած երեխաներին լավ նայեք  

(Перевод: 
Папа джан, я нахожусь в Сталинградской области и часто купаюсь на Дону. У меня все хорошо. Женя джан, твое письмо получил месяц назад и очень обрадовался, это было последнее письмо, которое мне пришло. Еще одно письмо получил сегодня.
Папа джан, мама джан, братья джан и сестрички джан, этим я завершаю письмо, желаю вам здоровья, удачи, сладкой и долгой жизни. С моей стороны передайте привет всем, кто обо мне спрашивает. За Суриком и остальными детьми хорошо присматривайте. Мама джан, обо мне не переживай, так как ты знаешь своего сына Сурика. И если ты будешь переживать, то это бессмысленно, понимаешь? Папа джан, ты тоже не думай обо мне.)»

Письмо медсестры Маргариты Сергеевой. 

«10.10.1942

Привет Кокочка!

Ну вот я и в действующей армии. Приступили к работе, времени свободного, наверное, будет очень мало, возможно, будет некогда даже и черкнуть о себе, так что пишите мне чаще, буду ежедневно ждать. Привет Герману. Где он, в армии или нет? Привет маме, Зое, Мише и Илье Ив. Часто вспоминаю последний день, когда были вместе. Как себя чувствует Димчик (?). Пиши о себе, где работаешь  и где живешь. До свидания. Крепко целую, Рита».

В своем письме о смерти Риты пишет полевой врач Вера Монченко

«Дорогая мамаша!

Сообщаю Вам печальную новость! Ваша дочь Сергеева Маргарита Васильевна погибла в городе Сталинград. Убита осколком минного снаряда в декабре 42 года. Работала на командном пункте … армии при медпункте в качестве медсестры. Работала она хорошо и погибла героической смертью за наш родной город Сталинград.

Привет от мужественных защитников Сталинграда – Мужайтесь, горе ваше велико, но пережить его нужно.

Монченко Вера Яковлевна».

Письмо Василия Захаровича Маньковского, заместителя командира пушечной батареи 1-го дивизиона 683 артполка 214 с.д. ст. лейтенант.

«23.01.1943

Ира и Володя, здравствуйте!

... Я нахожусь на том же направлении и в той же части. Сейчас ведем наступательные бои. Освобождаем шаг за шагом, километр за километром нашу родную землю. Фрицы усеяли поля и дороги своими вонючими трупами. Мы по ним ходим, ездим на автомашинах, пинаем и плюем на них. Какие они противные, видела бы ты их, Ира. Они не умывались, наверное, с начала зимы, обросли грязью и шерстью. Их обмундирование – майское,  а чтобы согреться, они надевают на головы, сверх пилоток, всякие тряпки, шарфы, платки. Редко встретишь в бурках или одном валенке, а то все в сапогах и ботинках. Некоторых пленных ведут прямо в одних носках. Фрицы в панике, они бросают все, что награбили у нас и что привезли из Германии. Одних автомашин мы захватываем в день по столько, что когда к ним подъезжаешь, думаешь, что деревня.

Все бросает фриц, а вот еды никакой нет. Потому голодает, как собака.

Кольцо, в котором мечутся как угорелые фрицы, с каждым днем становится все уже и уже.  Скоро мы с ним расквитаемся и здесь сразу после фронта образуется глубокий тыл. Тогда поеду к Татьяне Захаровне, буду ее выручать.

… Ира, я тебе послал маленькую фотокарточку и просил тебя, чтобы ты мне прислала свое фото и фото с Володей. Ты мне обязательно вышли». 

Письмо рядового Василия Климанова.  

«30 января 1943 года

Письмо с фронта

Родной семье на родину. Лидочке и Лене. 

Сообщаю вам, что данное письмо пишу вам из Сталинграда. 29 января наши доблестные войска вошли в Сталинград. За один день боев в Сталинграде, по предварительным данным, захвачено пленных 5 тысяч солдат и офицеров. И также много техники и складов. Бои продолжаются, противник бросает все. Так что будьте уверены, что в течение 2–3 дней окончательно закончим с фашистской группировкой … и … отсюда будет полностью освобождена.

Лена, по окончании этой группировки нам обещают предоставить отдых. Если где придется стоять близко от дома, то ожидай телеграмму и приезжай обязательно.

Ну, в отношении военных действий от завоеваний родного города, то учтите – целый месяц находились в широких донских степях. Мороз, вьюгу – это все перенесла наша доблестная Красная Армия и сломив всякое сопротивление противника.

Лидочка, почему мне не пишут письма. Ведь учти, как я соскучился по вас. Желательно узнать, как вы живете. Что нового. Что живые или нет Коля и Яша. Я вам посылал писем, но в ответ не получил ни одного. В чем дело, меня крайне беспокоит.

Здоровие мое пока без изменений, только шалит рука и главное пальцы.

Пока до свидания. Крепко и крепко целую вас. 

С приветом Климанов».

Комментарии

Здорово. Особенно понравилось, как девочка на армянском читала. Жалко нет других писем от нерусских бойцов. Сильно пробирает. особенно, когда вспомнишь, что, например, дом Павлова обороняли аж 11 национальностей. Или когда почитаешь фамилии павших в Пантеоне на Мамаевом кургане.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях