Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр

  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
  • Плавание, продолжительностью 37 лет: как строили и возрождали городской детско-юношеский центр
Бывший волгоградский Дворец пионеров и школьников (ныне – Городской детско-юношеский центр, сокращенно – ГДЮЦ) напоминает большой белый лайнер, пришвартовавшийся на берегу реки Царицы.

На средства от субботников

«Все лучшее – детям!»  Смысл этого расхожего лозунга советского времени как нельзя лучше можно понять, изучая судьбу волгоградского Дворца пионеров. Самые лучшие помещения города на Волге отдавались под это учреждение, начиная с середины 30‑х годов прошлого века.

Впервые городской Дом пионеров был образован в Сталинграде в 1936 году, в бывшем особняке купца Воронина, находившемся в центре города. После войны и военной разрухи он расположился в здании на улице Пушкинской, где сейчас находится музыкальная школа.

Затем, в 1956 году, был переведен на проспект Ленина, в здание нынешнего краеведческого музея. Но и там ему тоже было тесно. Поэтому со временем Советом министров СССР принято было решение о строительстве нового Дворца пионеров в городе-герое. А средства на его возведение были заработаны горожанами на Всесоюзных ленинских коммунистических субботниках.

Проект нового Дворца пионеров поручили создать авторскому коллективу в составе архитекторов Ефима Левитана и Александра Леушканова, а также конструктора Леонида Усенко. Выбор был далеко не случаен – Ефим Левитан к тому времени спроектировал все самые замечательные здания, расположенные в центре Волгограда и придавшие городу его особое, неповторимое лицо. Такие, например, как главпочтамт, консерватория, мединститут, ресторан «Маяк», кинотеатр «Победа».

К работе были привлечены выдающиеся волгоградские художники и скульпторы-монументалисты – Петр Чаплыгин, Павел Шардаков, Роберт Харитонов, Евгений Обухов, Алексей Криволапов. Ими, к примеру, были созданы витраж из цветного стекла размером 36 на 4,5 метра, рассказывающий о жизни пионеров, каравелла на главном фасаде дворца, изготовленная из тонированного алюминия и зовущая детей в Страну знаний, а также мозаичный фонтан «Каменный цветок», нашедший свое место в бассейне перед этим же фасадом.

Красивая строгость

Чуть ли не весь Волгоград принимал участие в строительстве и украшении Дворца пионеров. Оборудование для клуба интернациональной дружбы делали юные краснодеревщики из ГПТУ-11. В оформлении клубов и лабораторий участвовали трест «Нефтегеофизика», производственное объединение «Химпром», завод «Ахтуба» и другие предприятия города. Здание дворца, чтоб оно как можно более походило на белый корабль, отделывалось крымским известняком. А флагшток и антенны его напоминают мачты.

Предполагалось изначально, что новый Дворец пионеров будет возведен в Волгограде в торце улицы Мира – там, где она упирается в пойму реки Царицы. Место это, однако, в градостроительном плане на редкость проблемное, ведь там находятся полузасыпанный овраг и склон реки Царицы.

Изыскательские работы в связи с этим в 60е годы велись очень сложные. Не проще оказались и проектные работы. В результате объекту отвели место на ул. Краснознаменской, ближе к цирку.

У любого шедевра всегда есть один признак – в нем нет ничего лишнего, в нем нельзя ничего изменить, не разрушив его. Эти слова можно отнести к любому зданию, построенному по проекту Левитана, в том числе – ко Дворцу пионеров. В архитектуре у Ефима Иосифовича всегда был личный, ярко выраженный стиль – строгий, выверенный, не допускавший никаких излишеств. Таким в результате оказался и ГДЮЦ.

Почему нет обсерватории?

Правда, так и не воплотилась в жизнь идея создания в комплексе Дворца пионеров собственной маленькой обсерватории, оснащенной настоящим телескопом. Купол этой обсерватории, как пояснила нам лектор Волгоградского планетария Тамара Ушакова, был установлен строителями криво и поэтому не мог вращаться.

Сам телескоп волгоградскому Дворцу пионеров хотели поначалу подарить трудящиеся знаменитого оптического предприятия ГДР «Карл Цейс Йена». Но рухнула к концу восьмидесятых ГДР, рухнул затем и Советский Союз, проект так и остался нереализованным.

Зато в 80‑е годы именно в просторном спортзале Дворца пионеров  с помощью специальной швейной техники сшивалось полотно для музея-панорамы «Сталинградская битва». В этом же здании осенью 1983 года проходил матч на первенство мира по шахматам среди женщин между Майей Чибурданидзе и Ириной Левитиной.

Лестница в парк

Есть в здании бывшего волгоградского Дворца один занятный элемент. Человеку, не знакомому с историей его создания, странным покажется, что в этом красивейшем сооружении имеется внушительный сквозной проем, пройти по которому можно разве что… в овраг поймы реки Царицы.

А дело в том, что в этом овраге в соответствии с проектом Дворца пионеров предполагалось создание замечательного детского парка. Проем же в здании должен был стать главным входом в него, для чего была построена и мраморная лестница, ведущая в пойму Царицы. Она должна была вести к искусственному водоему с островком для костровой площадки.

Еще Ефим Левитан говорил, что создание детского парка в пойме Царицы – хрустальная мечта для волгоградских архитекторов. Там, на территории в 30 гектаров, в соответствии с его задумками должны были расположиться стадион и спортплощадка, водная станция и детский пляж, зоосад с вольерами и оранжерея, цветочные плантации и аттракционы, городки для школьников и детская железная дорога. Из всего этого разве что железная дорога воплотилась в жизнь.

– Очень непросто ответить на вопрос – почему детский парк возле Дворца пионеров так и остался на бумаге, – говорит заслуженный архитектор России Александр Вязьмин. – Парк этот уже по окончании Великой Отечественной войны был запланирован одним из первых генеральных планов восстановления Сталинграда. Было проведено несколько творческих конкурсов его проектов. В этих же целях в подземный коллектор была спрятана и сама река Царица. Но все на этом и закончилось! Не нашлось, видимо, у городских властей того времени необходимых для возведения детского парка воли и желания…

Новоселье возле елки

Внимательно следила за ходом строительства в городе-герое Дворца пионеров «Волгоградская правда». Вот фрагмент публикации от 6 ноября 1981 года:

«...Вчера новое здание городского Дворца пионеров и школьников было принято государственной комиссией. Дворец, поднявшийся на берегу Царицы, стал прекрасным подарком для волгоградской детворы в канун праздника Великого Октября. Здесь в театральном зале на 600 мест будут проходить слеты и форумы...».

А в номере от 29 декабря 1981 года – даты, считающейся днем рождения дворца, был уже помещен репортаж об его открытии под заголовком «Дворец открывает двери»:

«...Новоселье всегда праздник. Но особенно радостно, когда он происходит во дворце, и хозяевами солнечных, просторных залов становятся сотни мальчишек и девчонок в красных галстуках. Именно такой замечательный, незабываемый день был вчера у волгоградцев.

Дворец пионеров к своему празднику принарядился, приукрасился. Сияет огнями первая в истории Дворца новогодняя елка, открыты выставки детских рисунков и технического творчества. Так в Волгограде открылся Дворец пионеров!»

Почему же здание потом стало разрушаться?

– Была допущена аварийная ситуация – под зданием ГДЮЦа вымыло из‑под фундамента водой часть грунта, – поясняет Александр Вязьмин. – Здание из‑за этого просело, в нем возникли трещины и деформации. А власти своевременно не отреагировали. Потом здание вообще осталось без хозяев, а значит, и без надлежащего ухода, что еще более усугубляло ситуацию. В итоге мы чуть этот объект не потеряли навсегда…

К счастью, этого не случилось. Восстановленный по решению губернатора Андрея Бочарова ГДЮЦ обрел новую жизнь. Белый корабль на берегу Царицы отправился во второе  плавание по реке времени. В нем снова уже работают детские кружки и студии. И каждый юный волгоградец сможет найти в нем близкое его душе занятие…

Для многих волгоградцев ГДЮЦ – бывший Дворец пионеров и школьников – объект знаковый. Те, кто сегодня воспитывают уже детей и внуков, с особыми чувствами вспоминают этот дом творчества. Он и в советское время считался одним из лучших в стране, раскрыв не одну сотню талантов, прививая вкус, давая знания. «Это одно из самых ярких воспоминаний детства и юности», – так о ГДЮЦе может сказать не одно поколение жителей. Среди них и замглавного редактора «ВП», журналист Елена СИЛАНТЬЕВА.  

Одно из самых страшных слов, которые режут судьбу пополам, – «никогда». После «никогда» ставится точка: до нее была жизнь со своими виражами, а после – только воспоминания и боль утраты. Так бывает и с людьми, и с вещами. Так чуть было не случилось с ГДЮЦем.

То, что Детский центр находится в аварийном состоянии, многими волгоградцами сначала воспринималось с иронией. Ведь от 1981 года, когда его открыли, и до 2005‑го, когда здание уже спешно покидали последние кружки, прошло так мало времени.

Я пыталась не верить слухам про то, что «кто‑то «крутой» хочет отжать землю», на которой стоит новенький Дом пионеров, но почему‑то совсем не верить не получалось – лихие 90-е были еще так близко… Говорили, что место это якобы закатают асфальтом под частную автостоянку, а детские кружки переведут в бывший кинотеатр «Победа». Получалось так, что ГДЮЦа в Волгограде не будет уже никогда и прощай навеки городская гордость?

Первый раз мне довелось побывать здесь летом 1984 года во время советско-чехословацкого фестиваля. Волгоградские комсомольцы встречали делегацию из братской социалистической страны, и мероприятия проходили на всех молодежных площадках города. Было интересно наблюдать, как гости оценивают и красавец ГДЮЦ, и почти новый ТЮЗ. Заграничным друзьям они явно нравились, впрочем, как и нам. В ГДЮЦе и после фестиваля проходило много интересных событий, праздников, встреч.

Жизнь бурлила безостановочно. Рубежным стал  2005 год – местные чиновники тогда показали журналистам аварийный объект. Картина предстала грустная, даже страшная: запомнились наклеенные на большие трещины стен ГДЮЦа расползшиеся кусочки бумаги, «маячки». Их с небольшим промежутком времени – через месяц-два – меняли на новые, а они рвались… Это означало одно – здание беспрестанно разрушается. А еще через пару лет уже мало кто верил, что его можно спасти. Но оказалось, что можно. Было бы желание. Об этом я думаю сегодня, когда смотрю на восстановленный центр. Он не только не растерял своей красоты, даже стал еще лучше, по‑прежнему единственный и неповторимый в своем архитектурном исполнении. Но самая главная ценность в том, что он возвращен своим настоящим хозяевам – детям. Дай бог, навсегда.

Поделиться в соцсетях