Победители времени

Будущие экспонаты в музей-заповедник "Сталинградская битва" попадают зачастую обветшавшими настолько, что их бывает даже в руки страшно взять - рассыплются. Но здесь поступают они к реставраторам, специалистам, возвращающим эти предметы из прошлого и побеждающим при этом само время.

Будущие экспонаты в музей-заповедник "Сталинградская битва" попадают зачастую обветшавшими настолько, что их бывает даже в руки страшно взять - рассыплются. Но здесь поступают они к реставраторам, специалистам, возвращающим эти предметы из прошлого и побеждающим при этом само время.

Портрет за кусок хлеба

Нуждаются в их постоянном уходе, заботе и экспонаты, пребывающие в экспозиции музея или в его фондах. Поэтому в музее-заповеднике есть реставраторы, специализирующиеся на работе с каждым из материалов – по масляной живописи, бумаге, ткани, металлу. Труд их – тонкий и сложный, требующий особого терпения. В этом он сходен с трудом ювелира либо хирурга.

– Еще в бывшем музее обороны Царицына тоже трудились свои реставраторы, мы сегодня продолжаем их традиции, – рассказала завотделом реставрации, реставратор по масляной живописи Наталья Смирнова. – Перед тем как приступить к работе с конкретным предметом, на реставрационном совете музея дают нам задание, какие именно работы с ним необходимо выполнить. Только после этого реставратор приступает к делу. Работа его может длиться от недели до нескольких лет – в зависимости от ее сложности и размеров экспоната.

– Сейчас у меня на реставрации, к примеру, – показывает Наталья, – полотно «Бой за станцию Гумрак». Написано оно в 1932 году, автор – Михаил Авилов, профессор академии художеств, ученик основателя русской панорамной живописи Митрофана Грекова. В фонды музея это полотно попало более полувека назад. Картина за это время провисла на ветхом подрамнике. Затем ее сняли с него и скрутили в рулон, от этого на ней образовались деформации, изломы. Картину натянули на новый подрамник, со специально рассчитанной толщиной досок. Закрепили на нем с помощью специальных реставрационных гвоздиков, не повреждающих ткань.

А вот другое полотно, находящееся на реставрации, – портрет защитника блокадного Ленинграда Ивана Петровича Гаричкина. Кто его автор – неизвестно, но известно, что он был им написан в Ленинграде… за кусочек хлеба. Солдат, изображенный на портрете, возил его с собой на фронте и вернулся вместе с ним с войны. После его смерти вдова сдала портрет в наши музейные фонды. Был он к тому времени в скрученном виде. К тому же один глаз солдата на полотне был утрачен, и его пришлось рисовать заново, по аналогии с другим глазом.

Китель Геннадия Лячина

Ольга Попова занимается в музее реставрацией предметов из ткани.

– Это, в частности, предметы обмундирования, личные вещи защитников Сталинграда и его жителей, – поясняет она. – Ткани, из которых они сделаны, страдают от сухого воздуха, волокна их пересыхают, становятся ломкими.

Сейчас Ольга работает со знаменитой скатертью, изготовленной в 1943 году в подарок сталинградцам на ткацкой фабрике английского города Ковентри. Свои подписи на ней поставили жители города, жертвовавшие средства в помощь Сталинграду. Одна из работниц фабрики вышила затем их подписи. Ткань этой скатерти была со временем иссечена множеством мелких разрывов.

– Она и до моей над ней работы подвергалась реставрации, на ней были заметны следы штопки, – говорит Ольга Сергеевна. – В работе с ней я применила новый метод консервации ветхих полотнищ, освоенный во время стажировки во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика Грабаря. Предмет при этом помещается между двумя слоями тончайшей и прозрачной натуральной шелковой ткани и закрепляется меж ними с помощью специального клея. Раньше клей в таких случаях применялся крахмальный, но сейчас используется синтетический – чтобы микроорганизмы в нем не разводились.

Мундиры – предметы объемные, выполнены они все на подкладке. При реставрации подкладка демонтируется, хотя бы частично, либо очищается она отдельно, верх – отдельно.

– Стараемся как можно меньше проводить демонтаж, чтобы максимально сохранить первозданные строчки на ткани, – поясняет Попова. – Чем меньше мы внедряемся в предмет, тем лучше. И уж тем более недопустимо привносить в него что?либо лишнее, новое!

В полной мере относится это к кителю Героя России командира АПЛ «Курск» Геннадия Лячина. Китель находился на борту подлодки в соленой воде Баренцева моря. После того как «Курск» подняли, китель передали родственникам Геннадия Петровича. Когда он был передан реставраторам музея-заповедника, те даже не сразу поняли, что это такое, – это был сверток ветхой ткани, сплошь измазанной в мазуте.

– Очень был тяжелый для работы экспонат, – вспоминает Ольга Сергеевна. – Но все?таки он был нами восстановлен и сейчас находится в школе № 85 Дзержинского района, где создан музей Геннадия Лячина.

Бумага терпит далеко не все

Значительная часть экспонатов, хранящихся в фондах музея, – разного рода документы, книги, произведения художественной графики. Новую жизнь им придает реставратор по бумаге Светлана Прошина.

– Бывает, поступают и особенные экспонаты, – говорит она. – Как, к примеру, вот эта молитва Святителю Христову Николаю, написанная на листке солдатом, защищавшим Сталинград. Чернила выцвели с тех пор чуть ли не полностью, но текст требовалось восстановить, причем – не только сами буквы и слова, но также и их смысл. Пришлось нам обратиться к священнику, настоятелю церкви, что в Краснооктябрьском районе. Он нас благословил на этот труд и дал нам требуемый текст, пояснив каждое слово молитвы.

Интересны и хранящиеся в музейных фондах рисунки детей того времени, они особенно трогают душу. К примеру, нарисованные Женей Рудыкиной – маленькой сталинградкой, изображавшей увиденные ею тогда картинки военного времени, – разрушенные дома, упавший самолет…

А местные поисковики регулярно приносят реставраторам найденные ими при раскопках так называемые медальоны смерти. Те их аккуратно вскрывают пинцетами, развертывают крайне осторожно. Хоть медальоны пребывают в крайне ветхом состоянии, но все же удавалось прочитать по ним и имена их обладателей, и номера воинских частей, в которых они проходили службу.

Музей – не химчистка

В круг обязанностей реставратора по металлу Владимира Чайкина входит регулярный осмотр всей техники военного времени, относящейся к музейным экспонатам. В том числе – находящейся на Мамаевом кургане.

Поступают к Владимиру Ивановичу для работы регулярно каски, кружки, фляжки, предметы быта защитников Сталинграда. Как правило, они покрыты слоями грязи, ржавчины. Чайкин очищает их от грязи щетками или же с помощью ультразвука, замачивает в специальных растворах. Затем идет устранение коррозии химическим способом. Предмет при этом засыпают сухим гранулированным цинком и заливают раствором щелочи. Затем его ожидают промывка и сушка. И последний этап – консервация ружейным маслом.

– А вообще жители Волгограда приходят к нам в отдел с самыми разными, подчас и неожиданными просьбами – вплоть до того, что… помочь им почистить ковер! – рассказала Наталья Смирнова. – Мы объясняем в таких случаях тактично, что они обратились не по адресу…

Фото автора.