Почему коллекторов ограничат, но не запретят совсем

"ВП" спросила у экспертов, что они думают по поводу нового законопроекта о коллекторской деятельности

Из 11 законопроектов, предложенных депутатами Госдумы на эту тему, до финиша дошел лишь один. И тот вызвал очень бурные обсуждения и среди общественности, и среди самих депутатов.

Правила будут строгие

Напомним, отрегулировать деятельность коллекторских агентств решили после ряда громких скандалов с участием их сотрудников: на слуху инцидент в Новосибирской области, где коллекторы прибегли к поистине дикому способу выбивания долга в 5 тыс. рублей; телефонное минирование детского сада в Петрозаводске; поджог детских колясок в Санкт-Петербурге, Ростовской области; бутылка с зажигательной смесью, брошенная в окно дома в Ульяновске, из?за чего обгорел двухлетний ребенок…

На установление четких правил игры и направлен проект закона, внесенный спикерами обеих палат парламента и поддержанный правительством. Так, контроль над деятельностью коллекторов после его принятия будет осуществлять орган, уполномоченный правительством, он же будет вести реестр коллекторских агентств.

Одна из новелл – штраф за нарушение регламента взаимодействия с должником будет увеличен в 10 раз – до 2 млн рублей. А правила будут строгие. Звонить должнику коллектор сможет не чаще двух раз в неделю, а проводить личные встречи – не чаще раза в неделю. Общение с должником ночью с 22.00 до 8.00 в будни и с 20.00 до 9.00 в выходные запрещено.

Прореха в законодательстве

Думские обитатели конечно же сделали резонансную тему полигоном для всевозможных идей. Владимир Жириновский призывал «надеть на коллекторов наручники», пояснив, что имеет в виду полный запрет на их деятельность.

Но ведь далеко не все сборщики долгов – бандиты, и их работа нужна, только в законном поле, возражали другие парламентарии. Запретить взыскание задолженностей вообще – это значит поставить под сомнение функционирование кредитной системы в целом.

– Такой закон нужен, он стоит на повестке как минимум с 2004 года, – говорит юрист Василий Васильев. – Понятие «коллекторская деятельность» не закреплено ни в одном законе России. Отсюда проблемы в правоприменении Уголовного и Гражданского кодексов. Взять вопиющий случай в Ульяновске, когда от действий коллектора с бутылкой с зажигательной смесью пострадал ребенок. Когда начали дело разбирать, оказалось, что против этого коллектора уже неоднократно подавались заявления от граждан. И никакой реакции, абсолютное бездействие правоохранительных органов.

А ведь любое противоправное и хулиганское действие – бросание бутылки с зажигательной смесью, отключение телефонов, угрозы и шантаж, расписывание дверей – ни Уголовный кодекс, ни гражданское право не позволяют. Нельзя причинять ущерб другому человеку. Но правоохранители натыкаются на прореху в законодательстве.

Поэтому в законе о коллекторской деятельности основная составляющая должна касаться, во?первых, определения понятия деятельности коллекторов, во?вторых, финансов и финансовой ответственности всех участников этого рынка.

Без коллекторов кредиты станут дороже?

– Запрет на коллекторов – очень странная идея, – считает президент ассоциации коллекторов НАПКА Алексей Саватюгин. – Странно запрещать коллекторскую деятельность как таковую, если общий объем задолженности в масштабах страны, по данным Росстата, оценивается примерно в 16 триллионов рублей.

Проблемы с коллекторами – это в первую очередь проблемы рынка кредитования. Понятно, что процентная ставка по кредитам учитывает в том числе и некий процент невозврата кредитов, а при возрастающих невозвратах это естественным образом отразится на росте процентов за их пользование.

Если не будет коллекторов, кредиты для населения станут еще дороже, рынок потребительского кредитования сожмется. Это не выгодно ни банкам, ни гражданам, ни экономике, ни государству.

Да, есть отдельные банки, которые сами себе коллекторы и управляют задолженностью. Но очень сложно банку оставаться в плюсе, одновременно успешно взыскивая долги (очень дорогое дело) и предоставляя кредиты населению по выгодным ставкам.

– Заострить внимание законодателей хочу на возможной правовой дыре, которую надо сразу залатать, – говорит начальник главного управления рынка микрофинансирования и финансовой доступности Банка России Михаил Мамута. – Ограничивать действие будущего закона только в отношении физических лиц – неправильно. Коллекторы взыскивают сегодня задолженность и с юридических лиц, и с индивидуальных предпринимателей. Только суммы другие – в десятки раз выше.

Но и неправомерные действия коллекторов, наверное, еще агрессивнее. И преследование собственников, гендиректоров, бухгалтеров юридических лиц-должников оборачивается, как правило, в действия против физических лиц, обращает внимание Михаил Мамута.

И это правда. Так, коллекторы возвращают большие средства в экономику. В 2014 году – 125 млрд рублей с физических лиц, в 2015-м – в полтора раза больше.

Микрофинансирование как бесплатный сыр

Между тем, правила взаимодействия с должником распространяются также на микрофинансовые организации. В конце марта вступили в силу поправки в федеральное законодательство, регламентирующие деятельность микрофинансовых организаций (МФО).

Многие из них направлены на защиту прав заемщиков, а также на то, чтобы очистить рынок от недобросовестных компаний. Все МФО теперь будут делиться на микрокредитные и микрофинансовые компании (МКК и МФК). Минимальный размер собственных средств последних должен составлять не менее 70 млн рублей.

Кроме того, теперь МФО будут не вправе выдавать займы в иностранной валюте, в одностороннем порядке изменять размер процентных ставок, применять к заемщику штрафные санкции за досрочный возврат микрозайма, если клиент уведомил компанию о таком намерении не менее чем за 10 дней.

В случае, когда кредитный договор заключен на срок до года, сумма процентов по нему не может превышать четырехкратный размер основного долга.

Но и граждане сами не должны покупаться на слишком щедрые предложения по части кредитов. Один из авторов инициативы, депутат ГД РФ Николай Гончар, даже предложил на вывесках финансовых организаций, занимающихся выдачей микрозаймов, писать фразу «бесплатный сыр». Шутка шуткой, но гражданам уже пора понять, что это «за лавочки», считает он.

«Профиль» клиента микрофинансовых организаций – домохозяйки, фрилансеры, служащие среднего звена. Эти люди не хотят или не могут брать деньги в банках либо из?за испорченной кредитной истории, либо из?за отсутствия времени на сбор документов.

Часть из них, в основном молодежь до 25 лет, берет в долг на покупку вещи «своей мечты». При этом у большинства заемщиков зарплата ниже 25 тыс. рублей, и зачастую им нужно просто дожить до получки.

– Но ведь люди сами видят, под что подписываются, – считает юрист Василий Васильев. – Нужно хотя бы немного быть юридически грамотным и понимать, что просто так денег никто не даст. Согласен, у нас в судах просто завал дел по невозвращенным долгам, но запретительные меры, я думаю, не помогут. Тогда этот бизнес просто станет теневым.

Только цифры

Сегодня среднестатистический заемщик-россиянин должен банкам и финансовым организациям 75 тыс. рублей при доходе 32 тыс. рублей в месяц. Эти опасные цифры могут привести к масштабному финансовому коллапсу, считают эксперты.

Рисунок Георгий Тимофеев