Почет и слава... за жилплощадь

Елизавета Петровна Тягнорядно – вдова, ветеран Великой Отечественной войны. Всего за несколько лет она пострадала от мошенника и лишилась двухкомнатной квартиры, получила государственный сертификат на покупку жилья, а затем... оформила «дарственную» частному лицу, фактически потеряв право собственности и на новую квартиру.

Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент «ВП» долго разыскивала Елизавету Петровну. Лишившись жилья, она оказалась не доступна для телефонных звонков, а найти бездомную бабушку в миллионном городе достаточно сложно. 
Недавно Елизавета Петровна получила жилищный сертификат как ветеран ВОВ. Купить квартиру в Волгограде за сумму чуть больше миллиона сегодня невозможно, и пенсионерка согласилась на условия одной своей знакомой. Та добавила 300 тысяч рублей, а Елизавета Петровна за участие в сделке оформила на знакомую «дарственную». Ни на жесткий договор пожизненного содержания, прописывающий размер и виды поддержки ветерана, ни на завещание знакомая Елизаветы Петровны Светлана Арабовна не согласилась. 
Теперь Елизавета Петровна и Светлана Арабовна – одна семья. По крайней мере, так утверждает Светлана. По ее рассказу, встретилась она с Елизаветой Петровной четыре года назад, с тех пор ухаживает за одинокой пенсионеркой. До этого женщина ухаживала за другой бабушкой, но родственники вспомнили о парализованной старушке и прекратили общение со Светланой Арабовной, сказав, что сами позаботятся о близком человеке. А вот Елизавета Петровна оказалась совсем одна. По словам Светланы, только она помогает сейчас Тягнорядно. Вместе они прошли все круги судебного чистилища, чтобы отсудить первую квартиру ветерана, которую та потеряла по вине бывшего квартиранта: бабушка подписала с ним договор купли-продажи и оказалась на улице без денег и без жилья. Бывший квартирант, сотрудник скандального «Росгражданкредита», смог предоставить суду квитанции, якобы Елизавета Петровна продала ему квартиру... за двести тысяч рублей. По версии самой Елизаветы Петровны, квартирант действительно водил ее в банк и открывал лицевой счет, дважды вносил на него сумму по сто тысяч рублей и тут же просил, чтобы бабушка сняла наличные. Таким образом деньги снова попадали к ушлому парню. Суд, по человечески сочувствуя обманутой пенсионерке, тем не менее не смог доказать вину и мошенничество нового хозяина квартиры. Елизавета Петровна стучалась во все двери и часто повторяла: «Поможете вернуть квартиру – напишу завещание». Тогда и появилась в ее жизни Светлана Арабовна. Женщины в один голос говорят, что встретились на улице. Познакомились и подружились.

Задаю вопрос Светлане: «А не боитесь, если старая квартира вернется в собственность хозяйки и Елизавета Петровна не будет признана нуждающейся, и не исключен вариант, что придется вернуть новое жилье государству, ведь львиную долю при его покупке составил жилищный сертификат»? На что Светлана Арабовна эмоционально реагирует: «Кто отберет эту квартиру, ведь она – МОЯ! Тягнорядно оформила «дарственную»!»
Действительно, по закону знакомая Елизаветы Петровны права. Как пояснили в департаменте по жилищной политике Волгограда, на сегодняшний день любой ветеран может, получив квартиру в собственность, продать ее, подарить, да хоть сровнять с землей, если ему так захочется. Но снова на учет его никто не поставит – жилищный сертификат на покупку жилья дается только один раз.
После такой информации как-то тревожно становится за представителей нашего «золотого поколения». Звоню Светлане Арабовне, чтобы узнать, как чувствует себя Елизавета Петровна, но та отвечает металлическим голосом: «Неужели вы, журналисты, больше заботитесь о бабушке, чем я? С чего это вдруг у вас проснулись добрые чувства к ней?» Хочется надеяться, что Светланой действительно движет сострадание. «Мне все знакомые говорят, что я – святая. Потому что до этого ухаживала за парализованной старухой, а все оказалось напрасно! А сколько судов пришлось вытерпеть и оплатить услуги адвоката в ситуации с Тягнорядно? Думаете, легко?» – делится Светлана Арабовна.
Документы Елизаветы Петровны ее новая подруга хранит в темной кладовке – там ветеранское удостоверение, медали, многочисленные поздравления с очередной годовщиной Победы. Увесистую пачку составляют письма в различные инстанции – вместе со своим взрослым сыном Светлана Арабовна отправляла письма с требованием разобраться с «квартирной» историей ветерана в прокуратуру, суд, писала даже президенту. Буквально осаждала администрацию, наняла адвоката.

Возникает вопрос: почему одинокому человеку помогала совершенно посторонняя женщина, а, к примеру, не общественная организация, которая призвана защищать права ветеранов? С этим вопросом мы обратились к руководителю Ворошиловского районного Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов Николаю Лобанову.
«В большинстве случаев одинокие пожилые ветераны обращаются в организацию, когда уже ничего нельзя сделать, – отвечает Николай Лобанов. – Старики доверчивы, и порой их жестоко обманывают. Часто к нам приходят какие-то люди, просят дать адреса одиноких ветеранов. И мы вынуждены отказывать, потому что столько случаев мошенничества! Сейчас разбираемся с ситуацией, когда двадцатипятилетний парень женился… на восьмидесятипятилетней бабушке, по большой якобы любви, но после того, как та получила сертификат на покупку жилья».
Николай Васильевич считает, что депутаты должны посодействовать и законодательно защитить пожилых обладателей жилищных сертификатов, которые уже приобрели новое жилье.
Как прокомментировал данную ситуацию заместитель председателя Волгоградской областной думы Владимир Овчинцев, депутаты работают над созданием специальной комиссии по внесению поправок в действующее законодательство. «Замечательный федеральный закон «О ветеранах ВОВ» позволяет сегодня улучшить жилищные условия нуждающимся ветеранам, – рассуждает Владимир Петрович, – но представителей «золотого поколения» необходимо обезопасить от нерадостной перспективы потерять жилье, приобретенное при поддержке сертификата. И это в силах региональных парламентариев – сделать поправки в областном законодательстве. В любом случае, даже если квартира завещана или подарена».
Действительно, когда это произойдет, можно быть спокойной за судьбу всех ветеранов, получивших квартиры. Удивляет другое – почему общество допустило, чтобы ветеран войны Елизавета Петровна оказалась на улице. До сих пор в телефонном справочнике Волгограда значится, что Тягнорядно проживает по старому адресу. Мечта ветерана войны – вернуть свою первую квартиру.
Елизавета Петровна тихо сидит на краю диванчика – будто бы и не хозяйка в подаренной Светлане Арабовне квартире. Постоянно повторяет, вытирая слезы: «Помогите, помогите мне вернуть ту квартиру, которую у меня отнял мошенник. Я только там чувствую себя хорошо! Я хочу спокойствия и справедливости!»
Искренне хочется, чтобы мечта пожилой женщины осуществилась.