Поговори со мною, доктор

Минздрав РФ опубликовал на своем сайте проект приказа, прописывающего порядок дачи информированного добровольного согласия на медицинскую помощь или отказа от нее.

Сорок минут на прием

Случалось ли вам когда-нибудь в кабинете врача подписывать бумагу, что вы согласны на дальнейшее лечение в этом учреждении? В больницах и поликлиниках это согласие до сегодняшнего обычно составлялось либо произвольно, либо по какой-то своей форме. А подписывалось оно пациентом без особых разъяснений.

В скором времени во всех медицинских учреждениях появится единый бланк информированного добровольного согласия. Только теперь, прежде чем пациент подпишет согласие или отказ, врач должен рассказать ему – зачем назначают тот или иной вид обследования, почему прописывают именно эти лекарства и процедуры. И что будет, если он пройдет или не пройдет все эти процедуры, примет или не примет прописанные лекарства.

Сведения до пациента должны быть доведены в доступной форме. А на подробное объяснение методов оказания медицинской помощи врач должен затратить не менее сорока минут.

– Сегодня врачам необходимо начинать работать по-другому, – говорит председатель общественного совета прав пациентов при ТУ Росздравнадзора по Волгоградской области Галина Едигарова. – Как гласит старая мудрость: «Есть болезнь, есть врач и есть больной. На чьей стороне окажется больной, тот и победит». Сегодня важно говорить с пациентом. Если больному подробно объяснить, что и зачем делает врач, шансов на то, что его рекомендации будут выполнены, значительно увеличатся. Пациенту важно знать, за что он ставит подпись в информированном добровольном согласии.

Проблема согласия пациента на медицинское вмешательство серьезна. Достаточно вспомнить дело врача Модлинского, который во время операции 18-летней девушке дополнительно удалил кистозную опухоль, о чем не знала ни пациентка, ни ее родители. В результате послеоперационного осложнения больная умерла. Московский окружной суд признал Модлинского виновным в производстве дополнительной операции. После этого случая многие врачи отказывались от операции даже в опасном для жизни состоянии больного.

К примеру, в одну из больниц был доставлен 13-летний мальчик с острым воспалением уха и показаниями для срочной операции. Старший врач больницы не решился оперировать мальчика без согласия родителей, которые находились в 150 км от Москвы. Согласие на операцию пришло через четыре дня, но мальчик уже умер.

Разделяя ответственность

Сам бланк документа информированного согласия пациента на медицинскую помощь находится в стадии разработки. Сегодня медработники вносят свои предложения, чтобы документ был доступным и для платной, и для бесплатной медицины.

– Думаю, что в мировой практике существуют три стандарта информированного согласия: субъективный стандарт, применимый к данному пациенту; есть стандарт разумного человека и профессиональный стандарт, при котором врач сам решает – какую информацию сообщить пациенту, а какую нет. Документ, который мы обсуждаем, ориентирован на профессиональный стандарт, – считает член общественного совета медицинских работников при министерстве здравоохранения Волгоградской области, руководитель регионального Независимого этического комитета Наталья Седова. – Мне кажется, пациент обязан не просто расписаться в документе, не глядя, а со слов врача должен сам вносить в информированное согласие перечень предстоящих медицинских вмешательств.

По мнению работников здравоохранения, информированное согласие обязательно должно составляться в двух экземплярах.

– Важно, чтобы у пациента сохранялся второй экземпляр. И если он что-то не успел прочитать и осознать в первое посещение, у него будет возможность почитать и задать доктору вопросы при втором визите, – говорит председатель Волгоградского регионального отделения Первой всероссийской ассоциации врачей частной практики Елена Засядкина.

Есть у пациента и право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения. Но даже при отказе от лечения больному в доступной форме должны объяснить возможные последствия.

Информированное согласие сегодня нужно как врачу, так и пациенту. Оно повышает не только степень доверия к медику, но и ответственность – как с одной стороны, так и с другой.

– Мы переходим в другую проекцию работы в системе здравоохранения. Нас ждет другое отношение, – отметил заместитель министра здравоохранения Волгоградской области Сергей Бирюков. – Все предложения наших медработников будут учтены при составлении соглашения. В пределах трех-пяти дней будет формулироваться окончательно документ, который в ближайшее время представим Министерству здравоохранения России.

Поделиться в соцсетях