Полковник запаса Владимир Недоступенко: «Свой космос я увидел, летая в стратосфере»

Накануне Дня космонавтики полковник запаса волгоградец Владимир Михайлович Недоступенко с гордостью вспоминает своих друзей, в числе которых Герой Советского Союза российский космонавт Виктор Михайлович Афанасьев, четырежды побывавший на орбите.

«Золотой выпуск» – так называют курсантов, окончивших Качинское высшее военное училище летчиков в 1970 году. По числу тех, кто достиг высоких воинских званий, с ним мало кто сравнится. Накануне Дня космонавтики полковник запаса волгоградец Владимир Михайлович Недоступенко с гордостью вспоминает своих друзей, в числе которых Герой Советского Союза российский космонавт Виктор Михайлович Афанасьев, четырежды побывавший на орбите.

– Владимир Михайлович, в 60–70?е годы прошлого века космонавты представлялись людьми совершенно необыкновенными. Что, на ваш взгляд, помогало им выйти на звездную орбиту, близки ли к ней были вы?

– Моя история достаточно показательна, поэтому расскажу о себе. Коренной волгоградец, лет с 10 мечтал стать военным летчиком. Тогда об этом миллионы мальчишек мечтали. Атмосфера в стране была такая, патриотическая. Много было фильмов про войну, про летчиков. В нашей 67?й школе на Ангарском из трех выпускных классов человек 10 решили поступать в летное училище. Но после всех медкомиссий нас осталось только двое. Вообще, в тот год со всей страны съехались поступать в Качу больше полутора тысяч парней. А приняли 200.

Думал ли кто из нас тогда о космосе? Я мечтал об одном: стать классным летчиком-истребителем. И именно из истребителей набирали, прежде всего, поначалу в отряд космонавтов, потому что полет на космическом корабле по нагрузкам, степени риска и порядку отработки особых случаев в полете наиболее близок к истребителю.

Для летчиков-истребителей это был вопрос технический: быть космонавтом или нет. Это как новая профессия, к которой готовиться надо очень серьезно. Многих отпугивал и такой факт: перед зачислением в отряд нужно пройти строгую медкомиссию, и если она забракует, то не только из кандидатов в космонавты вычеркнут, но и из истребителей придется переквалифицироваться в транспорт­ники или на землю спуститься. Поэтому многие решали, что лучше не рыпаться.

Позже, кстати, в том числе и после общения с выпускниками нашего училища космонавтами Юрием Шаталовым, Виктором Афанасьевым, убедился, что по всем критериям проходил, чтобы быть зачисленным в отряд. Но желания такого просто не было. А свой космос я увидел, не раз приходилось летать в стратосфере.

– В 1961?м, когда состоялся полет Юрия Гагарина, вам было 13. Помните свои эмоции?

– У всех советских людей они были схожи. Прежде всего, гордость от того, что мы опять победили. Победили в войне и теперь опять лучше и выше всех. Ликование было повсеместным.

– Качу приезжал навестить ее выпускник Валерий Быковский. Общались с ним?

– Не получилось, а больше запомнился визит Владимира Шаталова в 1967 году. Сильный, красивый человек с высоким интеллектом, великолепный рассказчик. После выступления в зале он еще долго отвечал на наши вопросы, когда вышли во двор. Особенно донимал его курсант Саша Щукин, который вот уж точно хотел пойти по его стопам. Мы еще не раз с Шаталовым встречались, и всегда общение с ним было очень душевным.

– А ваш однокашник Виктор Афанасьев мечтал тогда о космосе?

– Как и многие из нас, он хотел стать летчиком-испытателем. Но получилось в итоге так, что Саша Щукин и Юра Шеффер, намного раньше зачисленные в отряд, были ближе к полету, но в космосе так и не побывали, а Афанасьев – четырежды. Он семь раз выходил в открытый космос и провел там в общей сложности 37 часов. А до этого, помимо прочего, Афанасьев стал летчиком-испытателем первого класса, получил звание полковника и уже после этого его пригласили в отряд.

Что же до Шеффера и Щукина, они должны были лететь на «Буране», но судьба распорядилась иначе. «Буран» слетал в автоматическом режиме, без экипажа. Многие классные летчики провели в отряде космонавтов годы, но мечту свою по разным причинам реализовать не смогли. В их числе 12 выпускников Качинского училища.

– Как сложилась ваша летная биография?

– В капитанские годы служил в знаменитом гвардейском 5?м авиаполку, прообразы летчиков которого нам известны по фильму «В бой идут одни старики». После окончания академии им. Юрия Гагарина командовал авиа­полком в гарнизоне Миргород. Наш полк первым в ВВС освоил новейший тогда самолет Су-27, который и сегодня является машиной мирового класса, досрочно, в 36 лет, получил звание полковника. А по итогам внезапной проверки части нашего подразделения был удостоен ордена Красной Звезды. Общий налет составил 3600 часов, освоил 18 типов самолетов: от Як-18 до Су-27. В 90?е годы до выхода на пенсию служил в Каче начальником кафедры тактики.

– В праздники в наш город прилетают «Стрижи». С каким чувством наблюдаете за полетом ваших любимых Су-27?

– Когда «сушки» пролетают над головой, у жены слезы на глазах, а у меня сердце замирает. Тем более что знаю всех ребят, что на них летают. Это же все мои бывшие ученики, качинцы. Звук истребителя Су-27 ни с чем не спутать.

Фото Александр Куликов, архив В. Недоступенко

Поделиться в соцсетях