Помолясь Николе Чудотворцу

Помолясь Николе Чудотворцу
Мудрости и жизненного опыта Вячеслава Коломейцева хватило бы на десяток людей. Он мечтал построить яхту. И сделал это. Мечтал пройти дорогой апостола Павла. И прошел. Несмотря на свой 75-летний возраст пенсионер вновь готов отправиться в путешествие.

Погодка в день нашей встречи с Вячеславом Коломейцевым выдалась как раз кстати. Солнышко нагрело столбик термометра до 25 градусов. Штиль. Самое, что ни есть время для морских прогулок. Место встречи Вячеслав Васильевич назначил у яхт-клуба в Волжском, где «живет» его самодельное плавсредство.

Подъезжая к обозначенному месту, обратила внимание на огромное количество яхт, одиноко качающихся на воде. Лишь в одной из них виднелся человек.

– Закрывайте машину и идите сюда, – прокричал голос с реки. – Часа два-три у нас есть?

– Есть.

Встречая нас на борту яхты, Вячеслав Васильевич уже расписывал план действий:

– Сейчас немного от берега отойдем и будем поднимать грот. Я буду заправлять скобы, а вы тянуть, – командует яхтенный капитан, обращаясь к нашему фотографу и водителю. – Это надо делать вдвоем, одному тяжеловато будет.

– Таких вещей, как у меня, уже не встретишь, – говорит Вячеслав Васильевич. – Парус польского производства. В советские времена еще пошит был. На Западе-то теперь совершенно другие технологии. На кнопочку нажимаешь, и паруса скручиваются-закручиваются. Здесь посложнее будет.

Славкины паруса

Построить свою «морскую мечту», по словам самого изобретателя, он мечтал с детства. Но всерьез задумался об этом после нескольких экспедиций в Тихом океане. За свою жизнь яхтенный капитан сменил несколько профессий. Семь лет преподавал в Волгоградском сельскохозяйственном институте теоретические основы электротехники. Однако маленькая зарплата вынудила искать новые пути заработка.

– Уехал на Север, в город Норильск, где строил линии электропередач, – вспоминает Вячеслав Коломейцев. – Приходилось работать в 40 градусный мороз. Потом занимался проектными работами в Сирии, но нестабильность на родине заставила вернуться домой. Это были годы развала Советского Союза.

В девяностые Вячеслав Коломейцев вернулся в родной город.

– На скопленные деньги мечтал купить дом, машину, яхту, – вспоминает наш собеседник. – А в результате удалось купить лишь 20 железобетонных плит. Все деньги обесценились. И мои труды пропали даром.

Пришлось все начинать с чистого листа. Строить дом, обустраивать быт. «Морская мечта» тоже не осталась за «бортом».

Яхту Вячеслав Коломейцев построил за шесть лет по чертежам известного немецкого конструктора Рейнеке. Стальной корпус будущей красавицы Коломейцев привез из северной столицы и отдал по тем временам за него целое состояние. К работе подошел основательно, прочитав кипы литературы.

– Ушло много строительных материалов. Хотелось сделать ее прочной, чтобы потом не пришлось на воде опасаться за свою жизнь, – говорит изобретатель. – Яхта моя в море ведет себя великолепно.

Корабль Коломейцева 15 метров в длину с массой 16 тонн. В нем два кубрика по четыре спальных места, камбуз (кухня на судне) и, конечно, штурманское место с радиостанцией, компасом и картами.

По пути апостола Павла

– Как только яхта была готова, появилась новая мечта – совершить путешествие по пути апостола Павла, – говорит Вячеслав Коломейцев. – Конечно, задумка не из легких. И многим казалось невыполнимой, но я доказал, что могу.

В паломнический маршрут Вячеслав Васильевич отправился с кадетами из Туапсе. Таких попутчиков путешественник обрел совершенно случайно.

– Дошли мы со своим напарником Алексеем до Туапсе, – вспоминает яхтенный капитан. – На следующий день к нам подошел мэр города и пригласил к себе. На встречу пришли его заместители, он им и говорит: «Тут у нас второй Конюхов объявился. Надо бы ему помочь. И средствами, и командой». Решили отправить со мной в путешествие ребят из кадетского корпуса.

Однако за день до отправления маршрут чуть не сорвался. Комитет по образованию высказал мнение: «Как можно отправить детей с этим сумасшедшим стариком? Риск огромный». На защиту Коломейцева встали родители двух ребят.

– Они оформили генеральную доверенность на трех языках – русском, английском и иврите. И отправились мы в «кругосветку» вчетвером: я, мой помощник Алексей и двое мальчишек, – говорит Вячеслав Васильевич.

За два месяца экипаж переплыл Черное, Мраморное, Эгейское и Адриатическое моря.

– За границей нас принимали, как своих. В портах даже виз не требовали. И я понял, что это открытое пространство, что это свободный мир. Мы свободно себя чувствовали, и каждая страна открывала перед нами совершенной иной мир, непохожий на тот, откуда мы прибыли.

За десять дней путешественники дошли до Афин. Ребята брали с собой парадную форму. И гуляя по Афинам, их засняли журналисты местного телеканала. В тот же день вся Греция узнала о том, что русские моряки на паруснике пришли.

Команда прошла Коринфский канал, где Одиссей потерпел кораблекрушение, и даже пытались найти дом Одиссея в Итаке.

– Но безрезультатно, – сетует Вячеслав Васильевич. – Даже самые сведущие люди – таксисты, на вопрос: «Где дом Одиссея?», отвечали: «Где мой дом знаю, а где Одиссея – не подскажу». Хотя атрибутики Одиссея можно на каждом шагу встретить. Но я так понимаю, что сами греки уже не знают, кто это такой.

Моряков спас Святой Николай

Дважды, уже после первой «кругосветки» Вячеслав Васильевич совершал путешествие на Афон. Первый раз – со сборной командой из Новороссийска и Волгограда, второй – с волгоградскими кадетами.

– Нахлебались мы за время пути штормов, – говорит Вячеслав Николаевич. – Смерть в глаза видели.

Однажды застал путешественников в Черном море девятибалльный шторм.

– Произошло это ночью. Гул настолько сильный был, что приходилось буквально кричать на ухо.

– Как же удалось справиться с погодой, – интересуюсь у Вячеслава Васильевича.

– Помог нам Святой Николай, заступник мореплавателей и путешественников. Я вышел на палубу и стал просить: «Николай, видишь, нам тяжело. Попроси у Господа утихомирить погоду». Уже спустя некоторое время направление ветра изменилось, вплотную к яхте подошел смерч, размял волну и дал нам дорогу. Я включаю двигатель и понимаю, что он идет 6,5 узлов, как при тихой погоде. Мне в этот момент вспомнился эпизод, как Моисей выводил через Мертвое море израильтян, как перед ним расступались волны, и появилась дорога.

Кстати, яхта Коломейцева названа в честь Святого Николая. А в самом центре каюты – иконка с ликом Николая. Без нее Вячеслав Николаевич в походы не отправляется.

Коломейцев, не смотря на свой почтенный возраст, по-прежнему полон сил и энергии. И с радостью мог бы совершить вторую кругосветку. Да только, как он выражается, «покровителя нет».

– Хочу работать с нашей молодежью. Совершать с ними походы. Но поддержки пока нет, – говорит Коломейцев.

Даже в судовом ралли «Шелковый путь» Вячеславу Васильевичу приходится принимать участие вне зачета, так как организационные сборы стоят порядка десяти тысяч рублей. А обычному пенсионеру такие деньги не по карману.

Поделиться в соцсетях