Последний рейс капитана Немова

Airbus 321, вылетевший из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург 31 октября, исчез с радаров через 23 минуты после взлета

«Черные ящики» свидетельствуют – кактастрофа произошла мгновенно. Погибли 224 человека, среди них – уроженцы Волгоградской области, командир экипажа Валерий Немов и пассажир Леонид Мнацаканов. Летчика похоронили в родной для него Рудне 6 ноября.

Траурные венки отцу, мужу, брату, другу – цветы к дому Валерия Немова несут с раннего утра. На похороны приехали сотни людей из разных уголков России. Не смогла проводить в последний путь сына только 76?летняя мама пилота. В волгоградском кардиоцентре ей провели сложную операцию – материнское сердце не выдержало страшного известия.

Валерий родился в Ташкенте, но все детство провел здесь, в Рудне. На небольшом поселковом кладбище покоятся его родные. Рядом с могилой отца решили похоронить и сына.

«Хотелось быть похожим на него»

– Он купил дом в этом поселке пять лет назад. После выхода на пенсию мечтал жить здесь с семьей, – говорит соседка Валентина Белоножкина. – Мама очень гордилась им. Не могу поверить, что его больше нет…

Сдержать слез на церемонии прощания не мог никто.

– Это нестерпимая, непередаваемая боль. У меня дети сейчас в Египте отдыхают, очень за них переживаю, – говорит жительница Рудни Мария Стельникова.

Двоюродный брат командира экипажа Владимир вспоминает, как когда?то перед обоими молодыми людьми стоял нелегкий выбор профессии.

– Он был старше меня на девять лет, и я все время хотел быть похожим на него, – говорит мужчина. – Валера пошел в авиацию, а я – в милицию. Мы оба получили звания капитанов. В семье нас так в шутку и называли – два капитана…

Всегда рвался к штурвалу

Приехавшие попрощаться с другом летчики с огромными опытом и стажем не скрывают своих эмоций. По их словам, Валерий был авиатором от Бога.

Стать летчиком он мечтал с детства, вспоминают родные. Поступил в Ставропольское высшее военное училище. Летал штурманом на истребителях, а после выхода на пенсию переучился на летчика гражданской авиации. Коллеги любили и уважали его за смелость, компетентность и уважительное отношение к людям.

– Валера мог посадить самолет в такой ситуации, где другой не смог бы это сделать, – вспоминает тетя Татьяна Петерсон.

О гибели друга бывший командир Ту-154 Евгений Тонков, живущий сейчас в Сибири, узнал из новостей и сразу стал собираться в путь. Они познакомились в Сургуте. Молодой Валера Немов пришел из ВВС в гражданскую авиацию на должность штурмана.

– Мы проработали с ним почти 10 лет – летали в одном экипаже, – рассказывает Тонков. – Он был штурманом, но всегда рвался к штурвалу… Специально для этого переучился на пилота и долгие годы (в компании «Когалымавиа» Немов трудился с 2001 года. – Прим. авт.) был капитаном воздушного судна. Своим молодым коллегам я всегда ставил Валеру в пример – к каждому своему полету он готовился, словно к первому, очень ответственно. Сын Ваня всегда гордился отцом!

Все друзья и соседи очень переживают за самочувствие Валентины Немовой.

– С мамой Валеры дружим уже много лет, – говорит соседка. – Сын для нее был всем, только о Валере разговоры и вела… Знаю, как тяжело будет ей вернуться в опустевший дом… Но мы обязательно поможем.

Отпели Валерия Немова во дворе дома, в который ему так и не удалось вернуться. А похоронили рядом с отцом. Ему было 48 лет. Три прощальных залпа в небо – традиционная дань летчику и офицеру.

Роковое путешествие

Жертвами крушения самолета стали волгоградец Леонид Мнацаканов и его супруга Анна Пахарь. Они познакомились в Санкт-Петербурге, куда Леонид переехал несколько лет назад. Свадьбу сыграли в июне этого года.

– Они были очень счастливы. Страстью молодоженов были путешествия, – говорят друзья. – Не так давно они отдыхали в Таиланде, а в октябре решили полететь в Египет.

В Волгоградскую область семья переехала из Киева. Мама Леонида купила дом в Калаче-на-Дону. А сын женился, дважды стал отцом. В детях души не чаял, но с супругой общего языка не находил, поэтому развелся. Сыновей и бывшую жену обеспечивал полностью, всегда помогал.

У Леонида остались двое сыновей от первого брака – мальчики девяти и шести лет. Федя и Миша должны были лететь вместе с отцом, но в последний момент все переиграли.

– Мне пришло ощущение того, что они пережили там, в самолете, в эту минуту, пока падали… и эту безысходность, и то, что там внутри происходило, – рассказала сестра Татьяна Мнацаканова. – Вот это, мне кажется, самое страшное для них было. Длиннее жизни всей…

«Волгоградская правда» выражает искренние соболезнования родным жертв страшной трагедии.

Фото Александр Куликов