Последняя драма Второй мировой

60 лет назад казнили обвиняемых Нюрнбергского процесса. В ночь на 16 октября 1946 года, состоялся последний трагический акт Второй мировой войны – в тюрьме германского Нюрнберга были казнены главные нацистские преступники гитлеровского режима. О том, как это было и что предшествовало этому событию, рассказывает наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.

Преступление и правосудие

Процесс в Нюрнберге начался 20 ноября 1945 года. Он проходил во Дворце правосудия – одном из немногих зданий этого города, уцелевших во время бомбежек. Суду были преданы высшие и государственные деятели фашистской Германии. Руководство трибуналом президент США Гарри Трумэн поручил судье Роберту Джексону.

Каждый обвиняемый в зале суда в течение всего судебного процесса должен был занимать отведенное ему место. Первым входил в зал Герман Геринг. За ним следовал адмирал Карл Дёниц, рейхсканцлер Германии после смерти Гитлера. Рядом садился Рудольф Гесс, чье бегство в Англию в 1941 году не снимало с него ответственности за совершенные им преступления.

Основным пунктом обвинения, из которого вытекали все остальные, стал на процессе заговор обвиняемых. А именно – предумышленный характер всех совершенных ими преступлений.

Ни один из обвиняемых в ходе процесса виновным себя не признал. Так, например, генерал-полковник Альфред Йодль, начальник штаба оперативного руководства верховного командования вермахта, с трибуны суда заявил: «За все, что я делал, я могу с чистой совестью ответить перед Богом, перед историей и перед своим народом!».

Страшные воспоминания

Одним из ключевых свидетелей обвинения стал на процессе начальник III управления Главного управления имперской безопасности группенфюрер СС Отто Олендорф, представший перед судом в январе 1946 года. Когда ему задали вопрос, зачем отряды под его командованием убили около девяноста тысяч евреев и людей других национальностей, Олендорф пояснил, что, на его взгляд, «это была самооборона. Убивали, потому что они поддерживали коммунистов. А раз так, их кто-то должен был ликвидировать». «А как же дети? Зачем вы убили тысячи детей?» – задал уточняющий вопрос судья. «Ну, если бы они выросли и узнали, что мы ликвидировали их родителей, они стали бы врагами Германии. Поэтому пришлось ликвидировать и их», – ответил матерый нацист.

Сам Отто Олендорф был приговорен к смертной казни на одном из последующих судебных процессов по делу фашистских преступников – он был повешен по приговору суда 7 июня 1951 года.

Об ужасах фашистских концлагерей суду рассказывала, в частности, француженка Мари Клод Вайян Кутюрье, бывшая узница Освенцима и Равенсбрюка. «Эшелоны, прибывающие в концлагерь, – поведала она, – фашисты отгоняли на дополнительный путь – прямо к газовым камерам. Мы видели, как солдаты вскрывали вагоны, как они выгоняли из них мужчин, женщин, детей. Мы видели, как прощались пожилые супруги, как матери расставались с детьми. Молодых девушек уводили в лагерь, а матерей с маленькими детьми отправляли в газовые камеры. Однажды ночью мы проснулись от жутких криков. А на следующее утро узнали от мужчин, работавших в зондеркоманде, что накануне газа не хватило, и детей в печи бросали живыми…».

Ни тени раскаяния

Даже пребывая в зале трибунала, нацистские преступники подчас старались поразить присутствовавших своими выдержкой и хладнокровием. Так, на вопрос: «Это правда, что вы убили три с половиной миллиона человек в Освенциме?» – бывший комендант этого концлагеря Рудольф Хессе с ледяным спокойствием ответил: «Нет, неправда. Только два с половиной миллиона». «Что же случилось с остальными?». «Они умерли от слабости и старости».

Рейхсмаршал Герман Геринг, в свою очередь, заявил в ходе трибунала: «Я подписывал все без исключения законы, издаваемые в то время, и не несу ответственности за это».

Перепуганный Вильгельм Кейтель, бывший начальник штаба верховного командования вермахта, требовал на суде заменить ему повешение расстрелом. Главный кадровик нацистской партии обергруппенфюрер СА Роберт Лей в ходе Нюрнбергского процесса сам вынес себе приговор и сам привел его в исполнение – сделав петлю из кусков полотенца, он повесился в тюрьме на канализационной трубе.

Приговор и казнь

1 октября 1946 года Нюрнбергский трибунал огласил свой приговор. К разным срокам тюремного заключения он приговорил семерых – Рудольфа Гесса, Вальтера Функа, Эриха Редера, Бальдура фон Шираха, Альберта Шпеера, Константина фон Нейрата и Карла Дёница. К смертной казни были приговорены двенадцать подсудимых – Иоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель, Эрнст Кальтенбруннер, Альфред Розенберг, Ганс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер, Фриц Заукель, Альфред Йодль, Артур Зейсс-Инкварт и Герман Геринг. Ближайший соратник Гитлера начальник партийной канцелярии НСДАП Мартин Борман также был приговорен к казни, но заочно. Однако, скорее всего, он к тому времени был уже мертв: 2 мая 1945 года Борман, по официальной версии, отравился цианистым калием.

Избежать казни удалось рейхсмаршалу Герману Герингу – за два часа до повешения он раздавил зубами ампулу с цианистым калием. То, как и от кого он ее получил, по сей день точно неизвестно. Остальные приговоренные к смерти были повешены в ночь на 16 октября1946 года.

По-разному вели они себя в день казни. Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел Германии, провозгласил: «Мое последнее желание, чтобы Германия вновь обрела свое единство, чтобы взаимопонимание между Востоком и Западом вело к миру на Земле».

Бодрее других держались начальник главного управления имперской безопасности Эрнст Кальтенбруннер и рейхсминистр юстиции Германии Ганс Франк. Фриц Заукель, бывший Комиссар по рабочей силе, до самой смерти продолжал твердить о своей невиновности.

Единственным из казненных, кто упомянул Гитлера в предсмертной речи, стал Юлиус Штрейхер, бывший гауляйтер Франконии и главный редактор антисемитской газеты «Штурмовик». Штрейхер, кстати, стал единственным из обвиняемых, кто бывал уже ранее в Нюрнбергском зале правосудия в качестве обвиняемого: прежде его здесь судили за растление малолетней, но тогда он сумел оправдаться.

Они боялись смерти

Приводить приговор в исполнение было поручено младшему сержанту армии США Джону Вудду, имеющему большой опыт по этой части: дома, в Сан-Антонио, он к тому времени казнил 347 осужденных убийц и насильников. Но в Нюрнберге Джону пришлось основательно потрудиться. Организатора гитлерюгенда Юлиуса Штрейхера ему, например, пришлось тащить к виселице под руки. Штрейхер при этом обмочился от страха – он никак не хотел умирать.

Позднее Джон Вудд вспоминал, что некоторые приговоренные оказались на редкость живучими: так, Риббентроп, Йодль и Кейтель бились в петле по нескольку минут, а Штрейхера американскому палачу даже пришлось додушить руками…

После казни тела нацистских преступников были осмотрены и сфотографированы представителями союзных держав. Затем каждый труп вместе с веревкой, на которой он был повешен, завернули в матрац. То же сделали и с телом Геринга.

В четыре часа утра гробы с телами нацистских преступников погрузили на грузовики, накрыли брезентом и в сопровождении военного эскорта доставили в Мюнхен. Там их кремировали, пепел же развеяли по ветру.

DNG