Прямая речь

Александр Ашеров о народном контроле программы переселения, Раиса Скрынникова о пользе продовольственных карточек, Станислав Коротков об аукционах на «красивые» автономера

Александр Ашеров, руководитель Волгоградской ассоциации жителей многоквартирных домов:

- Недавно в Камышине, где для жильцов аварийных домов возвели три новостройки, протестирована новая система приемки жилья. Прежде чем переехать, люди лично проверяют долгожданные квадратные метры. А вместе с ними дома инспектируют представители областного строительного ведомства, комитета ЖКХ, инспекций Госстройнадзора и Госжилнадзора, мэрии, Волгоградского ОНФ, компании-застройщика.

Теперь этот опыт планируют распространить на все «программные» дома, возводимые в регионе. На мой взгляд, решение логичное, поскольку до сих пор многие переселенцы не знают, что именно им положено по закону.

Юридических нюансов действительно масса. К примеру, если это муниципальное жилье, то переселение происходит по договору найма. То есть люди теряют право собственности, но идут на это, ведь дом рушится!

Большие проблемы и с механизмом отнесения каждого конкретного дома к категории ветхого жилья. Несмотря на то что законодательно это определение нигде не закреплено, под него подпадают помещения, общий износ которых составляет в деревянных постройках и мансардах не менее 65?%, в кирпичных – не менее 70?%. При этом основные несущие конструкции позволяют сохранять устойчивость здания, но оно уже не удовлетворяет эксплуатационным требованиям.

Степень износа здания определяется специалистами, но опять?таки в приблизительном значении, так как точной формулы для ее вычисления нет. Поэтому и решение о признании жилья ветхим принимается должностными лицами уполномоченных органов, и тут возникает очень много вопросов.

Важно знать: если администрация посчитала, что ваше жилье не является ветхим и пригодно для проживания, то такие действия возможно оспорить в суде. Нередки случаи, когда граждане доказывают, что имеют полное право на участие в программе, проведя необходимую экспертизу и исследование здания, помещения, строительной конструкции.

Еще один момент – качество возведенного жилья. Во многих случаях оно оставляет желать лучшего. Недавно был скандал с переселением в дом, находящийся в Среднеахтубинском районе. Из городской казны на устранение недоделок ушло около пяти миллионов рублей. И это не единственный случай. Поэтому мы всегда настаивали на том, чтобы в состав комиссии, принимающей жилье, входили люди, защищающие интересы переселяющихся. То, что подобная практика начала внедряться, хороший знак.

Раиса Скрынникова, председатель Волгоградского отделения Всероссийского детского фонда, член Общественной палаты региона:

- С мая 2016 года в Волгоградской области, как и во всей России, начнут действовать продовольственные социальные карты номиналом тысяча рублей. Выдавать их будут малообеспеченным гражданам, которые смогут приобрести на эту сумму набор продуктов местного производства.

У нас с 2013 года уже применяются продуктовые карты для многодетных семей, но там не обозначено, сколько детей в семье – пять или десять. Я думаю, что введение новой системы позволит урегулировать этот процесс с учетом количества членов семьи.

Сегодня, если предоставляется выбор – льготы или денежная компенсация, многие предпочитают деньги. А коли уж выбор пал на карточку, то за счет регионального бюджета гражданин получит возможность приобрести продукты питания отечественного производства, в том числе местного. Получается, что одновременно оказывают помощь и малоимущим гражданам, и местным производителям.

Сама идея однозначно хорошая. И зарубежный опыт тому подтверждение. Я считаю, что введение продовольственных карточек простимулирует отечественного производителя и сельское хозяйство и, как следствие, поспособствует импортозамещению. Опять же покупательная способность не упадет слишком низко. Но вместе с тем важно изначально исключить негативное психологическое восприятие – не относиться к этому как к пережитку голодных советских лет, когда выдавали талоны на продукты питания.

Еще важнее проработать четкий юридический регламент действия этой системы. Ведь в России меры такого рода до сих пор вызывали немало нареканий. Взять хотя бы тот факт, что гражданин не сам выбирает себе товар, а берет то, что ему дают. Причем зачастую этот продукт оказывается довольно низкого качества, а то и на грани исхода даты годности. Более того, нередко товары по таким карточкам могут быть еще и дороже, чем если бы их покупали за деньги.

При переходе на новую систему такого подхода категорически не должно быть. Люди должны иметь возможность решать, что и какого качества им взять. Очень важно, чтобы строго соблюдался принцип адресности этой формы социальной поддержки. Ведь согласитесь, к примеру, что далеко не каждый пенсионер может считаться малоимущим.

Также, на мой взгляд, очень важно, чтобы возможность коррупционной ситуации была сведена к минимуму. И чтобы отовариваться по карточкам можно было не в строго ограниченном перечне магазинов, иначе это сыграло бы на руку нечестным представителям органов власти и бизнесменам.

Станислав Коротков, заместитель председателя Волгоградской областной Думы:

- Недавно глава ГИБДД России Виктор Кирьянов заявил, что его ведомство в целом и он в частности не против того, чтобы так называемые «красивые» автомобильные номера продавались на открытых аукционах. По словам руководителя инспекции, если депутаты Государственной думы выступят с соответствующим предложением, то в ГИБДД его поддержат. А государственная казна только пополнится.

Предлагается введение раздельных процедур присвоения и изготовления государственных регистрационных знаков, что позволит правительству РФ определить порядок проведения аукционов по продаже таких номерных знаков и исключить существующие «серые» схемы.

Я считаю, что подобную практику вводить надо, как это принято за океаном и в развитых европейских странах. Особым спросом эффектные регистрационные знаки пользуются в Великобритании, где недавно был установлен очередной мировой рекорд стоимости такого знака. В первую очередь механизм продаж должен быть прозрачным. Если будет аукцион – ясно, что госструктуры не торгуют этими номерами из?под полы, а значит, нет коррупционной составляющей.

На мой взгляд, нужно элементарно обозначить четкую стоимость каждой комбинации. Так сделали, например, в Литве и прекрасно себя чувствуют. Право выбора номера – одна сумма, три одинаковые цифры – другая сумма, три одинаковые буквы – третья, и так далее.

Правда, есть опасность, что на аукционах часть номеров будут скупать все те же перекупщики. Сейчас они действуют по давно отлаженной схеме. За взятку в столице «красивый» номер никак не получить, и они скупают за копейки автохлам. Получая сигнал о том, что куда?то пришла «красивая» серия номеров, начинают ставить туда на учет машины, причем сколько угодно. Часть из них получает очень «красивые» номера, которые потом продаются за очень приличные деньги вместе с этой рухлядью на колесах. Покупатель утилизирует автохлам и перевешивает номер на свою машину.

Поэтому нужно разработать схему надзорных функций, которая исключала бы такие моменты. И это тоже должны учесть законодатели. И самое главное – должно быть четко прописано, как должны проходить эти аукционы и кто их будет проводить. Оповещать об их проведении можно в СМИ и на официальных сайтах. В общем, это предложение требует серьезной проработки.