Пускать или не пускать?

Аргументы за и против посещения родственниками пациентов в реанимации.

Точка в этом споре была поставлена в прошлом году. В России были разработаны рекомендации для посещения больных в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), соответствующее информационно-методическое письмо направлено в регионы с пометкой «для неукоснительного исполнения». И для родственников пациентов двери реанимаций открылись. Однако большинство врачей по-прежнему остаются при своем мнении, считая присутствие посторонних людей в реанимации нежелательным. Почему, выясняла обозреватель «ВП» Ольга СУРАГИНА.

Визит с «гостинцем»

Участники кампании «За открытую реанимацию» празднуют победу – это действительно большой шаг вперед. По официальным данным, количество посещений родственниками пациентов ОРИТ за полгода увеличилось почти на треть! Только вот специалисты не сдают своих позиций: чем меньше посторонних в ОРИТ, тем лучше.

– Дело не во вредности медперсонала,– утверждает главный внештатный специалист по анестезиологии-ревматологии регионального комитета здравоохранения Игорь Баранов.– Врачи тоже люди, во многих лечебных учреждениях, в том числе и нашей области, родственникам старались идти навстречу и, если в том была необходимость и не было вреда для пациента, разрешали их посещения.

Баранов объясняет: больным после тяжелых травм, инсультов, тяжелых операций присутствие родственников не только полезно, но и необходимо! Вид родного человека, звуки его голоса, прикосновения, помогают восстанавливаться, ускоряют процесс реабилитации. Но у врачей действительно есть серьезные причины выступать против.

Первая и главная – нарушение санэпидрежима и риск распространения внутрибольничных инфекций. Бактерии быстро приспосабливаются к антибиотикам, становясь невосприимчивыми к ним – это общемировая проблема. Для пациентов ОРИТ она особенно актуальна, ведь у них серьезные сбои в иммунной системе.

– Как бы сотрудники ОРИТ ни боролись с микробами, как бы эффективно ни работали специальные лампы и приточные системы, на больном, который долго находится в неподвижном состоянии, вырабатывается так называемая супер инфекция,– говорит доктор.– Именно поэтому в реанимации используются самые сильные антибиотики.

Поэтому посещение родственников – это всегда риск занести лишнюю инфекцию, а главное – вынести оттуда суперинфекцию

– Голливудские фильмы, где у постели больного в реанимации сидит целый семейный клан и дружно уплетает пиццу,– это выдумка,– утверждает Игорь Баранов.

За чей счет?

Проблему решить в принципе можно. В соответствии с рекомендациями Минздрава сегодня родственников, пришедших в ОРИТ, готовят к посещению пациентов, как космонавтов к полету. На них надевают бахилы, халаты, шапки и маски, просят вымыть руки антибактериальным препаратом. Инфекция не пройдет!

Однако есть одно «но» – экономическое. Такая экипировка для одного человека обходится примерно в 500 рублей. Но у провинциальных больниц на счету каждый рубль, и возросший поток посетителей реанимаций обходится в солидную копеечку. Ту самую, которая рубль бережет – эти деньги врачи с большим удовольствием потратили бы на приобретение, например, следящей аппаратуры, лекарственных препаратов и прочего, без чего работа реанимации невозможна.

И второе «но» – кадровое. Если вы придете в реанимацию в той же Швеции, там есть специальный сотрудник, который моет пол каждые полчаса. В реанимациях же наших больниц пол мыть после каждого посетителя просто некому – медсестер и санитарок катастрофически не хватает.

Впрочем, возражают жители, все эти расходы можно переложить на родственников пациента.

– Если семья так рвется в реанимацию, невзирая на уговоры врачей, пусть оплачивает издержки своего посещения, – рассуждает волгоградка Татьяна Селезнева. – Пусть больницы вводят платную услугу из разряда сервисных. Ведь, если, к примеру, мы желаем разместить родственника в отдельной палате, то мы ведь не требуем сделать это по полису. Так почему за нахождение посторонних в реанимации должна платить больница?

А как же врачебная тайна?

Есть и другой важный нюанс: в правилах говорится, что медперсонал должен обеспечить защиту прав всех пациентов в ОРИТ, включая защиту персональной информации. Учитывая, что в реанимации лежит, как правило, несколько человек и к тому же разного пола, это действительно актуально.

Мало кому из людей понравится, что на него – беспомощного и обнаженного, в катетерах, шлангах и проводах – будут глазеть посторонние люди, не имеющие отношения к медицине. Но как эту защиту прав и персональной информации обеспечить на практике?

– Идеальный вариант – возле каждой кровати с пациентом поставить ширму. Но это снова расходы, которые далеко не каждому лечебному учреждению по карману,– комментирует Игорь Баранов.

Впрочем, и тут возникает сомнение – разве ширма способна обеспечить врачебную тайну? К тому же в реанимацию или в ПИТ прийти навестить родственника могут разные люди – особенности поведения и уровень их воспитания это, как говорится, кому как повезет. Другими словами, где гарантия, что от них спасет ширма? Если вы пациент этого отделения, разве вас устроит такое соседство?

– Единственное, что мы можем сделать, это убрать с кроватей таблички с указанием ФИО пациента и его истории болезни, хотя для медперсонала это было удобно и необходимо,– говорит доктор.

Здесь не театр!

Врачи не скрывают: они часто боятся хаоса в реанимации. Помещения ОРИТ, как правило, не слишком просторные, напичканные аппаратурой. Там и самим медикам порой не развернуться. Если ситуация авральная (а она в реанимации может случиться в любой момент), лишний человек будет мешать.

Хорошо, если родственник адекватный, понимающий ситуацию – он быстро выйдет. Если же нет, тогда гарантирован скандал, а в худшем случае – потасовка с медиками и выбитые двери. Самые проблемные, отмечают специалисты ОРИТ, пациенты цыганской национальности. Навестить их порой приходит целый табор, который к разумным доводам прислушивается редко.

– Реанимация – не театр,– еще раз напоминает Баранов.– Увидев своего близкого человека «в каких-то трубках», родственники выдают совершенно непредсказуемую реакцию. Впечатлительные, нервные, боящиеся крови могут начать рыдать или вообще упасть в обморок, а у персонала ОРИТ и без того работы достаточно.

Уроки доброты

Еще больше дестабилизируют ситуацию излишне любопытные родственники. Понятно, что все хотят получить от врача максимальную информацию о состоянии здоровья близкого человека.

– Но во всем должна быть мера,– говорит врач.– Бесконечно задавая вопросы, даже самого спокойного доктора можно довести до белого каления. Поверьте, мы делаем все возможное! Но если уж вы настояли на посещении реанимации, устройте свой визит полезным образом. Например, помогите санитаркам и медсестрам. Не готовы? Тогда, может, лучше довериться врачам и подождать, пока пациента переведут из реанимации в обычную палату? Ведь родственники пациента и медики – не враги, а союзники, у которых одна цель – помочь тяжелобольному.

ПАМЯТКА ПОСЕТИТЕЛЯМ

Правила посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии

1. Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). Медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.

2. Посетители в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения в отделение не допускаются.

3. Посетитель обязан соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медперсонала, не прикасаться к медицинским приборам.

4. В отделения реанимации не допускаются дети до 14 лет и более двух родственников одновременно. Во время инвазивных манипуляций (при интубации трахеи, сердечно-легочной реанимации и других) любые посещения запрещены.

5. Лечебные учреждения имеют право устанавливать дни и часы посещений пациентов в реанимации. Во время карантина вход в ОРИТ всем посторонним лицам запрещен.