Работали не покладая рук

Так повелось, что мы чаще записываем воспоминания участников войны и недостаточно говорим о тружениках тыла. А ведь крепкий и надежный тыл – основа победы. Особенно хочется сказать о подвигах женщин, которые осваивали новые профессии, выполняя непосильную работу. А наравне с женщинами трудились их дети.

Герои нашей публикации – труженицы тыла Анна Спикина и Галина Лазарева рассказали о своей трудовой жизни в страшные военные годы.

«Радовались объедкам от селедки»

Маленькая кухонька. За деревянным небольшим обеденным столом седоволосая пожилая женщина – Анна Спикина. Услышав, что мы зашли в дом, она перевела взгляд от окна на нас.

– О войне, что ль, пишете? – обратилась к нам Анна Прохоровна. – Что говорить о ней, проклятой? Она у детей детство отняла, молодость унесла, жизни погубила. Досталось и взрослым, и детям, и всем на свете.

Анна войну встретила в семнадцать лет, в хуторе Раздоры, что в Михайловском районе. Отца забрали на фронт, а Аня с мамой и двумя сестрами переехала в Сталинград.

– Тяжело было в колхозе, труд там несли непосильный. Молодые девушки и сажали, и сеяли, и трактором управляли, – рассказывает Анна Прохоровна. – Я в городе стала работать на «петровзаводе», снаряды на станках делали, а мама уборщицей в общежитие устроилась.

Анна Прохоровна опять устремила взгляд в окно.

– Что говорить о ней, проклятой? – повторила знакомую фразу. – Мы, молодые девчонки, 16-килограммовые снаряды поднимали. Вот поднимешь его на станок, хорошенько закрутишь и начинаешь обрабатывать, чистить. И если норму за день выполнишь, уже даже не помню, сколько это снарядов было, то тебе давали кусочек хлеба. Норму недовыполнил – кусочек меньше. А откуда-то там силам взяться для работы?

Спасала многих от голода молодых девушек женщина, которая работала в заводской столовой.

– Она приносила в общежитие головы селедок. И мы, окружив ее, разбирали их и радовались. Ели и есть хотели. Досыта никогда не наедались. Хоть немного голод затушим и спать. А утром по гудку опять на работу…

«Нашу бригаду хранил Бог»

Труженица тыла из Котельниковского района Галина Лазарева испытала все тяготы военной жизни уже в подростковом возрасте.

– Мне было тринадцать лет, когда началась война, – рассказывает Галина Лазарева. – Тот день, когда объявили войну, мне не забыть никогда. Известие о ней я встретила в Новосибирске. С раннего утра светило яркое, ласковое солнце, мы с сестрой решили пройтись по магазинам. Помню, как счастливые прибежали домой, разбирали покупки, разговаривали, смеялись. И вдруг голос из репродуктора: «Сегодня нам объявила войну Германия».

Весь город, как черная зловещая тень, облетела страшная весть – на СССР внезапно напала фашистская Германия. На фронт стали забирать отцов, мужей, братьев. Срочно перестраивали работу заводы, фабрики, колхозы. Теперь все работали для фронта.

– В Новосибирске мы жили недалеко от железной дороги. Каждое утро с сестрой бегали провожать военные эшелоны. А в июле я переехала к маме в Кемеровскую область, на станцию Плотникова. Помню, как проснулась утром в деревне, а на улице пустота – все дети на работе. На следующий день в эту работу включилась и я. Летом пололи поля, косили траву. Осенью вязали снопы, убирали сено. Зимой перебирали, чистили, мыли картошку, готовили для фронта. Летом 1943 года меня назначили поваром в бригаду, а 29 декабря пришла повестка из военкомата.

Пятнадцатилетняя Галя Лазарева взяла портфель, кусочек хлеба и отправилась в военкомат.

– Направили меня в Прокопьевск, на территорию шахты. Первое, на что я обратила внимание, – аккуратно одетые девушки, в фуфайках, портянках, на ногах – лапти. В семнадцатом подготовительном участке я была самая маленькая. Меня когда забойщики первые раз увидели, стали ругаться: «Что вы делаете? Еще и детей сюда отправляете».

Работали по двенадцать часов. Но, несмотря на всю тяжесть, женщины трудились с гордостью, что их труд тоже «бьет» по врагу и приближает победу.

– Нашу бригаду Бог хранил все военные годы, – говорит Галина Лазарева. – Однажды меня с забойщиком отправили на параллельный штрек. Вниз в штрек вела лестница. Кайло и лопата были главными орудиями труда. Забойщик получил задание рубить молотком забои. А мне предстояло разбурить скважину. Лопатой я выбивала уголь, кусочки угля потихоньку падали, падали и засыпали меня полностью. А забойщик работал, но за мной поглядывал, знает он все тяготы этой работы! Он-то меня и спас!

В мае 1945, когда объявили долгожданную победу, подняли нас из «подземелья» и сообщили, что война наконец закончилась. И сейчас этот день у меня перед глазами, как картинка из военного фильма: толпы незнакомых, но до боли родных людей на площади, пулеметная стрельба вверх, смех и слезы – все слилось воедино.

В 1945 году Галина приехала в Новосибирск, познакомилась с участником войны, родом он был из Котельниковского района, куда впоследствии и привез свою жену.