Рабы 21 века

  • Рабы 21 века
  • Рабы 21 века
  • Рабы 21 века
В пригороде Волгограда царили нравы Средневековья.Наш автомобиль застыл вблизи лесопосадок, и из кустов тут же показались люди. Парни молодые и постарше, женщины с детьми. Измученные, насквозь промокшие от нежданно ударившего дождя. Гастарбайтеры из Узбекистана третью неделю кряду ночуют, где придется, чаще – на голой земле. Сбежав от работодателей, они готовы на все, только бы не возвращаться к ним.

Кабала

История проста и банальна, пока не увидишь вблизи людей, ставших ее участниками. А началась она в Амударьинском районе Каракалпакии – ближайшем к нам регионе Узбекистана. Выходец из этих мест некто Кахрамон, обосновавшийся в Волгограде уже давно, посулил землякам работу в поле с ежемесячной оплатой семь тысяч рублей. Россиянам такой калач даром не нужен. Но в узбекских краях безработица жуткая, люди хватаются за все, что поможет заработать на хлеб насущный. По приезду Кахрамон сдал доставленных им работников с рук на руки предпринимателю – азербайджанцу Дунямалы Ибадову. Первым делом, естественно, паспорта перекочевали в его руки, а новоприбывшим предложили подписать некий договор. Спрашивать о его содержании подписантов бесполезно. Единицы из них могут худо-бедно изъясняться на русском. Тому, кто отказывался подписывать, объяснение давалось в «прикладной форме».

Дальше по такому сценарию: подъем в 4-5 утра, возвращение с поля затемно. На летнем солнцепеке сеяли, пропалывали, убирали урожай. Тех, кто возмущался, отказывался работать в таких условиях, наказывали. Для этого из города-героя приезжали молодые физически крепкие сородичи фермера. За пределы балаганного поселка выходить запретили под угрозой избиения, кормили хуже некуда, но самое печальное для узбеков, все терпевших ради денег, началось, когда подошло время оплаты. Таковой не случилось ни разу.

По договору нужно отработать три месяца на оговоренных условиях, потом делайте что хотите. Но когда люди захотели вернуть паспорта, им отказали. Самому настойчивому Урунбаю Юсупову съездили по уху, порвали документ и швырнули его в лицо. Как теперь ему возвращаться на родину – не знает никто. Впрочем, до этого дня еще далеко. От побоев и непосильного труда 18 человек ухитрились сбежать из трудлагеря имени Дунямалы. Хотя сделать это непросто. Регулярно наезжают все те же молодцы, исполняющие функции надсмотрщиков. А главный наблюдающий – гражданка Хаитжон Саитова. Узбечка по происхождению, со слов беглецов – ранее судимая у себя на родине за работорговлю, она условно-досрочно освободилась и знает, как управляться с непослушными. Парни из бригады охраны отвечают за дисциплину в мужских рядах, она же упражняется на женщинах. О деньгах хозяев лучше не спрашивать. Последним рискнул это сделать молодой парень Нурбек Тошев. Били его так, что даже ухо разорвали.

Возможно, этот эпизод стал той каплей, что подвигла 18 человек на побег из лагеря. Еще 20 уйти из Самофаловки, вблизи которой разбиты их балаганы, пока не решаются. В день, когда мы приехали к беглецам, женщина по имени Зилола, отправилась пешком к лагерю, чтобы помочь еще кому-нибудь выйти на волю. Она же, кстати, ухитрилась двумя неделями раньше добраться до Москвы, до генерального консула Узбекистана в России Шавката Каратаева. После чего вернулась к своим. Генконсул же позвонил члену Всероссийского совета диаспор РФ Рустаму Джураеву, бывшему сотруднику правоохранительных органов России. С ним мы и приехали на встречу, описанную в начале статьи.

Ситуация, со слов беглецов, у которых, кстати, трое малолетних детей, теперь такова. Сумки с вещами, брошенные беглецами в панике, им не отдают. Надо заплатить за свои же нехитрые пожитки пять тысяч. За паспорт работодатели требуют с их владельцев уже 20 тысяч. Утверждают, что за корм и хлопоты те задолжали. Все последние недели бежавшие 18 человек нанимаются ко всем, кто хотя бы накормит. Ночуют они в разных местах, преимущественно в лесопосадках вблизи федеральной трассы Волгоград – Москва, воду пьют из речки Сакарка. Места ночевок меняют из страха быть найденными. Дунямалы Ибадов, размахивая пистолетом, не раз говорил, что не боится ни полиции, ни прокуратуры, ни президентов. И что он их везде достанет. Судя по организации собственного трудового лагеря, возможности и способности у него действительно немалые.

Деньги – человек – деньги

На следующий день вместе с сотрудниками прокуратуры и миграционной службы мы отправились в Самофаловку, к тем двадцати, что остались на месте работать у Ибадова. Работники собирали в поле морковь в мешки, хозяин оказался на месте. Столь мощный правоохранительный десант он встретил скептически – «езжайте, езжайте в поле, может чего и найдете». Обид у него, оказывается, накопилось тоже изрядно.

– Людей ко мне привезли в январе, – говорит Дунямалы, – я заплатил за каждого по шесть тысяч рублей. Оплатил все пошлины, оформил разрешение на работу, кормил их, нашел жилье. А после оформления стали требовать, чтобы я продал их другому человеку.

«Заплатил», «продал» – применительно к людям звучит дико, но эта лексика в таких случаях, увы, сейчас привычная. Дунямалы Ибадов считает, что в истории с 18 беглецами именно он является пострадавшей стороной. Собственно, и бегства то не было, настаивает он. С его слов, отколовшуюся группу та самая Зилола, что в Москву ездила, продала китайцам. Версия, мягко выражаясь, сомнительная. Если уж задумала дама с китайцами гешефт провернуть, на кой генконсула в этот бизнес вмешивать?! И главное – отчего же «проданные» как черт ладана боятся своего прежнего властелина?

Вернувшиеся с поля мужчины и женщины образовали полукруг. Вскоре ответы, приходившие от них правоохранителям, радовали уши и сердце своим оптимизмом. Кормят замечательно, убежали те, кто не хотел работать, обхождение достойное, что касается денег – дают, кому надо срочно отправить перевод. Кому сто долларов, кому триста… А вообще полный расчет только по завершении сезона. Картина полярная услышанному нами накануне!

Загадка раскрылась через считанные минуты, когда мы увидели за полицейским газиком двух взахлеб ревущих женщин и парня с мокрыми глазами. Рустам Джумаев, ставший на два дня нашим переводчиком, предупреждал, что в присутствии золотозубой Хаитжон и грозного Дунямалы следует быть готовым к подобным ответам. И все же мы оказались поначалу застигнуты врасплох. Услышанное вчера эти женщины подтвердили. И про скверную еду, и про непосильный труд, и про побои, и про пистолет… А что касается денег, их действительно получили несколько приближенных к руководству лиц. «Стукач». Это слово было единственным, которое узбеки уверенно произносили по-русски. Похоже, именно одна из представительниц этого сообщества вскоре появилась. Плотно сбитая повариха так яростно нападала на хлюпающих носом товарок, что, казалось, вот-вот вцепится им в волосы. Несколько мужчин стойко держали нейтралитет. Как выяснилось, это местная аристократия – тракторист и водитель. Только у них паспорта были при себе, и вскоре намечался расчет. Сколько заплатят, водитель Зарифбой, правда не знал. Отработав четыре месяца, он пока ничего не получил, но «обещали заплатить нормально».

Тем временем, правоохранители объявили: все работники должны проехать в прокуратуру Городищенского района для уточнения данных. После этого они вправе сами решать: возвращаться или поступать, как им заблагорассудится. Момент истины наступил незамедлительно. С замызганными баулами и сумками к автомобилям устремились чуть не все, кто едва вернулся с поля. Увезти, плотно упаковав газик, и две легковушки, включая нашу – редакционную – смогли только тринадцать человек. Издали сулила им кары небесные Хаитжон Саидова, но это никого не остановило.

Что касается Дунямалы Ибадова, он отправился вместе с сотрудником прокуратуры за документами, подтверждающими его право на землю, за договорами с узбекскими тружениками… Итоги расследования по заявлению 18 сбежавших из Самофаловки станут известны не завтра, и не послезавтра. Мы же доставили к порогу Городищенской прокуратуры двух женщин из числа решившихся на отъезд, когда дождь лил уже в полную силу. Под навесом выросла к тому времени гора нехитрого скарба гастарбайтеров из Узбекистана. Уезжали мы только с одной мыслью, что ждет их после беседы со следователем? Где будут ночевать, чем будут питаться эти 13 человек, так и не получившие ни гроша за свой многомесячный тяжкий труд? Камень с души упал, когда узнали от Рустама Джумаева, что всех гостей из Узбекистана и разместили, и баню им устроили, и с работой обещали помочь. Один из местных фермеров согласился их принять. Похоже, после всех мытарств в жизни узбекских гастарбайтеров наступила светлая полоса. Но произошедшее с ними настолько типично, что невольно задаешься вопросом – неужели за столько лет не выработаны правовые механизмы, исключающие произвол и торговлю людьми? Неужели нельзя ввести процесс трудовой миграции в цивилизованное русло?

В ближайшее время в редакции газеты «Волгоградская правда» состоится "круглый стол" с участием специалистов, заинтересованных лиц. «Волгоградка» продолжит также следить и за судьбой расследования самофальской истории, а также за тем, чем завершатся злоключения гастарбайтеров из Узбекистана.

Поделиться в соцсетях