Ради принципа

Ветеран налоговой полиции из Камышина практически в одиночку борется за свою пенсию

Четыре года назад законодательно был изменен принцип начисления пенсий для бывших сотрудников налоговой полиции (служба существовала в России с 1992?го по 2003 годы). В результате ее размер был снижен на 10?%. Рагим Масимов – подполковник налоговой полиции в отставке и председатель Совета ветеранов МВД Камышинского района, считает, что сокращение пенсии произошло незаконно, и практически в одиночку пытается добиться пересмотра механизма расчета пенсионных выплат.

Не по справедливости

Рагим Масимов более 30 лет прослужил в правоохранительных органах, до своей отставки в 2002 году занимал должность заместителя начальника налоговой полиции Камышина. За годы службы Рагиму Юсифовичу приходилось и от пуль уклоняться, и раскрывать сложные экономические преступления.

– В Камышинском районе ветеранов налоговой полиции около 10 человек, по всей стране – более 10 тысяч. И изменения принципа расчета пенсии затронули каждого из нас, в то время как сотрудников других видов правоохранительных органов реформа не коснулась. Наоборот, размер их выплат даже немного подрос, – говорит Рагим Масимов. – Я считаю, что такой подход не справедлив. Люди, посвятившие всю жизнь служению Отечеству, не раз рисковавшие жизнью, должны жить достойно после увольнения в запас.

Про риск для жизни – это не просто слова. Еще в самом начале своей службы, в 70?х, Рагим Масимов едва не получил пулю в лоб от грабителя, которого он преследовал. Спасла интуиция, успел вовремя упасть на землю.

Позже Рагим Юсипович окончил Горьковскую высшую школу милиции по линии ОБХСС. И был направлен в Камышин. Дослужился до заместителя начальника городского отдела ОБХСС, в 1994 году был переведен на новую службу – в налоговую полицию.

– Главная наша задача была помочь местному бюджету. Раскрывая экономические преступления, мошеннические схемы, мы тем самым пополняли камышинскую казну, – рассказывает Рагим Масимов. – Например, в начале 90?х нам удалось раскрыть ряд преступлений, связанных с использованием фальшивых авизо-банковских извещений о выполнении расчетной, товарной или иной финансовой операции.

– На одном из предприятий города мошенники с использованием таких документов успели получить товар на сумму более 85 миллионов рублей, – говорит подполковник в отставке. – В результате проведенных оперативно-разыскных мероприятий было предотвращено хищение товарно-материальных средств на сумму более двух миллиардов рублей.

Один в поле не воин

Рагим Масимов до сих пор жалеет о том, что налоговая полиция была расформирована. Эффективность ее работы была доказана не только раскрываемостью преступлений, но и возвращением в бюджеты разного уровня похищенных средств. Так, по словам бывшего полицейского, только за один месяц работы налоговики оправдывали свою годовую заработную плату. Именно поэтому Масимов считает несправедливым перерасчет в меньшую степень пенсий налоговым пенсионерам.

Между тем определением размера выплат ветеранам налоговой полиции занимается Министерство внутренних дел России. Размер пенсий устанавливается в соответствии с окладами по типовым должностям ведомства.

Однако в декабре 2011 года пересмотр пенсий налоговым полицейским осуществила специальная комиссия по разрешению спорных вопросов пенсионного обеспечения сотрудников ОВД. И ее члены признали нетиповыми все должности налоговых полицейских и протарифицировали оклады для последних на две–три ступени ниже, чем оклады по аналогичным должностям сотрудников других подразделений. В результате с января 2012 года бывшие налоговики и стали получать меньше своих коллег – примерно на 10?%.

После нововведений пенсионеры налоговой полиции стали писать в различные инстанции – от Администрации Президента до министра внутренних дел России, требуя пересмотреть принятые нормы – не ради денег, а ради принципа.

По словам Рагима Масимова, это движение не носит массового характера. Так, например, в Волгоградской области права пенсионеров отстаивают всего два человека. Возможно, поэтому голоса налоговых полицейских никто и не слышит…

Фото Александр Куликов