Раскрепощение или порабощение?

В прошлом году президент группы «Онэксим», политик и бизнесмен Михаил Прохоров привлек внимание к своей персоне предложениями об увеличении рабочей недели до шестидесяти часов. Многие тогда не восприняли этой идеи всерьез, отнесясь к ней с улыбкой, по принципу – чем, мол, дитя бы ни тешилось...

Дальнейшие события, однако, отрезвили эти благостные настроения. Упомянутое предложение миллиардера, наряду с рядом других его инициатив, были рассмотрены на заседании возглавляемого им профильного комитета по рынку труда и кадровым стратегиям Российского Союза промышленников и предпринимателей, а затем – и на заседании бюро правления самого РСПП, где получили полную поддержку. При этом бизнесменами был сформулирован целый список предполагаемых ими изменений в действующее трудовое законодательство, которые, в случае их принятия, вылились бы в полномасштабную реформу Трудового кодекса, по сути, – в новую его редакцию.

В числе этих предложений, кроме упомянутой уже идеи об увеличении наполовину трудовой недели, говорится, например, о существенном расширении сферы применения срочных трудовых договоров, об упрощении и удешевлении для работодателей процедуры увольнения сотрудников, о сокращении гарантий для работников, совмещающих работу с обучением.

Предлагается также сократить с ныне принятых двух до одного месяца срок, за который работодатель будет обязан уведомить работника об изменении условий трудового договора с ним, в том числе – и о грядущем увольнении.

И пусть председатель правительства страны, лидер партии «Единая Россия» Владимир Путин в одном из публичных своих выступлений охарактеризовал подобные предложения как неприемлемые для российского общества, попытки провести их в жизнь, придать им новый импульс для принятия на государственном уровне не прекращаются.

Сам Михаил Прохоров, конечно же, считает выдвинутые им идеи делом благим и даже одним из ключевых условий для создания в стране инновационного рынка, «для раскрепощения работника». Исходя из этого, и выдвигаемые предложения он, по их масштабам и значению для страны и народа, сравнивает только с отменой крепостного права в России, произошедшей полтора столетия назад.

– Трудовой кодекс должен стать социальным лифтом для людей, – рассуждает по этому поводу Михаил Дмитриевич. – И превалировать должен срочный трудовой договор, чтобы человек имел возможность вписать туда, со своей стороны, все интересующие его моменты и чтобы он мог свободно перемещаться. Не устраивают трудовые отношения – меняй место работы и заключай новый срочный договор. При этом такой договор может перезаключаться на новый срок, заключаться на новых условиях.

Яснее говоря, РСПП и Прохоров предлагают сделать основным видом трудового контракта в России такой трудовой договор, при котором возможно его расторжение работодателем в одностороннем порядке, просто по истечении срока его действия.

Остается «за скобками» то, что нетрудно отсюда понять: поскольку такие трудовые договоры заключаются, как правило, на сравнительно непродолжительные сроки (чаще всего – на год), наемные работники по истечении этого времени работы могут быть уволены без каких-либо компенсаций и дополнительных выплат. Люди окажутся, по сути дела, вынуждены работать «на износ», фактически без предоставления каких бы то ни было социальных гарантий: выжали из вас все соки, отдали вы свое здоровье ради процветания предпринимателя – и до свидания на этом, на ваше место вскоре примут другого работника, из которого есть еще что выжимать. А как и на что в дальнейшем будете жить вы – это, как говорится, ваши личные проблемы...

Не лучше, в этом свете, выглядит и изначальное предложение Михаила Прохорова об увеличении продолжительности рабочей недели. Конечно, упоминая о нем, Михаил Дмитриевич оговаривает, что делаться это должно строго на добровольных началах, по инициативе самого работника, чтобы он мог побольше зарабатывать. Но всем ведь известно, что значит в нашей стране пресловутое слово «добровольно». Нетрудно предвидеть, как это выглядело бы на деле. К примеру, при приеме человека на работу ушлый бизнесмен-работодатель будут прямо ставить ему примерно такое условие: «Пиши, что добровольно будешь «вкалывать» по шестьдесят часов в неделю, или – до свидания».

Таким образом, выработанные нынешним лидером «Правого дела» предложения по реформированию Трудового кодекса на деле привели бы не к «раскрепощению» наемного работника, а к фактическому его порабощению, к полной его зависимости от работодателя, к глубокой правовой и социальной незащищенности перед лицом бизнесмена.

В штыки были восприняты идеи Михаила Прохорова российскими профсоюзами, входящими в ФНПР. Не лучше отнеслось к ним и большинство российского парламента, состоящее из представителей партии «Единая Россия».

Но вопрос отнюдь не снят с повестки дня. Трудно усомниться, что в недалеком будущем будут предприняты новые попытки отдельных политиков и политических организаций осуществить-таки реформу Трудового кодекса на основе предложений Михаила Прохорова и РСПП. Как говорится, протолкнуть их «не мытьем, так катаньем».

Поэтому люди наемного труда должны знать и помнить о том, какое будущее принесут им некоторые политические лидеры, тратящие внушительные средства на свою рекламную кампанию в масштабах всей нашей страны...

 

Из досье «ВП»

Длительность стандартной рабочей недели в России сейчас такая же, как в США и в Японии – 40 часов. Британцы работают в среднем 43,1 часа в неделю, французы – 35 часов.

Во Вьетнаме и на Филиппинах продолжительность рабочей недели составляет 48 часов, в Кении – 52 часа, в Намибии – 55 часов.

Поделиться в соцсетях