Разбиватели мира

В конце прошлого года американский журнал назвал «Человеком года» обобщенного «Демонстранта» или «Протестующего гражданина». В этой связи издание особо подчеркивает роль Мухаммеда Буазизи – ранее никому не известного уличного торговца овощами из небольшого города в Тунисе, с самосожжения которого начались волнения в этой стране, переросшие в пресловутую «арабскую весну».

Издание включило в разряд «людей года» и граждан России, примкнувших к «несистемной оппозиции». Все они оказали «самое значительное влияние на мир в уходящем году», говорится в сообщении журнала. Справедливости ради отметим, что старейшее издание воздерживается от моральной оценки своего выбора: присвоение звания «Человек года» не означает одобрения избранника или подтверждения его особых достоинств.

Иначе бы неминуемо возник вопрос: что это за «самое значительное влияние на мир»? Задать бы этот вопрос самим тунисцам, особенно тем, кто, бросая все, на лодках через море, бежали на итальянский остров Лампедуза. Только за вторую неделю февраля 2011 года – а революция в Тунисе датируется предшествующим январем – туда прибыло пять с половиной тысяч тунисцев-нелегалов. Бернардо Рубейс, мэр острова, 15 февраля объявил чрезвычайное положение, заявив: «Весь народ, целая нация пытается сбежать и проникнуть в другие европейские страны...» Бегут, значит, из обретшего свободу и демократию Туниса, где центральную площадь быстро назвали именем героя революции Мухаммеда Буазизи...

Проголосовал за присвоение улице или площади имени Буазизи и городской совет Парижа. Однако за рамками площадных эмоций в демократической Европе мало дела до того, что происходит в стране, «сбросившей иго диктатуры». Охотнее обсуждается «экспорт революции» по египетскому сценарию в Сирию, а затем и в прочие ближневосточные страны.

Между тем, среди африканских стран Тунис являлся лидером по уровню благосостояния своих граждан. Тунис был членом ВТО, дружил с ЕЭС и Евросоюзом, имел достаточно развитые сельское хозяйство, промышленность, электроэнергетику, сферу туризма. О «кровавом тунисском режиме» в мире ничего не было слышно, потому что такового не было.

«Вторая жасминовая», она же «финиковая», она же «киберреволюция» – из-за «твиттерной мобилизации» оппозиции... Красивые названия, они не скрывают лица подлинной трагедии, коей является любая «цветная революция». Участие в митингах протеста продвинутых интернет-пользователей и представителей среднего класса не спасло от смерти многие десятки (по другим данным, сотни) человек, павших в уличных беспорядках, не остановило банды люмпенов-мародеров, разграбивших не только лавчонки, подобные той, какая была у национального героя Мухаммеда Буазизи, но и государственною казну.

Действие комендантского часа не спасло от нападений и религиозные меньшинства страны. 11 февраля у центральной синагоги столицы собралась демонстрация под черными флагами джихада. 18 февраля в католической школе в тунисском городе Макуба было найдено тело с перерезанным горлом 33-летнего Марека Рыбиньского, католического священника, принадлежавшего к миссионерскому ордену силезианцев.

На фоне растущей инфляции, безработицы и явного спада революционной эйфории в Тунисе усиливается влияние исламистов, в том числе еще недавно запрещенных экстремистских движений. На улицах некогда вполне европейского Туниса все чаще можно увидеть женщин в хиджабе, а из телевизоров слышны проповеди из мечетей.

«Чужая жизнь – потемки»? Не нам судить? Николай Стариков, писатель-публицист, автор книг по новейшей истории, прямо назвал «вторую жасминовую» самой натуральной «оранжевой» революцией. То есть навязанной извне, проведенной по обкатанным уже технологиям с твиттер-мобилизацией сторонников. Он позволил себе назвать причины, объясняющие, кому это было нужно – устраивать заварушку в Тунисе. В том числе и экономические – есть желающие поучаствовать в реализации природных богатств этой страны.

Впрочем, понятно, что если кто вкладывает во что-то средства, то рассчитывает вернуть их сторицей... Утверждал же, например, бывший президент Украины Леонид Кравчук, что участие в финансировании президентской кампании Ющенко принимал миллиардер Березовский. Да последний, собственно, и не спорил, назвав в одном интервью переданные Ющенко средства в 45 млн долларов «самым эффективным вложением средств за последние годы».