Разделять веру и политику

Новоафонский монастырь в Абхазии стал центром религиозных противоречий.Одним из наиболее популярных для посещения российскими паломниками является Новоафонский Симоно-Кананитский монастырь в Абхазии. Однако этим летом верующие, желающие там побывать, находятся в некотором затруднении – Российская православная церковь предупреждает, что таинства там сейчас отправляются «запрещенными клириками».

Так называют иеромонахов Дорофея (Дбара) и Андрея (Ампара), фактически заявивших о намерении создать автономную независимую Абхазскую православную церковь. История их раскольничества достаточно сложна и насчитывает теперь уже не один том, но если резюмировать вкратце, то получается, что иеромонахи откололись от Грузинской православной церкви и хотели примкнуть к РПЦ, однако, не найдя встречного движения, оказались в подвешенном состоянии и теперь находятся в положении независимых, но запрещенных клириков. Скандал, случившийся пару лет назад поставил в неловкую ситуацию всех. В первую очередь это произошло потому, что на фоне обостренных российско-грузинских отношений, связанных с конфликтными территориями, любое, даже бытовое разногласие приобретает политический характер и может серьезно усугубить ситуацию. Этого не хотят ни в России, ни в Грузии, ни в самой Абхазии.

– Этот вопрос сильно политизирован, – отмечает уполномоченный по делам религии при правительстве Абхазии Резо Кация. – Простые прихожане в основной массе, можно сказать 80% и даже больше, их не поддерживают. Но неправильно было бы утверждать, что они одиноки в своем деле, неизвестно, кому это нужно, но в Константинополе их действия находят поощрение, так что у них есть силы и возможность держаться. Особенно теперь, когда они прошли юридическую регистрацию, которая стала, по сути, точкой невозврата. И де-факто монастырь сейчас занимают они.

– Абхазская церковь находилась в составе Грузинской православной церкви, – поясняет священник казанского собора в Волгограде отец Вячеслав Жебелев. – Были намерения примкнуть к русской церкви, однако по канонам РПЦ просто не имеет права принимать их без согласия на это грузинской стороны. Учитывая сложные исторические обстоятельства вхождения Абхазии в состав Грузии, которое произошло лишь сравнительно недавно – в 30-х годах прошлого века, переход в лоно РПЦ мог бы быть даром Грузинской православной церкви, но на это нужна добрая воля, и люди должны созреть для принятия такого решения, оно должно быть осмысленным.

Причины происходящего лежат в первую очередь в плоскости вполне мирских амбиций молодых раскольников, которые при случае могут быть использованы и видимо используются на более высоком уровне церковной иерархии. Верующим в этом случае рекомендуют выбирать Бога.

– Когда мы говорим о монастыре на Новом Афоне, мы имеем в виду именно святое место, святую намоленную землю, – говорит отец Олег Кириченко. – Недалеко от этого места Иисус Христос совершил свое первое чудо – обращение воды в вино, с этим местом связан целый пласт православной культуры. Поэтому туда можно приезжать и молиться – это не грех. В той информации, которая дается РПЦ речь идет именно об участии в таинствах проводимых этими священниками, в которых участие принимать не следует. Сам же монастырь для посещения разрешен.