Родителей – в отставку?

В российских городах участились случаи изъятия детей из семьи

В Нижнем Новгороде у родителей из-за долгов по квартплате забрали троих детей. В Петербурге четверых детей отобрали у непьющей и вполне добропорядочной матери-одиночки на основании того, что женщина слишком мало зарабатывает, чтобы их всех содержать. Блогеры составили перечень оснований, по которым органы опеки за последнее время забирали детей у родителей: «ребенку не были своевременно сделаны прививки», «жилье в аварийном состоянии», «в холодильнике не весь ассортимент необходимых ребенку продуктов» и т. д. Неужели это все – ювенальная юстиция, о создании которой так часто говорят СМИ? Что думают по этому поводу волгоградцы, выясняла наш спецкор Ольга ПОПЛАВСКАЯ.

Незадолго до Нового года журналисты обратились к Президенту РФ Владимиру Путину с вопросом, как он относится к ювенальной юстиции, и обратили внимание главы государства на участившиеся случаи изъятия детей из семей по причине бедности родителей.

«Сходить с ума нельзя. Невозможно, вредно, в конце концов, это семью разрушает. И поэтому я, так же, как и вы, против совершенно перекошенных стандартов ювенальной юстиции. Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо», – сказал Президент РФ.

Теперь Минтруд, Общественная палата и уполномоченный по правам ребенка должны изучить практику неправомерного вмешательства в семью. Возможно, их выводы повлияют на пересмотр скандальных решений и дети вернутся домой.

Принесло с Запада

РПЦ, как известно, относится к ювенальной юстиции крайне негативно. Почему, рассказал протоиерей Олег Кириченко, член Общественной палаты Волгоградской области.

– Мы считаем, что не надо изобретать велосипед и перенимать западные ценности: тысячи лет отец и мать, а не социальные структуры, воспитывали детей, и нормальные дети при этом вырастали, – говорит священник. – Не надо все семьи подозревать в неумении воспитывать детей. По моим наблюдениям – я читаю газеты и общаюсь с прихожанами – «ползучая» ювенальная юстиция уже действует в России. Вот даже из семьи священника из Волжского пытались изъять детей, потому что это – малоимущая многодетная семья. Причем кто-то из специалистов опеки даже попенял священнику, что он не разрешает детям играть в компьютерные игры. Но позвольте, многие родители строго контролируют, в какие игры можно играть, в какие – нет.

Олег Кириченко уверен, что именно отец и мать должны решать, как именно воспитывать детей. «Закон о шлепках» – это тоже проявление ювенальной юстиции. РПЦ придерживается мнения, что родители имеют право наказывать детей, не впадая при этом в раж и помрачение ума.

– Разумное наказание и жестокость по отношению к ребенку – это разные вещи, – убежден Кириченко. – И совершенно ужасна практика изъятия детей из-за бедности родителей. Бедность – не порок. Мы ни в коем случае не должны поддаваться на западные стандарты ювенальной юстиции!

Есть и человеческий фактор

– В 2017 году поправки в части изъятия детей из семьи в России будут приняты законодательно, – говорит уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области Нина Болдырева. – Законность изъятия детей из семьи будет устанавливать суд. Пока я в своей практике не помню случаев, чтобы изъятие детей из семьи в нашем регионе оказывалось неправомерным. Хотя жалобы такие бывают. И каждый раз рассматриваются не одним только уполномоченным по правам ребенка, а целой межведомственной комиссией.

Да, признает Нина Болдырева, недостатки есть. Например, выявляются некоторые недоработки органов опеки – как на этапе, когда семья попала в трудную ситуацию и нужно было изъять ребенка, а это не делалось своевременно, так и потом. Но что будет, когда ответственность за принятие такого решения перейдет к суду?

– Всем понятно, что, когда существует непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка в семье, оставлять его там нельзя, – говорит Болдырева. – А судья не может в тот же день вынести решение. Поэтому по-прежнему немедленным изъятием детей из семьи в этих случаях будет заниматься орган опеки и в течение суток материалы передавать в суд. А потом уже он будет решать: законным или незаконным было изъятие.

Вообще термин «ювенальная юстиция», считает Нина Болдырева, изначально касался всей системы правосудия в отношении детей и подростков, совершивших какие-либо правонарушения или преступления. В последнее время по аналогии с ситуацией в скандинавских странах, где часто наблюдаются вопиющие случаи изъятия детей по надуманным предлогам, ювенальной юстицией у нас стали называть область семейного права.

– Но я не думаю, что ювенальная юстиция в «скандинавском варианте» может прижиться в России, – говорит региональный уполномоченный по правам ребенка. – Хотя отдельные перегибы и ошибки на местах возможны, так как от «человеческого фактора» никто не застрахован. Но чтобы у нас сформировалась система, как в скандинавских странах, когда дети отдельно и родители отдельно, – такое невозможно.

Но в холодильник все-таки стоит заглянуть!

– Я вижу другую тенденцию: юридическую неграмотность родителей, – делится наблюдениями Светлана Джигарос, руководитель общественной организации многодетных и приемных семей Волжского «Большая семья». – Когда ребенок при свечке делает уроки и в холодильнике мышь повесилась, это должно насторожить органы опеки и может спровоцировать изъятие детей.

Родителям в этом случае, говорит активистка, нужно активнее искать выход из тяжелой финансовой ситуации, ведь они обязаны заботиться о благополучии ребенка.

– Надо обращаться в различные благотворительные фонды, к депутатам, в органы соцзащиты, – советует общественница. – В Ленинском районе области, помню, были попытки опеки отобрать шестерых детей у матери на основании того, что «очень грязно в доме». Но женщина с помощью родственников сделала ремонт, все почистила и отстояла своих детей.

Светлана во многом не жалует возможное нововведение, но и не разделяет мнения людей, активно подписывающих петицию «Мы против ювенальной юстиции!».

– Что касается нашумевшего «закона о шлепках», то, надеюсь, его отменят, – говорит активистка.

Мы – другие

– К счастью, таких случаев, как в Европе, когда во главу угла ставится, кто из родителей сможет лучше ребенка финансово обеспечить, у нас немного, – рассказывает семейный и детский психолог из Волгограда Алена Беломытцева. – У нас чаще смотрят на личность родителя: каковы его моральные принципы и отношение к ребенку, а также отношение ребенка к нему.

Алена часто принимает участие в судах, где решается, с кем жить ребенку после развода родителей. Задача психолога – быть на стороне ребенка, выяснить его истинные привязанности, эмоции, предпочтения. Разлука с любым из родителей – это всегда огромный стресс для маленького человека.

И все-таки, по мнению психолога, Россия – не Скандинавия, где ребенок не столько принадлежность семьи, сколько «продукт общества» и должен им воспитываться.

– У нас патриархальная страна, – напоминает Алена. – Ключевая задача женщины – воспитание детей, а задача мужчины – обеспечение семьи. В Европе этого нет в чистом виде. Я помню, меня шокировал случай в Норвегии, где родителей не выпускали с сыном из страны, поскольку мама и папа не являются представителями ребенка. Пока не приехала бабушка, гражданка Норвегии. Кстати, уехать родители решили после того, как их четырехлетнему чаду в детсаду начали преподавать секс-просвещение о нетрадиционных ориентациях.

Поэтому, учитывая российские традиции, Алена Беломытцева надеется: наш менталитет не позволит ввести ювенальную юстицию, ведь мы – совсем другие.