Ровесник Ильича и Марфина любовь

Даже в самом маленьком и молодом музее – районном, ведомственном, наконец, школьном – всегда найдется хоть один особый экспонат

Тот, неожиданно редкий, интересный, который не встретишь не только в областных, но и столичных музеях. Перед корреспондентом, которого мы отправили на поиск новых и интересных впечатлений, было поставлено условие: путешествие по области должно проходить на общественном транспорте и в течение одного дня.

Верхом на «газели»

Среднюю Ахтубу для первой поездки в поисках интересных вещей мы выбрали по причинам самым будничным и даже более чем прозаическим. Во-первых, достаточно удобно доехать на маршрутке. А во?вторых, и это самое главное, – музей в Средней Ахтубе чуть ли не единственный среди районных музеев нашей области, который работает в субботу. К сожалению, даже время работы некоторых музеев узнать нелегко.

– Наш музей достаточно молодой, – рассказывает директор Наталья Абазова. – В январе 2016 года ему исполнилось 28 лет. Он находится в старинном доме купца Василия Гарыкина. На втором этаже, где сейчас располагается экспозиция, жил купец со своим семейством. Первый этаж занимали лавка и складские помещения с ледником. В советское время в этом здании размещались то детский дом, то школа. Наш музей в прямом смысле слова народный. С самого начала его работы жители Средней Ахтубы и района приносили различные предметы. Сегодня фонды музея насчитывают 2929 единиц. У нас есть коллекции живописи, нумизматики, бонистики, фотографий, старинных игрушек.

Конечно, помещений в музее катастрофически не хватает. Когда входишь в него, то сначала охватывает смущение. В небольшом коридорчике выставлены экспонаты археологической и палеонтологической коллекций, замечательные образцы музейного собрания «Мир техники. 30–80?е годы ХХ столетия». Таких собраний техники всего два или три на Волгоград. Дети с удивлением рассматривают механическую пишущую машинку, ламповый приемник, старинный фотоаппарат. А многие ли взрослые видели телетайп? Тут же в коридоре выставлены картины местных художников и подлинные фотографии конца XIX столетия. В этом музее только один зал с двумя постоянными экспозициями: «Быт среднеахтубинцев конца XIX и начала XX веков» и «Левый берег Волги в дни Сталинградской битвы». В рядах защитников Родины сражались более 2300 воинов-среднеахтубинцев, почти треть из них не вернулась с фронта. Особую гордость вызывают Герои Советского Союза Александр Коробов, Дмитрий Чепусов, Павел Григорьев, Петр Фролов. В самой Средней Ахтубе и недалеко от нее находилось 38 советских госпиталей, в одном из них скончался Рубен Ибаррури, ставший впоследствии Героем Советского Союза.

Впрочем, позже мы расскажем на страницах «Сталинградской правды» о событиях военной поры в Заволжье. А пока поговорим про интересные и необычные вещи в Среднеахтубинском музее.

Доски крепче пароходов

Раскроем один маленький секрет, который, признаться, и секретом не является. Если вы хотите что?то узнать особенно интересное, поговорите с работниками музея. Эти люди, как правило, весьма доброжелательные, открытые и готовы поделиться всем тем, что им известно. А известно им немало.

Средняя Ахтуба была селом торговым. Конечно, не «русским Чикаго», как Царицын, а крепким, купеческим. А что главный инструмент любого «торгового работника»? Конечно, весы. Вот в Средней Ахтубе сохранили весы 1870 года. Надо полагать, выпуска. Для молодых сообщаем – в 1870 году, и также на Волге, только в Симбирске, родился Владимир Ульянов. Тот самый, которого назвали «вождем мирового пролетариата». Весы в музее исправные и готовы к работе.

Местные купцы на паях держали два парохода. Славных названий пароходов история как?то не сохранила. Зато от пароходов сохранились страховые доски, которые были закреплены на надстройках. Видимо, чтобы снизить возможные риски – с пароходами, с деньгами – купцы застраховали их в двух компаниях. В «Российском транспортном и страховом обществе», которое было учреждено еще в 1844 году. Правда, свое последнее название, увековеченное на доске и в музее, компания получила в 1903 году. И в «Северном страховом обществе», учрежденном в 1872 году в Санкт-Петербурге. В 1880 году общество переехало в Москву. Оба страховых общества были ликвидированы в 1918 году. Остались от них только доски…

Поршни на ногах

Летом большинство жителей Средней Ахтубы ходили в поршнях, а зимой – в валенках. Поршни – обувь из сыромятной кожи по типу, наверное, тапочек. Носили их, скорее всего, намотав на ногу портянку. Вышли, так сказать, из моды поршни только перед началом Великой Отечественной войны. А сохранилась только единственная пара. Ну а зимой «главной обувью» были валенки. Профессия валяльщика войлока была хоть и прибыльная, но трудная. За световой день хороший мастер мог свалять не более пяти пар валенок. А валенки нужны были всем. Мастер-класса по валянию валенок, конечно, не проведут, но подробно расскажут о технологии и покажут настоящую старинную разборную колодку. К сожалению, валенки сегодня мало кому нужны – посмотрите, какая погода на улице.

Впрочем, валяние валенок не единственный утраченный народный промысел. Крестьяне ткали и окрашивали ткани из льна. Обычно они шли на верхнюю женскую одежду. А белую ткань ткали из конопли. Ну да, той самой. Только ее использовали «не по?нынешнему предназначению», а для домашнего производства белой ткани. А что делали из этой ткани – расскажут в музее.

Чай пить – не дрова рубить

В музее собрана коллекция русского фарфора и коллекция старинных самоваров. В коллекцию фарфора вошли самые разные предметы от самых разных производителей. Есть и знаменитый русский кузнецовский фарфор от «Товарищества производства фарфоровых, фаянсовых и майоликовых изделий М. С. Кузнецова». За каждой чашкой, каждым блюдцем, молочником или сухарницей – своя загадочная история. Чай вообще в России был одним из национальных напитков. Была и своя культура чаепития, свои традиции и обряды. Какой чайный стол без самовара? Семью в Средней Ахтубе считали если не богатой, то зажиточной, если в семье есть корова и самовар. А какой самовар считался лучшим? Или, говоря современным языком, «более престижным»? А тот, что при равной емкости более тяжелый. Если самовар тяжелый, сделан из более толстого металла, значит, служить будет дольше. И вода в нем быстро остывать не будет. Самовары среднеахтубинцы предпочитали тульские, желательно с медалями.

Посуду, особенно «парадную» – для больших праздников, держали в специальном шкафу. Были в Средней Ахтубе и свои мастера-краснодеревщики. Шкаф для посуды местный мастер собрал без единого гвоздя – он уже второй век смотрится как новый.

Носки и верность

Есть в музее редкостный экспонат – шерстяные мужские носки. Их возраст – более 100 лет. Накануне Первой мировой войны их связала Марфа Петрова своему возлюб-

ленному. Был такой обычай в Средней Ахтубе. Когда молодожены входили после венчания в дом, где они будут жить, молодая жена должна была надеть на мужа связанные ею шерстяные носки. Носки были длинные, больше напоминали современные гольфы, но с особым орнаментом. Правда, свадьба у Марфы не заладилась, а тут война грянула, бывшего жениха мобилизовали в армию. Сначала была война «с германцем», потом Гражданская… Одним словом, любимый Михаил где?то сгинул. А Марфа все ждала и ждала его, замуж так и не вышла, но носки для любимого берегла. Так и не дождалась. Уже после ее смерти родственники передали носки в музей.

История грустная, но правдивая. И еще много интересных историй можно узнать в старинном доме в Средней Ахтубе. Надо только поговорить с хорошими людьми из этого музея. Одним днем обернетесь. Проверено.

Фото атвора.