Русский инженер с американским гражданством

Для начала – две цитаты. «В 1875 году в Царицыне было пущено в эксплуатацию первое металло­обрабатывающее предприятие – котельные мастерские француза Барро». Так писали в 1954 году.

Через 35 лет в книге о Волгограде читаем: «Металлообрабатывающая промышленность в нашем городе начала развиваться с 1875 года, когда американским инженером А. В. Бари были построены котельные мастерские».

Француз Барро и американский инженер А. В. Бари – одно и то же лицо. Это Александр Вениаминович Бари – выдающийся русский инженер и предприниматель. Он родился в Санкт-Петербурге, умер в Москве, основная его деятельность была в России, хотя до самой смерти он был гражданином США.

Семейство Бари происходит из Франции, откуда они перебрались в Российскую империю. Александр Вениаминович родился 6 мая 1847 года в Санкт-Петербурге. Он был вторым сыном в семье Вениамина Матвеевича Бари – преподавателя иностранных языков в Пажеском корпусе.

Ребенка назвали в честь немецкого ученого-энциклопедиста Александра фон Гумбольдта.

По семейному преданию, отец семейства был лично знаком с Карлом Марксом, состоял с ним в переписке и высказывал публично свои взгляды. Поэтому в 1862 году им заинтересовались "компетентные органы" в лице Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Поэтому семейство Бари покидает Россию и направляется сначала в Швейцарию, а в 1865?м - в США.

В Швейцарии Александр Бари окончил гимназию, а в 1870 году получил диплом инженера-строителя в Цюрихской политехнической школе. К тому времени семейство Бари проживало в Америке, и после завершения учебы он решил переехать к ним.

Приехав в США, Бари принял американское гражданство. Сменив за короткое время несколько мест, он открыл в Филадельфии свою техническую контору. Здесь его ждал первый успех: выиграл конкурс на строительство павильонов Всемирной выставки, проходившей в Филадельфии в 1876 г.

На выставке он завязал знакомства с профессорами и выпускниками Императорского Московского технического училища. Среди них был молодой инженер-механик Владимир Шухов. Бари за помощь делегации из России в том же 1876 году был избран членом-корреспондентом Педагогического совета ИМТУ. Кстати, это современный Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана.

В компании с Нобелем

Летом 1877 года Александр Бари с женой и дочерью возвращаются в Санкт-Петербург. Правда, сохранив при этом американское гражданство. Сделаем сразу же уточнение: очевидно, в Царицыне в 1875 году Бари не мог организовать "котельные мастерские". Вместе с младшим братом Вильямом, выпускником Санкт-Петербургского горного института, он создает небольшое предприятие по проектированию и производству электродвигателей. Хотя и не слишком удачное - продукция оказалась невостребованной.

Видимо, поэтому первые два года после возвращения в Россию Бари работал главным инженером на фирме Людвига Нобеля, родного брата Альфреда Нобеля. Задача перед ним стояла сложная: организовать нефтяное дело в Грозном и Баку. В помощники ему порекомендовали уже знакомого инженера Шухова. Результатом их совместной деятельности стало строительство первого в России нефтепровода Балаханы - Черный город (около 10 км) и цилиндрических емкостей для хранения нефтепродуктов.

В 1879 году Александр Бари (вступивший в новое дело "Бари, Сытенко и К°") и Владимир Шухов получили предложение бакинского нефтепромышленника Георгия Лианозова построить ему нефтепровод протяженностью 11,5 верст (12,26 км). Скорее всего, те самые "котельные мастерские" и были приобретены в 1877?1879 гг. для нужд компании "Бранобель" или строящегося в Царицыне "Нобелевского городка". Видимо, именно в эти годы в Царицын впервые приехали Александр Бари и Владимир Шухов. С нашим городом их связывало почти 20 лет.

Цилиндрические резервуары по проекту Шухова были построены для "Товарищества братьев Нобель" одновременно с прокладкой нефтепровода в 1878 году. В 1879 году той же фирмой были построены резервуары системы Шухова для керосина в Царицыне - в знаменитом "Нобелевском городке". Резервуарная станция состояла из 11 хранилищ общей емкостью 850?000 пудов.

Собственное дело

Но Бари хотел начать свое дело. В 1880 году он основал фирму "Техническая контора инженера А. В. Бари" (позже "Строительная контора инженера А. В. Бари") в Москве. На должность главного инженера и технического директора конторы он пригласил Шухова.

Первой в России "Контора А. В. Бари" не просто покупала и продавала технику. Она, говоря современным языком, стала первой отечественной инжиниринговой компанией - оказывала технические услуги от составления проекта до его строительства. Вскоре детище Александра Бари приобрело известность в Российской империи и за рубежом. При этом выполнялись сложные проекты, которые требовали не только новых, но и необычных инженерных решений. Это нефтепроводы, нефтеналивные баржи, зерновые элеваторы, железнодорожные мосты, гиперболоидные сетчатые башни, металлические сетчатые перекрытия и многое другое.

С 1885 года фирма участвовала в создании Волжского нефтеналивного флота на собственных верфях в Царицыне, а затем в Саратове. Здесь стоит привести выдержки из книги "Повесть о великом инженере" Леонида Арнаутова и Якова Карпова:

"Мастерские, организованные на скорую руку на волжском берегу поблизости от Царицына, в фирменных проспектах именовались "судостроительным заводом"… Принцип организации работ, осуществленный Шуховым под Царицыном, можно смело утверждать, на целые десятилетия опередил время… Работы были организованы по методу, который мы привыкли называть поточным… К наступлению весны строительство заканчивается, и баржи спускаются на воду".

Снабжая судостроительные мастерские исчерпывающей по своей полноте и наглядности технической документацией, Шухов все же считает своим долгом как можно чаще выезжать в Царицын и Саратов, проверять на местах, как продвигаются работы, вносить, если нужно, дополнения или изменения в проект.

В книге приводится заметка из царицынской газеты "Волжско-Донской листок":

"В Царицыне кончаются последние работы по сооружению колоссальнейшей по своим размерам баржи, предназначенной для перевозки керосина от Астрахани в Царицын. Баржа эта строилась инженером-технологом Бари по заказу господ Ушакова и Рихтера ценой за 100 тыс. рублей. По своему устройству, прочности и величине баржа эта превосходит, как говорят, все существующие в настоящее время на Волге суда этого рода. Емкость баржи определяется в 120 тыс. пудов, причем внутренность ее разделена несколькими глухими перегородками, сделанными с той целью, что если баржа будет пробита и в нее проникнет вода, то судно не затонет, так как набравшаяся в одну перегородку вода не проникнет в другие".

Предположительно судостроительная верфь Бари находилась недалеко от современного Красноармейского района. Думаю, это дает право называть наш город родиной нефтеналивного флота России. По оценкам специалистов, к концу XIX столетия "не менее трех четвертей всех нефтеналивных судов, плававших по Волге и Каспию, приходилось на шуховские металлические баржи "Строительной конторы А. В. Бари". А доля этих судов в общем тоннаже нефтеналивного флота, учитывая их огромные для того времени размеры, была еще большей".

Наибольший размах работ "Строительной конторы инженера А. В. Бари" в области судостроения приходится на 80?90?е годы. К концу ХIХ столетия Бари решает, что более разумно расширять деятельность в других отраслях промышленности, а также на железнодорожном транспорте. То есть там, где число заказов неуклонно росло и где можно рассчитывать на более высокую и стабильную прибыль.

В конце 1898 года или в 1899 году Бари продает свой болтозаклепочный завод французским инженерам Гордиен и Волос, которые разбогатели на строительстве металлургического завода "Урал-Волга". Видимо, в это же время (или несколько ранее) сворачивается судостроительное производство в Царицыне и Саратове.

Фото www.arran.ru