Рядовое увечье

Рядовое увечье
Очевидно, что служба в армии и опасна, и трудна. И, к сожалению, травматизма среди солдат не избежать. Даже людям, далеким от медицины, хорошо известно: если срочно оказать квалифицированную врачебную помощь, страшных последствий можно избежать. На гражданке мы стремимся уложиться в «золотой час». Но как ведут себя отцы-командиры, когда в части с бойцом случается ЧП? Зачастую просто ждут, что на солдате, как на собаке, все само заживет.

Без объявления войны

Алексей Ющик от армии не уклонялся. Должен – значит должен. Парень успешно прошел строгий медицинский отбор и был направлен в часть ВДВ, расположенную в Камышине. Но прослужил там недолго…

Через два месяца службы, а точнее 29 декабря 2011 года Алексей с сослуживцем и военнослужащим-контрактником патрулировал город. Три местных жителя в состоянии алкогольного опьянения (по всей видимости, уже начавшие отмечать встречу Нового года) искали приключений. На беду им подвернулись солдаты, и пьяные отморозки «без объявления войны» напали на патруль.

– Все произошло молниеносно, – вспоминает Алексей. – Мы бы справились с ними, если бы не эффект неожиданности. У нападавших были палки в руках, и они сразу же пустили их в ход.

Били солдат жестоко. Алексей получил сильный удар по голове и глазу. В одно мгновение он ослеп. Упал. Отморозки продолжали бить лежачего ногами. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не подъехал полицейский патруль.

– Я не мог видеть, только слышал, что двух местных парней из трех, напавших на нас, задержали. Их повезли в участок, а нас отпустили. Нас ни в тот день, ни после никто из полицейских не допрашивал как пострадавших в конфликте.

Сослуживцы, которые пострадали не так сильно, как Алексей, довели его под руки до медроты. Никто не кинулся вызывать «скорую». По всей видимости, решили – пришел на своих двоих, кровь рекой не течет, отлежится, и все пройдет. Но не прошло, и на следующий день рядовой был наконец-то отправлен в госпиталь Камышина.

Сломанный «штык» не нежен

По словам Алексея, руководство воинской части обещало подать в местное ОВД заявление о нападении, чтобы призвать зачинщиков драки к ответу. Казалось бы, чего проще: стражи порядка стали свидетелями избиения, кроме того, им даже удалось задержать двух напавших. Но, как выяснилось, воинская часть «палец о палец не ударила» для того, чтобы вступиться за своего бойца. Самому Ющику тогда было не до заявлений в полицию. Как рассказала его мама Надежда Ивановна, она, когда сыну стало полегче, обращалась в местное ОВД для того, чтобы узнать, как продвигается расследование по факту избиения Алексея. Но ей сообщили, что дело, где все, казалось, было очевидным, даже не возбуждалось, а местные жители, которые сделали ее сына инвалидом, по всей видимости, были отпущены с миром. Вероятно, стражи порядка также решили, что травмы у пострадавшего рядового пустяковые.

Тем временем осмотр в Камышинском госпитале установил, что у пациента Алексея Ющика закрытая черепно-мозговая травма и контузия глазного яблока.

– Я был в шоке от перспективы ослепнуть в 23 года, – вспоминает Алексей. – Веко на больном глазу несколько дней не поднималось. А когда глаз открылся, выяснилось, что зрачок не двигается и я по-прежнему ничего не видел. Больше всего поразило, что врачи в госпитале твердили, что у меня все нормально, я просто притворяюсь больным.

Ющик настоял на том, чтобы его перевели в волгоградский госпиталь, где специалисты смогли бы ему помочь восстановить зрение. И там доктора успокаивали: ничего страшного, еще послужишь...

– Моя травма, как выяснилось, редкий случай. Мне нужен был специалист нейроофтальмолог. В Волгограде таких единицы, – говорит Алексей. – Одного такого специалиста мы нашли в больничном комплексе Волгограда. Там я и проходил лечение на специальных аппаратах. Врач мне сразу откровенно объяснила, что операция бесполезна – обратился я слишком поздно. «Состояние улучшится, но на большее не рассчитывай. Здоровым глаз не будет никогда», сказала мне доктор.

Алексею Ющику удалось-таки добиться увольнения в запас по состоянию здоровья. Но при этом в воинской части ему выдали справку военно-врачебной комиссии, где было написано, что все его травмы квалифицируются военврачами Камышина, как «легкое увечье». С такой формулировкой размер компенсации за утраченное при исполнении служебных обязанностей здоровье уменьшился с 200 тысяч до 50 тысяч.

– Алексей первый раз обратился к нам за помощью, когда не смог получить справки из воинской части 74507, в которой служил, – говорит председатель правозащитной организации «Материнское право» Нина Пономарева. – Это далеко не первый случай в этой части, когда покалеченные ребята мыкаются и буквально вымаливают документы, благодаря которым можно получить положенные по закону выплаты. Нередки случаи, когда документы оформляются мало того долго, но еще и неправильно. Мы не раз обращались с этим к руководству части, но ситуация не меняется.

При поддержке «Материнского права» Алексею Ющику все-таки была пересмотрена категория тяжести увечья на «тяжелую». Сейчас он намерен подать к воинской части иск о компенсации морального вреда.

Товарищи по несчастью

Как рассказала Нина Анатольевна, в настоящее время в воинской части № 20634, дислоцированной во Владикавказе, с рядовым из Волгограда сложилась такая же драматическая ситуация.

– Если в случае с Алексеем на патруль напали местные хулиганы, то во Владикавказе все выглядит просто дико, – говорит Нина Анатольевна. – Наш солдатик рассказывает, что офицер 6 мая ударил его в лицо, да так, что пострадал глазной нерв: зрачок не двигается, смотрит в одну точку. Вы думаете, его тоже срочно доставили в больницу? Ничего подобного, держали в части.

Только после того, как мальчишке удалось связаться по телефону с родственниками и рассказать о проблеме, дело сдвинулось с мертвой точки. Отец приехал в часть, надавил, и 14 июня парня наконец-то положили в госпиталь. Но продержали там недолго, со словами: «С этим живут» выписали через неделю.

– Сейчас мы вместе с родителями этого военнослужащего добиваемся, чтобы его положили в Ростовский госпиталь на обследование, – продолжает Пономарева. – Касательно офицера, который нанес солдату такое увечье, выяснилось: это не первый случай, когда он расправляется с подчиненными таким образом. В отношении него возбуждено уголовное дело, ведется расследование (военнослужащему по призыву после его удара удалили селезенку). Возможно, в связи с этим обстоятельством и прятали волгоградского мальчишку от врачей, чтоб не усугублять и без того незавидное положение командира.

Если во владикавказском случае за солдата заступились родители, то сироту из Ставропольского края, который служил в части № 22220 в Волгограде, защитить некому. У него был перелом, который местные врачи признали тяжелым увечьем. Однако вышестоящая комиссия изменила квалификацию на «легкое». Правозащитники направили письма во все инстанции, и очень надеются, что сироту компенсацией не обидят.

Как это ни цинично прозвучит, но этим ребятам повезло. Они, несмотря на маячащую впереди инвалидность, остались живы. К несчастью, жителя Фроловского района Артема Дидилева из части, расположенной в Волгограде, в госпиталь доставили, только когда он впал в кому. Две недели до смерти его, больного менингитом, заставляли нести службу. Еще одна история, которая заставила ужаснуться всех – гибель на плацу Александра Почивалова, жителя Ольховского района. Он прослужил всего 16 дней. Был избит, судя по заключению экспертов, удары наносились в живот с такой силой, что повредились внутренние органы. Но отцы-командиры вместо того, чтобы отправить его в госпиталь, заставили «симулянта» бежать кросс.

Великий полководец Александр Суворов говорил: «Солдата не нужно жалеть, его нужно беречь». И если бы это стало девизом для наших офицеров, то наверняка боевых потерь в армии было меньше, а матерям не довелось бы услышать страшные слова докторов: «Вот если бы чуть пораньше мальчика к нам привезли… А сейчас мы бессильны ему помочь».

Поделиться в соцсетях