С гриппом лицом к лицу

Встретились корреспонденты "ВП" в вирусологической лаборатории. Мы ждем его, начиная с осени. Школьники – чтобы скорее объявили эпидемию и у них появились внеплановые каникулы, медики – чтобы заранее начать профилактическую вакцинацию, а все остальные – в надежде пережить как можно скорее и без последствий, ведь экономический ущерб от этого заболевания в масштабах страны колоссальный. Он – это грипп.

Сегодня грипп является наиболее распространенной инфекцией на земном шаре. Большой город охватывается заболеванием за 1,5-2 недели, огромная страна – за 3-4 недели. Специалисты утверждают, что при эпидемических вспышках заболевает до 30-50% населения пораженного региона. Даже в самые «спокойные» годы гриппом болеют около 30 млн человек. Подсчитано, что в среднем каждый человек три раза заболевает гриппом и острыми респираторными вирусными инфекциями, и неосложненный грипп и другие ОРВИ отнимают у него не менее 1 года жизни.

Врасплох не застанет

Чтобы предотвратить возможные эпидемии гриппа или, по крайней мере, минимизировать их последствия, в каждом регионе России по заданию Роспотребнадзора постоянно проводится мониторинг эпидемической ситуации. В нашей области этим занимаются специалисты вирусологической лаборатории ФГУ «Центр гигиены и эпидемиологии». По словам руководителя центра Александра Чайки, лаборатория такого уровня – с высококвалифицированными специалистами, самым современным оборудованием, новейшими технологиями и методиками – единственная в регионе.

– Долгое время она являлась одной из опорных баз по изучению гриппа, – говорит Александр Николаевич. – Наши специалисты осуществляют мониторинг не только гриппа, но и парагриппа, аденовирусов, риновирусов, энтеровирусов, норовирусов и еще множества других вирусов и инфекций. В настоящее время, кроме классических методов диагностики, практикуется и метод полимеразной цепной реакции, так называемая ПЦР-диагностика.

Естественно, мы напросились на экскурсию в эту замечательную лабораторию. Интересно же встретиться с вирусом лицом к лицу.

Гости, как мы поняли, здесь бывают крайне редко, даже студенты медвузов на практику не приходят – закрытое учреждение. Специалисты говорят: вторая группа патогенности. Наверное, что-то страшное.

Заведующая вирусологической лабораторией Надежда Русакова заставила нас с фотокором надеть халаты, бахилы, шапочки и только после этого пустила на свою заповедную территорию.

– А маски почему не даете? – забеспокоились мы. – Сейчас ваши вирусы как набросятся на нас воздушно-капельным путем, и мы не сможем от них отбиться…

– Не бойтесь, они у нас дрессированные, – вроде как пошутила Надежда Васильевна.

Но нам от этого легче не стало.

Опасно, но не смертельно

Стараясь не дышать, чтобы не вдохнуть в родной организм чего лишнего, заходим в кабинеты, в которые можно, и через стекло заглядываем в те, куда посторонним вход воспрещен. Таблички «Внимание – биологическая опасность!» здесь почти на каждом шагу. Но 12 сотрудников лаборатории (все женщины, между прочим), похоже, ничего не боятся.

– Наверное, грипп – ваше профессиональное заболевание?

– Вовсе нет, практически никто из нас гриппом не болеет, – за весь коллектив отвечает Русакова. – Ежегодно сотрудникам лаборатории делают профилактические прививки от гриппа, а также от ряда других инфекций, с которыми нам приходится работать.

Специалисты лаборатории утверждают, что заполучить тот же грипп на улице от какого-нибудь чихающего и кашляющего гражданина (кстати, при кашле и чихании вирус распространяется на расстоянии до 3 метров) намного проще, чем здесь, в лаборатории. Помимо профилактических прививок, сотрудников оберегают индивидуальные средства защиты, в том числе очки, перчатки и маски, которые меняются несколько раз в день. Кабинеты, где проходит работа с вирусами, оснащены специальной вентиляцией с фильтрами тонкой очистки и ламинарными боксами – с вирусами контактируют только руки специалиста в резиновых перчатках. Здесь вообще все, что возможно, автоматизировано. Это, объясняет руководитель лаборатории, не только гарантия безопасности сотрудников, но и исключение так называемого человеческого фактора: за выявление и идентификацию вируса сегодня полностью отвечают компьютер и прочие умные приборы.

Паразит он и есть паразит

Вирусы приходят в лабораторию пешком, как и мы. Точнее, их приносят и привозят из определенных (базовых) лечебных учреждений Волгограда и Волжского несколько раз в неделю в специальных стерильных колбах в термоконтейнерах с хладоэлементами. Для исследования берется мазок или смыв из зева и носовых ходов либо сыворотка крови пациентов. Существует план мониторинга – в неделю исследовать не менее 35 образцов и определить, есть ли там вирусы и какие именно.

Образцы принимает лаборант Ирина Федотова. Она обрабатывает материал, отсасывает его в одноразовые пробирки (в лаборатории все расходные материалы одноразовые!) и помещает в холодильник. Затем материалом занимаются вирусологи.

Мы же, естественно, засунули свой нос в этот холодильник. И снова на нас никто не напал – одни пробирки в красных лотках. Вирусов гриппа, как ни приглядывались, мы там не обнаружили.

– Порадовать вас сейчас нечем, – не без иронии констатирует заведующая лабораторией. – За последние несколько месяцев выявлен лишь один случай заболевания, вызванный именно вирусом гриппа. Как правило, источником болезни сегодня являются аденовирусная инфекция и парагрипп. Так что вирус гриппа в лицо показать вам не получится.

Обидно! Зато врач-вирусолог Ирина Погарская это самое «лицо» видела неоднократно. Она специализируется на вирусологических исследованиях и иногда занимается выделением вируса на живых культурах. Процедура эта трудоемкая и дорогостоящая. Вирусы, как оказалось, гурманы: вирус гриппа, например, культивируется на куриных эмбрионах, арбовирусы – на гусиных эритроцитах, паротиты – на голубиных клетках, а корь – на перепелиных.

Лицо вируса гриппа малосимпатичное. Вернее, лица как такового у него и нет. Вирус в отличие от той же бактерии трудно назвать полноценным организмом. Все, что у него есть – цепочка нуклеиновых кислот с генетической информацией и защитная оболочка. Только внедрившись в чужие клетки, вирус может существовать. С помощью особых структур на своей поверхности он прикрепляется к клетке-хозяину, а затем проникает внутрь, где начинает диктовать свои правила. Нуклеиновые кислоты вируса встраиваются в ДНК здоровой клетки, и пораженная клетка вместе со своими белками начинает в большом количестве синтезировать вирусы. Новорожденные вирусы выходят на волю и ищут нового хозяина, а приютившая их клетка обречена на гибель.

– В общем, паразит он и есть паразит, – заключает Ирина Авакимовна.

Шпионам просьба не беспокоиться

Специалисты считают (и не без основания!), что вирус гриппа в чем-то похож на компьютерный «червь». Пока человечество ищет противоядие от одного опасного вируса, другой – более новый, совершенный – уже вредит нашим «компьютерным системам». Из года в год вирус подвергается мутациям. Этот процесс ученые назвали «антигенный дрейф». В ходе его незначительно меняются антигены – вещества с поверхности вируса. Результатом такого дрейфа становятся ежегодные эпидемии гриппа. Смертельными они бывают редко, потому что частичный иммунитет к видоизмененному вирусу у людей имеется. Самые страшные эпидемии и пандемии случаются раз в 20-40 лет, когда неведомо откуда появляется вирус с настолько серьезными мутациями, что иммунная система его не узнает и организм оказывается беззащитным перед болезнью. Те же мутации могут придать вирусу дополнительные свойства, например, сверхбыстрое течение болезни. Специалисты называют такое изменение вируса «антигенный шифт». Самая популярная теория антигенного шифта гласит, что появление «злых» вирусов связано с мутациями вируса гриппа при его переходе от человека к животным и обратно.

В общем, несмотря на то, что симптомы гриппа впервые были описаны еще Гиппократом, а возбудитель гриппа открыт в 1931 году, он благодаря своей изменчивости по-прежнему остается загадкой для ученых.

– Надежда Васильевна, – спрашиваем напоследок заведующую вирусологической лабораторией, – а где вы храните вирусы, которые выявляете? В лаборатории есть какой-нибудь банк вирусов?

– Боже упаси! Такие банки имеют только Институт вирусологии и «Вектор», наш головной институт в Новосибирске. А мы всего лишь практическая лаборатория. Все вирусы, которые выявляем, сразу же уничтожаются посредством высокой температуры в автоклаве.

– То есть если вражеские шпионы вдруг проникнут на вашу территорию, поживиться им будет нечем?

– Да, их ожидает большое разочарование!..