Шрамы на раненом сердце

Дети Великой Отечественной войны стали одной из главных ее жертв. Кровавая бойня не только лишила детства тех, кому чудом удалось остаться в живых, но и отняла у многих самых близких людей. Галине Алексеевой было меньше месяца от роду, когда ее папа на минутку заскочил домой перед отправкой на фронт.

Тепло отцовских рук

Это был первый и последний раз, когда новобранец Иван Зворыгин взял на руки дочку и поцеловал ее. Но Галина Ивановна уверена, что помнит тепло отцовских рук.

– Бабушка рассказывала, что папа в год, когда началась война, готовился к защите диплома, он и моя мама учились на биофаке Алма-Атинского университета, – вспоминает Галина Ивановна. – Его призвали в первые дни войны, направили на прохождение краткосрочного курса молодого бойца. В это время я и появилась на свет, папа об этом даже не знал. На отправку колонной новобранцы шли по нашей улице, и отец упросил командира на минутку заскочить домой. По закону подлости, именно в тот момент мама убежала в университет, а бабушка на минуточку отлучилась в магазин, оставив меня под присмотром соседки. Она-то потом и рассказала, как бережно отец взял меня на руки и поцеловал. С 14 лет я мечтала найти папу, чтобы прижаться к нему, поговорить по душам...

Больше 50 лет она разыскивала своего отца, который до недавнего времени числился в пропавших без вести. Долгие годы Галина Алексеева в тайне надеялась на чудо, что отец жив и непременно отыщется. С годами смирилась с тем, что надеждам не суждено сбыться, но желание узнать правду, пусть даже горькую, о судьбе родного человека было очень сильным, и со временем не угасало. Все эти годы она направляла запросы в архивы и каждый раз получала ответ: «пропал без вести».

Живой голос

Как рассказала Галина Алексеева, два года назад один из ее родственников на сайте общества «Мемориал» обнаружил в списке погибших в Великой Отечественной войне родное имя – Зворыгин Иван Карпович. Разведчик, рядовой 153-го Гвардейского артиллерийского полка 78-й Гвардейской дивизии был призван из Казахстана и сложил голову в жестоком Сталинградском сражении 22 января 1943 года, он не дожил четырех дней до того момента, как войска 21-й армии соединились с 62-й армией в районе Мамаева кургана, и чуть больше недели до победы в Сталинградском сражении. Близкие бойца предполагали, что именно там нужно искать сведения об Иване Зворыгине.

В семье Галины Ивановны бережно хранят последнее письмо красноармейца. Послание из Сталинграда на пожелтевшем от времени листе бумаги заканчивалось словами: «Стою на берегу реки, завтра в бой».

После того, как выяснилось, что отец погиб, Галина Алексеева направила запрос в Подольский архив. И вскоре пришел ответ, в котором сообщалось, что место гибели отца – село Стародубовка Песчанского сельсовета Городищенского района Сталинградской области.

– Я проживаю в селе в Белгородской области, – рассказывает Галина Алексеева. – Конечно, сложно вести поиски на таком расстоянии. Я решила обратиться за помощью в Городищенский район, но в ответ тишина, еще по нескольким номерам различных инстанций пыталась дозвониться – все глухо. А потом набрала номер справочной телефонной службы и девочке-оператору рассказала, что ищу могилу своего отца, что мне очень нужна помощь. Я ей сказала: «Дайте мне, пожалуйста, телефон, по которому я услышу живой голос». И мне дали номер Совета ветеранов Ворошиловского района Волгограда. Председатель Совета Николай Васильевич Лобанов внимательно меня выслушал и коротко ответил: «Поможем».

Лобанов дал поручение своим активистам Ивану Саврасову, Кларе Устьянцевой и Валентине Рогачевой заняться поиском.

– Данных о погибшем было очень мало. Чтобы установить место захоронения Ивана Зворыгина, мы попросили помощи у дирекции музея-заповедника на Мамаевом кургане. Владимир Китаев из отдела поисковых работ сообщил, что останки воинов из Стародубовки были после войны перезахоронены в двух братских могилах в селе Песчанка Советского района Волгограда. Но в какой из них покоится Иван Зворыгин? С этими скудными данными я отправилась в военкомат. Прекрасный отзывчивый сотрудник Надежда Тихоненко внимательно просмотрела документы и помогла нам установить истину. В военкомате подтвердили, что в братской могиле на северной окраине этого села захоронены останки 170 бойцов, погибших в Стародубовке.

Спи спокойно, солдат

Поисковая группа Совета ветеранов была на связи с Галиной Ивановной, сообщала ей о каждом результате. Как только стало известно о мемориале на Песчанке, дочь погибшего бойца вместе с внучкой приехали в Волгоград.

С огромной охапкой цветов Галина Алексеева и ее внучка Маша отправились на встречу с папой и прадедушкой Иваном Зворыгиным. Их сопровождали члены Совета ветеранов. Галина Ивановна подойдя к  могиле буквально рухнула у ее подножия и долго рыдала.

– Я так долго ждала этой встречи. К граниту я припала, словно к груди отца, – вспоминает Галина Алексеева. – Не помню, сколько я пролежала. Никто меня не тревожил... У меня не было слов, только слезы все текли и текли... Я ощутила отца, почувствовала его. Потом набрала немного земли с могилки и после ритуала в церкви высыпала ее на могилу мамы. Буду навещать теперь и маму, и папу, если вдруг не смогу по состоянию здоровья приехать в Волгоград. Правда оказалась горькой, но мне стало легче от того, что теперь я знаю, где покоится мой отец, есть возможность приехать и поклониться этому месту. Для меня теперь Совет ветеранов, все кто помог установить место захоронения папы, – роднее родных. Низкий им поклон.

Во время того посещения братской могилы в Песчанке к мемориалу подъехала шикарная иномарка. Из нее вышли пожилая супружеская пара из Германии с огромным букетом цветов. Как выяснилось, они приехали в Волгоград для того, чтобы найти захоронение своего родственника. Но по дороге в Россошки на немецкое кладбище иностранцы заблудились. Букет цветов они положили на могилу советских солдат и уехали.

– Вышла ситуация, словно специально срежессированная, – рассказывает Клара Устьянцева. – Рядом стоят убеленные сединами дети победителей и поверженных врагов, которые ищут могилы своих близких.

Клара Устьянцева 13 лет совмещала работу инженера и экскурсовода. Вспоминает, что Волгоград во все времена года, а не только в преддверии знаменательных дат, являлся местом паломничества многочисленных туристов со всего мира.

– Мне нужно было так рассказать о городе-герое, чтобы люди прочувствовали, что во время войны здесь происходило страшное. Я тоже дитя войны, мне было 7 лет, и жили мы в Ленинградской области. Я знаю, что такое терять родных и близких. Недавно нашла место захоронения в Новом Рогачике Волгоградской области своего родственника. Не передать, какие чувства испытываешь в тот момент, когда на обелиске видишь родное имя. Моему родственнику Андрею Самойлову также, как и Ивану Зворыгину было всего 26 лет, когда война оборвала его жизнь… Это ужасно. Беда за четыре года стольких наземь положила, вдавила такой след в судьбы людей...

Прошло уже много лет, но время все пополняет списки и ставит новые обелиски героям. И очень важно, чтобы солдат Великой Отечественной не забывали, горевали по ним, сколько бы времени ни прошло. Мы призваны свято хранить память о всех, кто недолюбил, недорадовался жизни, кто не успел ничего важного совершить в своей такой короткой жизни… кроме подвига.

Поделиться в соцсетях