Соседство с кладбищем угрожает волгоградцам эпидемией?

Больше 12 лет напротив кладбища Ворошиловского района Волгограда ведется разработка песчаного карьера. Кем, на каком основании – неизвестно. Местные власти и экологи на этот участок не обращают никакого внимания. Между тем рядом огромный погост, где отсутствует ливневка. Карьер рядом с могилками с каждым годом растет. И скоро, считает наш спецкор Надежда МАГНИТСКАЯ, может случиться беда. Ведь, омывая кладбище, стоки вместо ливневки попадают в водоносный слой почвы. А оттуда – прямая дорога в колонки, которыми пользуются люди в ближайших поселках.

Кто роет, неизвестно

… Лента Третьей продольной магистрали раздваивается в районе окраины Ворошиловского кладбища. Налево – поворот ко Второй продольной, направо – на ростовскую трассу. Именно здесь появился карьер по добыче песка. Заброшенная могила в его центре никого, похоже, не смущает. Говорят, что здесь, за забором кладбища, раньше хоронили «безымянных» людей без определенного места жительства.

– Карьер еще в начале нулевых появился, – говорит житель Анна Гуреева. – Тогда хоть вечером копали, а сейчас уже в открытую. Там, в соснах, коттеджи, тут ангар со стройматериалами, но кто копает, нам непонятно. Видела не раз такую картину: маленький трактор с небольшим экскаватором подъезжает, загружает машину и увозит песок. Куда, зачем – неизвестно…

«Ничей» карьер?

Похоже, загадка это и для местных властей. По крайней мере, никто из опрошенных нами чиновников различных городских ведомств так и не смог ответить на вопрос: кто и на каком основании ведет разработку этого карьера.

Правда, нам показали планы, на которых участок вполне себе легально обозначен и имеет все положенные по закону атрибуты – кадастровый номер, стоимость. Только вот вид собственности не указан. Как бы – ничей.

– Этот участок является продолжением Третьей продольной магистрали и предназначен для строительства автодорог и их конструктивных элементов в границе от ул. Неждановой до ул. 40-летия ВЛКСМ, – вот и все, что смогли пояснить местные власти.

Но к разработке карьера дорожники отношения не имеют. Не в курсе оказались и представители экологического надзора.

– Выдача разрешения на добычу этого песка, а также выявление нарушителей не входят в компетенцию регионального Росприроднадзора, это задача органов местного самоуправления, – пояснили в ведомстве.

Бактериологическая мина

С каждым годом глубина карьера возле кладбища усилиями неизвестных копателей растет. Но мало кто задумывается, что в непосредственной близости от поверхности проходит водоносный горизонт.

– Здесь сразу три водоносных горизонта на разных глубинах, – говорит начальник отдела облкомприроды Сергей Машакарян. – Сеноманский – от 40 до 90 метров, Хвалынский – до 20 метров и элювиальный горизонт (верховой) – от 10 до 15 метров.

Глубина карьера в некоторых местах превышает пять метров! Это значит, что потоки талой воды на Ворошиловском кладбище застаиваются и просачиваются сквозь почву. Получается, они могут проникать в подземные воды, которые питают через колодцы поселок ВПЭЛС-5 и часть домов Ангарского поселка Волгограда… А ведь там многие люди в частных домах по старинке пользуются колодезной водой.

– За подключение централизованного водоснабжения в домовладение нужно отдать не меньше 20 тыс. рублей, не считая стоимости проекта и прочих расходов, – говорит житель поселка Александр Кириллов. – Плюс стоимость коммуникаций. В богатые коттеджи люди воду себе провели. А у бабушек и многодетных мам откуда такие деньги? Вот и берут воду из колодцев, постаринке.

В ответ на вопрос о том, знают ли в поселке, что вода эта вполне может оказаться с «того света», жители только вздыхают:

– Да знаем мы, что кладбище рядом, но, авось, все обойдется – мы сами себя успокаиваем, что бог милует…

Течет с того света

Жителей, наверное, понять можно: куда им деваться, если вода только в скважинах, а кладбище совсем рядом? А вот молчание специалистов и местных властей выглядит странным.

Ведь и «ничей» карьер, и кладбище могут быть опасными для людей. Это «царство мертвых», несмотря на санитарные нормы, не имеет ливневой канализации, которая уводила бы нечистоты в обход жилых построек.

Но кто же должен обеспечить наличие здесь коммуникаций: местные власти или тот, кто обслуживает погост? А еще разрешение на рытье карьера вблизи могил: выдавалось ли оно вообще и контролирует ли кто-нибудь сегодня эти работы?

– Ливневая канализация остается главной болевой точкой в экологии Волгограда, – считает заслуженный эколог России Владимир Лобойко. – Городские власти должны были еще до 1 июля 2013 года провести инвентаризацию водопроводных и канализационных сетей, участвующих в водоснабжении и водоотведении, и определить гарантирующую организацию. Но до сих пор многие ливневые коллекторы в Волгограде остаются бесхозными.

К слову, в конце прошлого года прокуратура обязала городские власти выделить 10 млн рублей на приведение в надлежащее состояние ливневой канализации в целом по Волгограду. Что-то действительно было исполнено. Но для того чтобы обезопасить стоки с кладбищ, меры пока не принимались. И далеко не святая вода так и сочится к живым с «того света»…

Очистить немедленно

Экологи считают, что выходом из ситуации было бы строительство локальных очистных сооружений. Ими, в частности, уже активно оснащаются новые соцобъекты, торговые центры. Однако ряд предприятий воспринимает это как излишнее давление на бизнес.

Но в любом случае строительство новых ливневых сооружений – перспектива, скорее, долгосрочная. А вот изоляция сточных вод с конкретного кладбища и контроль разработки расположенного рядом «ничейного» карьера – требуют безотлагательных мер.

А КАК ПО ЗАКОНУ?

Сброс неочищенных сточных вод от кладбищ на открытые площадки, в кюветы, канавы, траншеи запрещен, – говорит юрист Максим Осипкин. – Это предусматривают Гигиенические требования к водоснабжению и канализации мест погребения. Кроме того, при отсутствии естественного сброса необходим искусственный дренаж для сбора грунтовых вод, чтобы они не могли смешаться с водами, которые попадают в источники централизованного водоснабжения. Кладбища находятся на муниципальных землях, и в данном случае ответственность за экологическую безопасность несет муниципалитет.

DNG