Суевериям вопреки

Суевериям вопреки
«Чертова дюжина». Во все времена она оказывала на людей магическое воздействие. Что за этим стоит – суеверие или элементарная осторожность, сложно сказать. Тем не менее большинство людей,которых трудно обвинить в уважении к алхимии и прочим средневековым вещам,стараются сделать все, чтобы эта роковая цифра оказывала как можно меньше влияния на нашу жизнь.

Черти ни при чем

Но есть немало и таких, кому никак не удается отвертеться от«чертовой дюжины», и тогда остается лишь одно – превратить ее в свой счастливый талисман. Я так просто обожаю эту цифру: всю жизнь прожила в доме № 13, училась в школе № 13, и большинство значимых в моей судьбе событий происходило тоже именно 13-го числа. С нечистой силой, можно сказать, запанибрата! И куда с такими замечательными фактами в собственной биографии податься? Конечно же, в МУП «Метроэлектротранс»!

– Хочу, – объясняю руководству предприятия, – поработать кондуктором на трамвае маршрута №13 и именно 13-го числа.

– Тогда для максимального эффекта приходите в следующем году и непременно в пятницу! – засмеялся замдиректора по перевозкам Александр Попов.

Идею, впрочем, поддержал. По его информации, в Волгограде это единственный маршрут общественного транспорта под номером «13». Был когда-то и троллейбус № 13, возил пассажиров от Тулака до Детского центра. Но тот маршрут давно закрыли.

– Черти тут ни при чем, – утверждает Александр Иванович. – Просто маршрут оказался нерентабельным. А вот трамвайный маршрут № 13 существует уже четверть века и считается одним из самых стабильных. По сравнению с СТ он короткий, а поскольку другого транспорта в том направлении нет, то пассажиров много всегда. Есть такое понятие «среднечасовой доход». Так вот первое место по среднечасовому доходу занимают трамваи в Красноармейском районе, а второе – трамваи маршрута № 13 в Краснооктябрьском районе. А еще на этом маршруте проходят обучение все водители – там самый сложный профиль. По большому счету, трамвай № 13 – счастливый!..

Я уже представляла себя с толстой сумкой на ремне. Кондуктор, как известно, сегодня самая демократичная профессия – с удовольствием принимают всех, независимо от образования и даже возраста – лишь бы медосмотр прошли. Рассказывают, что самому молодому кондуктору 18 лет, а самый пожилой – 1936 года рождения. Однако начальник трамвайного депо № 5 Владимир Железов, к которому я заявилась с утра пораньше 13 ноября, мой энтузиазм охладил. Не положено, сказал, иметь дело с деньгами, не будучи материально ответственным лицом. Мое лицо никаких шансов стать материально ответственным не имело: специального трехдневного обучения, как настоящие кондукторы, я не прошла, врачей – психиатра и нарколога не посещала. В общем, с точки зрения трамвайных начальников, личностью была непроверенной, а потому подозрительной. Единственное, что разрешили – покататься на трамвае в качестве стажера при опытном кондукторе. Денег не будет, зато впечатлений – выше крыши.

– Согласны?

– А разве есть другие варианты?

Для того чтобы получить впечатления, оказывается, тоже надо пройти инструктаж!

– А вы как хотели: трамвай – транспорт повышенной опасности! – и инженер охраны труда Людмила Завгородняя начала рассказывать, в чем эта повышенная опасность состоит и как ее свести к минимуму.

Наше Простоквашино

Царь и бог «подвижной единицы», где мне предстояло отработать смену, оказался тоненьким и симпатичным. Наталья Анферова водит трамваи уже 22 года, из них почти половину – как раз на маршруте № 13. Здесь ей не только каждый рельс знаком – каждая кошка «здравствуйте!» говорит. Сейчас Наталья работает на СТ1 и СТ2, но раз в три месяца ее, как и всех других водителей, обязательно пересаживают на 13-й.

– Это чтобы мы квалификацию не теряли, – поясняет она. – Маршрут сложный – с крутыми подъемами и спусками, с большими перекрестками. Требуется максимум внимания и профессионализма.

Профессионализма Наталье не занимать. Она потомственный водитель трамвая. Посмотрела, как мама лихо управляется с «подвижной единицей», и сама в трамвай влюбилась.

– Свою работу, – говорит, – обожаю! Даже несмотря на то, что надо очень рано вставать. Посмотрите, какие сейчас новенькие вагоны приходят с ручным управлением – работать на таких сплошное удовольствие. А 13-й маршрут люблю за красоту, особенно весной: частный сектор, все цветет, козочки пасутся, петухи поют… Мы этот участок называем «наше Простоквашино».

Походочка, как в море лодочка

Хозяйка вагона – кондуктор Людмила Трухина. Обаятельна, улыбчива, по специальности химик-лаборант-аналитик, по жизни – великая оптимистка, считает, что нет плохих профессий. В свое время поработала и санитаркой, и продавцом. Это, кстати, для депо не новость – кондукторами здесь работают (или подрабатывают) представители самых разных специальностей.

– Но миллионером тут точно не станешь! – констатирует Людмила. – Зарплата зависит от количества проданных билетов. А вы посмотрите, сколько льготников – чуть ли не каждый второй…

Кондуктор должен не только хорошо считать деньги и уметь общаться с людьми, но и иметь железное здоровье и тренированный вестибулярный аппарат. Людмила буквально летает по 15-метровому вагону, ни за что не держась, как матрос на палубе корабля. Интересно, когда присядет? Да никогда! Протяженность маршрута – всего 37 минут. Расстояние между остановками небольшое. Так что приходится кондуктору бегать от «головы» вагона до его «хвоста» практически беспрерывно. Пытаюсь подсчитать, сколько «ходок» Людмила делает за 12 остановок. М-да, никаких денег много не покажется…

«Чего это вас двое?»

Надо девушке помочь. Вот только проблема деликатная: как к пассажирам-то обращаться? Безотносительное «вновь входящие» ухо режет. «Мадам и мусью» – пошло. «Товарищи» – не политкорректно. А за «господа» в нашем пролетарском районе и побить могут. Придумала: подхожу к вошедшим пассажирам и осведомляюсь: «У вас проездной?» Народ послушно протягивает 12 рублей. В нарушение всех инструкций беру деньги, лечу с ними в «хвост» к Людмиле, затем обратно и уже собственноручно «обилечиваю» пассажиров. Те с удивлением наблюдают за моим галопированием и, наконец, замечают, что в вагоне не один человек в униформе кондуктора.

– А чего это вас двое? – не выдерживает самый любопытный старичок.

– Да вот, – смеемся с Людмилой, – боимся по одному ездить! Вдруг ограбят. А с завтрашнего дня вообще по трое ездить будем!

– И правильно! – одобряет не понимающий юмора старичок. – Пассажир нынче такой наглый пошел!..

А принцы все мимо

Ну, насчет «наглого» Людмила может и поспорить. Нормальный пассажир, говорит, в большинстве своем невредный и приветливый. Многие с кондуктором здороваются, иногда даже чем-нибудь вкусненьким угощают.

– Один пассажир меня все конфетами подкармливал: «Держи, чтобы не курила!» – «Да я и так не курю!» – «Да? Сокровище ты, а не женщина!»

Но личную жизнь, вздыхают коллеги Людмилы, работая на трамвае, не устроишь. Водители – в основном женщины, кондукторы – только женщины. В депо ни разу не слышали, чтобы у кого-то из кондукторов завязался «служебный роман» с пассажиром. Не с кем завязывать – принцы на трамваях не ездят…

А мы с Людмилой продолжаем работать «в две руки». Моя скорость бега по трамваю стремительно нарастает, голос звучит увереннее. С удивлением поймала себя на том, что начинаю с нездоровым интересом заглядывать в кошельки к пассажирам. «Кондуктор в квадрате» вызывает у них неподдельный интерес, а у «зайцев» – натуральный испуг.

– Оба-на, да их двое! – застыла в изумлении на передней площадке стайка пацанов и сразу же спрыгнула обратно. «Работает», выходит, наша массовость.

Самая большая трамвайная тайна

Уж полдень близится, а ни аварий, ни забытых посторонних вещей. Даже дебош никто не устроил. Эх, пропадает зазря 13-е число! И вдруг ближе к 13 (!) часам наш трамвай неожиданно тормозит – перед ним застыли сразу три вагона. Наконец-то! Стоим, скучаем, наблюдаем, как работники депо пытаются устранить поломку в «системе» – двойном трамвае.

Стояли, впрочем, недолго: трамвай-одиночка поднапрягся так, что из-под колес дым повалил, и начал заталкивать сломавшуюся «систему» в депо. Рельсы свободны, и мы мчимся на всех парах, пытаясь наверстать потерянное время. На остановках масса людей: о, наша прибыль! Добро пожаловать!

На конечную остановку – «стадион «Монолит» прибыли вовремя. Наталья обходит вагон, я вприпрыжку за ней. Надо, оказывается, осмотреть, в порядке ли колеса, функционирует ли рукав, из которого под колеса трамвая сыпется песок (это позволяет вагону не буксовать), другие технические подробности. Одна техническая подробность меня давно и сильно интересует: что за большой металлический ящик стоит рядом с кабиной водителя? Сейф, куда кондукторы выручку складывают? А, может, хозинвентарь?

– Это ящик всем пассажирам покоя не дает, – хохочет Наталья. – Многие думают, что это наш шкафчик для одежды. Одна старушка так извелась от любопытства, что даже в мою кабину постучала: «Дочка, это у тебя биотуалет, что ли?» На самом же деле там специальное оборудование – что-то типа «автопилота». Если, допустим, водитель вдруг потерял сознание и неуправляемый трамвай приблизился на критическое расстояние к вагону, идущему впереди, «автопилот» его затормозит и остановит.

Так была рассекречена самая большая трамвайная тайна.

Есть план!

Людмила шустро «обилечивает» народ, я между перебежками по вагону нашла себе другое занятие: помогаю пенсионеркам поднимать на ступеньки тяжелые сумки и рассаживаю стариков, сгоняя с кресел пацанов. Чувствую себя настоящей «хозяйкой трамвая». Так увлеклась, что не заметила, как закончилась смена.

В «наш» вагон заходит другой кондуктор, а мы с Людмилой идем считать выручку – сумка с мелочью у нее на шее весит, наверное, килограмма полтора! Быстро разбрасываем монеты и купюры по номиналу. Вот это да: наш «экипаж машины боевой» план не только выполнил, но и перевыполнил – 4760 рублей привезли! Людмила приятно удивлена: «Вот тебе и 13-е число!»

А я что говорила: 13 – лучшая цифра на свете!

Поделиться в соцсетях