Супруги Павловы из Чернышковского района похитили чужого ребенка, чтобы подменить им умершего сына

  • Супруги Павловы из Чернышковского района похитили чужого ребенка, чтобы подменить им умершего сына
  • Супруги Павловы из Чернышковского района похитили чужого ребенка, чтобы подменить им умершего сына
Трехлетний Тимур из Ростовской области уже почти не вспоминает о случившемся. Лишь иногда, засыпая, вздрагивает и спрашивает у мамы: «Меня не заберут?» Ребенка похитили средь бела дня – супружеская пара из Волгоградской области. К счастью, малыша нашли, и он не пострадал. А вот другого ребенка – из Волгоградской области – уже нет в живых. Четырехлетний Егор умирал мучительно и страшно. Он обварился кипятком, но приемная мать не отвезла малыша в больницу. Ожог был обширный, и детский организм не выдержал – через две недели малыш умер.

Запомнила цифры

…Поверить в то, что среди бела дня в оживленном месте Морозовска можно похитить уже не младенца, тяжело. Но злоумышленники это сделали: мужчина распылил пенсионерке в лицо содержимое газового баллончика, та на минуту выпустила руку внука, малыша тут же схватили, затолкали в машину, и спустя мгновение автомобиль скрылся из вида. Бабушка запомнила цифры 34 на номере.

Киднепинг – похищение малолетнего – преступление довольно редкое для России в общем, а уж для провинции и подавно. Поэтому сообщение о краже ребенка вмиг привело в боевую готовность все оперативные и экстренные службы Ростовской области.

Почти сразу стало ясно: искать Тимура нужно в соседней Волгоградской области. По камерам видеонаблюдения удалось установить фрагменты госномера авто, на котором скрылись похитители. Те самые цифры 34 указывали на регион, где была зарегистрирована машина.

– После получения ориентировки по задержанию автомобиля, на котором предположительно скрылись похитители ребенка, по фрагменту госномера были проверены владельцы всех транспортных средств ВАЗ пятой и седьмой моделей. Одна из таких машин оказалась зарегистрирована на жителя хутора Ярского Чернышковского района Андрея Павлова, – рассказывает Антон Корнаухов, заместитель начальника пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области.

48-летний Андрей Павлов и его 47-летняя жена Наталья в хуторе были в общем-то на хорошем счету, хотя всех деталей их жизни не знали даже соседи. Павловы жили довольно замкнуто: Наталья занималась домашним хозяйством, ее муж перебивался случайными заработками, но и маргиналами их назвать никто не мог.

Старшая дочь Павловых уже выросла, и однажды на семейном совете супругами было принято решение взять на воспитание ребенка из детдома. Как объясняли Андрей и Наталья, они чувствовали в себе силы и желание подарить семейное тепло обездоленным малышам.

Сейчас следователи склоняются к мнению, что по большей части желание создать приемную семью было продиктовано перспективой получения хороших социальных выплат, потому что на одном ребенке супруги не остановились. С 2009-го по 2014 год в их семье появились четверо детей – девочка и три мальчика, младшему из которых, Егору, на момент описываемых событий было всего четыре года.

Безымянная могилка

…В начале сентября 2016 года в доме Павловых царила суета. Началась пора активных осенних заготовок: чтобы накормить семью из семи человек, требовалось основательно запастись продуктами. Андрей на тот момент ушел в запой и дома не появлялся. Наталья разрывалась между огородом и плитой и целыми днями варила, тушила, кипятила и консервировала. Женщина считала своим долгом накормить детей, а уж развлекали они себя сами.

Самым неприкаянным оказался Егор: мальчик, лишенный общения (с соседскими детьми приемная мать почему-то категорически запрещала играть), бродил по дому, путаясь под ногами у вечно раздраженной родительницы. Как-то 5 сентября, привлеченный запахами еды, он зашел на кухню.

А через несколько минут вбежавшая в дом Наталья увидела страшную картину: на полу валялась кастрюля, еще недавно стоявшая на плите, – в ней она кипятила воду для стерилизации банок, а рядом рыдал Егор – его ножки были багрового цвета.

– Дети ничего не слышали. Я тут же достала «мирамистин», обработала и успокоила его. Включила телевизор. Он сел смотреть мультики. А скорую я побоялась вызывать, потому что думала: вдруг заберет опека наших детей из-за моего недогляда… – рассказывала на допросе Наталья.

...Несчастный ребенок мучился две недели: из лекарств у приемной матери были только тот самый «мирамистин» и какие-то дешевые мази. Вскоре малыш перестал вставать с кровати – под корочкой, затянувшей ожоги, скопился гной, кожа с ног крохи слезала кусками. А утром 25 сентября Наталья, войдя в комнату Егора, увидела, что мальчик мертв.

Мозг женщины работал лихорадочно, но четко – времени на раздумья не было, труп малыша вот-вот могли увидеть другие дети. Она замотала безжизненное тельце в какие-то тряпки, припрятала сначала в комнате, вырыла за домом ямку, которая и стала безымянной могилой для несчастного ребенка.

Преступная халатность

В тот же день Наталья сказала детям, что Егора отправили в больницу, ту же версию озвучила и наконец объявившемуся мужу. А когда тот собрался навестить приемного сына, призналась: на самом деле Егор не в стационаре – его… украла биологическая мать.

– Андрей уверяет, что до последнего момента не знал, что на самом деле произошло с их младшим приемным ребенком, – говорит старший помощник руководителя СУ СК РФ по Волгоградской области Наталия Куницкая. – Но вместе с женой они понимали: если органы опеки узнают о происшедшем, в дом нагрянут с проверкой. Поэтому на протяжении по- следующих восьми месяцев они скрывали исчезновение Егора, продолжая стабильно получать на него положенные пособия.

Первой тревогу забила участковый врач-педиатр. В январе 2017 года она позвонила Наталье Павловой и потребовала, чтобы та привела Егора для осмотра и проведения вакцинации. Наталья вежливо подтвердила свое присутствие и не пришла.

– Медик еще неоднократно приглашала приемную мать с детьми в больницу для прохождения осмотра и прививок, однако подозреваемая каждый раз говорила, что не может прийти, а затем и вовсе перестала брать трубку, – поясняет Наталия Куницкая. – При этом педиатр регулярно информировала органы опеки о данных фактах, однако реакции от консультанта отдела по образованию, опеке и попечительству, курировавшей эту семью, не последовало.

Сейчас эта сотрудница администрации имеет статус подозреваемой по уголовному делу о преступной халатности. Следователями достоверно установлено, что за последние два года семью, куда были переданы на воспитание четверо приемных детей, она посещала только один раз – в марте 2016 года.

Найти другого

Павловы поняли, что нужно действовать, когда педиатр пригрозила обращением в полицию. Неизвестно, что двигало ими, когда они решили подменить умершего Егора другим малышом. Как собирались выдать одного мальчика за другого в селе, где все друг друга знают, тоже непонятно.

По всей видимости, оба находились уже на такой стадии отчаяния или безумия, что не понимали всей абсурдности своей затеи.

– Уже установлено, что подыскать похожего на Егора ребенка они хотели где-нибудь поблизости, однако такой случай им не представился. 7 мая, находясь в соседнем Морозовске, они приметили подходящего внешне малыша. Тогда-то и был осуществлен дерзкий план по похищению мальчика, – говорит Куницкая.

Кстати, накануне похищения Тимура, 5 мая, Наталья Павлова забрала из детской нейрохирургии волгоградской больницы еще одного своего приемного сына. 13-летний Сережа месяц провел в стационаре после черепно-мозговой травмы, он частично обездвижен – передвигается с помощью ходунков.

По словам мальчика, его во время игры ударил сверстник. Сережу в больнице тайно навещала биологическая мама, представлявшаяся всем старшей сестрой. А вот приемные родители не приезжали, только созванивались с подопечным.

– Но он говорил нам, что хочет вернуться в Чернышки. Рассказывал про большое хозяйство Павловых, которые усыновили его с сестренкой. Говорил, что тетя Наташа и дядя Андрей помогут ему восстановиться, что они хорошие, – делится мама соседа Сережи по больничной палате Ирина. – Нас с ребенком выписали раньше, 5 мая мы решили навестить Сережу, заранее позвонили по телефону, чтобы спросить, что принести вкусненького. Но мальчик сказал, что его тоже выписали, он едет на такси домой с тетей Наташей, в Чернышки. Очень радостный был. Мы с ним обещали поддерживать связь. Но теперь телефон у Сережи недоступен.

По горячему следу

Благодаря грамотным и слаженным действиям правоохранителей на след Тимура вышли быстро. Мальчик, к счастью, был жив и здоров, хотя и очень напуган. Похитителей задержали: они пытались оправдаться тем, что им «просто понравился мальчик». Потом уверяли, что взяли ребенка, так как решили, что он потерялся. Но как только цепочка улик привела к незаметному холмику за домом Павловых, причастность их к совершению сразу двух тягчайших преступлений стала очевидной.

Кадровые выводы сразу же были сделаны и в отношении сотрудников отдела образования, опеки и попечительства администрации Чернышковского района, «проморгавших» исчезновение из приемной семьи ребенка. Своих постов лишились начальник отдела и консультант, которая не отреагировала на просьбу педиатра проверить состояние дел в приемной семье Павловых.

Собственно, семьей они уже быть перестали: всех детей отправили в реабилитационный центр. А по региону губернатор Андрей Бочаров распорядился провести проверку работы местных органов опеки, чтобы, не дай бог, эта страшная чернышковская трагедия не повторилась...

– В настоящее время следователями допрошено свыше 50 человек, в том числе фигуранты уголовных дел, свидетели и очевидцы преступлений, а также лица из числа соседского окружения подозреваемых. Проводится комплекс необходимых следственных действий, направленных на сбор и закрепление доказательственной базы по уголовным делам. Следователями назначен ряд судебных экспертиз, в том числе судебно-медицинская и генетическая, которые установят принадлежность обнаруженных останков ребенка и истинную причину его смерти, – подтвердила старший помощник руководителя СУ СК РФ по Волгоградской области Наталия Куницкая.

Поделиться в соцсетях