Сын 34-го стрелкового полка

Председателем Совета ветеранов 13-й гвардейской стрелковой дивизии волгоградец Олег БУРКОВСКИЙ избран в 1985 году. 8 марта Олегу Львовичу исполнится 89 лет, но он до сих пор приходит на встречи с волгоградскими школьниками.

Остался сиротой

Отец Бурковского был военным летчиком, а мама – врачом-хирургом. Оба они ушли в 1941-м на фронт, Олег остался в Сталинграде с бабушкой. В 42-м, когда фашисты пришли в город, Олегу было 14 лет. Как-то пошел он за водой на Волгу, а когда вернулся, увидел, что дом бабушки обрушился после бомбежки, сама она погибла под завалами. Мальчик остался без родных. Вместе с другом, Валькой Соловьевым, он начал на ручной тележке вывозить раненых красноармейцев к пристани. Когда Валька погиб при артобстреле, Олег продолжил свой нелегкий труд один. Однажды, завидев его впрягшимся в тележку с ранеными, лейтенант Иван Сугак, санинструктор 13-й гвардейской дивизии, помог довезти их до Волги. Там он подошел вместе с мальчиком к комдиву Родимцеву и сказал: «Надо куда-либо пристроить парнишку, в городе у него никого не осталось».

– Через 15 минут после встречи с Родимцевым, – вспоминает Олег Львович, – меня в полку уже одели по-военному. Правда, брюки подрезать пришлось – длинноваты они были… Так Олег стал сыном 34-го стрелкового полка 13-й гвардейской и находился в нем при старшине роты автоматчиков. Но он был не просто сыном полка, а его солдатом! Хоть у него не было на это разрешения от старшины, он иной раз самовольно вступал в бой с фашистами. Однажды Олег даже убил здоровенного немца, нажав на спусковой крючок своего ППШ всего секундой раньше, чем враг сам выстрелил в него.

Спасение радиостанции

Первую свою боевую награду Бурковский получил за спасение дивизионной радиостанции. Старый радист Алексей сидел с ней на пятом этаже полуразрушенного здания, корректируя огонь нашей артиллерии с левого берега Волги. Но в радиостанции села батарея. Вниз спуститься он не мог, поскольку два пролета лестницы были уже уничтожены взрывом. Бурковскому поручили снять с этажа радиста и привести в дивизию вместе с радиостанцией – для гвардейцев Родимцева она была дороже золота, поскольку только через нее осуществлялась их связь с левым берегом Волги.

– Вместе с камнем на пятый этаж, – рассказывает Олег Львович, – я закинул парашютный немецкий канат, сделав предварительно на нем завязки, чтобы радист смог опираться при спуске на них. Спустился он вместе с радиостанцией, доставил я его к начальнику штаба дивизии. Сразу же связь у нас с артиллеристами левого берега восстановилась. Когда Родимцев узнал, что это я спасал радиста и радиостанцию, он наградил меня медалью «За отвагу». Это была моя первая награда. Поскольку Олег был коренным сталинградцем, знал в центре города все улочки, его стали в дивизии использовать и как разведчика.

– Однажды я так мелом делал пометки для разведчиков на зданиях, в местах, где им можно пройти. Но снайпер запомнил меня, заприметил, где я хожу. Ранил меня в обе ноги...

Юнга Северного флота

Дело было в начале зимы. На последней барже Бурковского отправили за Волгу, в госпиталь. Там случайно он прочел в газете объявление о приеме в школу юнг Северного флота на Соловецких островах. Олег, с детства мечтавший о море, задумал в нее поступить. Когда после ранения вернулся в дивизию, комдив Родимцев это решение одобрил.

Готовили в то время в школе юнг на Соловках так называемых «слухачей» – радистов для подводных лодок. По окончании ее с отличием Бурковский был направлен служить на подводную лодку типа Щ – так называемую «Щуку». Дважды ему приходилось тонуть, когда он, как и его товарищи, выбрасывались с тонущей субмарины наружу через ее торпедный аппарат. Там же, на Северном флоте, Бурковский получил медаль Нахимова.

По окончании войны он был направлен в высшее военно-морское училище. Вышел в отставку в звании капитана первого ранга. Окончил медико-биологический факультет МГУ, приехал в родной Волгоград, защитил кандидатскую диссертацию. Как главный инженер возглавлял строительство осетрового рыборазводного завода. Велика его заслуга в выведении нашими земляками ценной породы рыбы – бестера, гибрида белуги и стерляди. Сейчас Олег Львович на пенсии, инвалид второй группы. Но он по-прежнему выступает регулярно в волгоградских школах, делится с учащимися воспоминаниями о том, как он был сыном полка в легендарной 13-й гвардейской дивизии. Память о бывших однополчанах обязывает его делать это…

DNG