Татары со знаком качества

Если замучила ностальгия по советскому прошлому, захотели увидеть девушек некурящих, а парней, об армии мечтающих, езжайте в село Маляевка. Это недалеко –- в Ленинском районе. И название района подходящее. А для начала загляните в местную школу.

Как Маляй-бабай к царице ходил

Маляевка – поселение с историей, отсчет ведет с 1858 года. Его основателю Маляй-бабаю, ломавшему царскую службу в этих местах, полюбились волжские просторы. Земли много, можно и рыбалкой заниматься. После возвращения домой под Пензу принялся хлопотать, чтобы землякам дозволили туда перебраться. Дважды побывал в Белокаменной на приеме у Екатерины Второй и своего добился. В знак благодарности потомки имя его в названии села увековечили.

Маляевцы были не первыми из булгарских татар, кто решил в этих местах обосноваться. Чапурниковцы, к примеру, лет на сто раньше них это сделали. Примерно в то же время появились на карте тогдашней Саратовской губернии еще несколько сел с выходцами из пензенских краев.

У них общие корни. Все пришли сюда со Средней Волги, раньше их мишарями величали. В хождении даже забавная фраза была: «Мишари – это татары со знаком качества». Но сейчас далеко не все маляевцы могут толком пояснить, что это за слово. При переписи населения они, кстати, записали себя татарами.

Связь с родиной, с пензенскими корнями, по сей день не утрачена. Когда оттуда народ погостить приезжает, местные радостно отмечают, что и фамилии у них с гостями схожи, и говор. А вот знаменитое чоканье, или цоканье, отмечавшееся прежде в иных словарях, ныне отмерло. Обычная правильная речь.

Я, признаться, даже пожалел об этом – колорит пропал. Зато узнал от местного муфтия Рафаэля Хазрята, откуда слово «мишари» пошло. У князя Мещерского было под Пензой имение Мещера, где и жили предки маляевцев. Вот так словцо и народилось. Румия Муртазаева, замдиректора местной школы, вспомнила, что ее дед «мишарями» тех стариков называл, кто в почете был, заповеди Корана неуклонно соблюдал. Так что все логично.

Инновация – это когда в туалете чисто

– Музей у нас существует с тех пор, как школу открыли, – с гордостью говорит директор Зария Байкина. Одета глава учебного заведения строго, но выражение лица скорее домашнее. – В селе нельзя быть суровой, – улыбнулась она, – здесь все свои.

Свою школу я, мягко выражаясь, давненько окончил. Но тут словно время отмоталось. Грамоты, дипломы, стенд с фотографиями односельчан, достойно отслуживших в рядах армии что Советской, что Российской. А вот и Доска почета, с которой смотрят лучшие люди села, передовики…. И не важно, Социалистического Труда они герои или капиталистического. Главное, вышли в люди.

«Вышли в люди», – слова эти в разном контексте не раз здесь услышал. Правда, обычного продолжения: стал ученым, депутатом, банкиром и т. п. – ни разу не прозвучало. Здесь иные акценты. «42 года на одном месте проработал слесарем, водителем…» Важно, что на одном месте, важно, что на благо односельчан, соседей. Что детей достойных воспитал.

Когда, кстати, призыв в армию идет, в доме будущего солдата всегда устраивается небольшой праздник. А муфтий в день отправки обязательно прочитает ему перед дорогой молитву. Никому в голову не приходит «откосить» от армии, спрятаться. Как потом людям в глаза смотреть?! Основы этого феномена, а сегодня, увы, это так и называется, закладываются с детства.

Равиля Башаева, руководитель музея, с гордостью показывает многочисленные «трофеи». Картина от министра культуры, грамоты от министра образования России, от областных властей, дипломы, привезенные из Татарстана, Москвы, Краснодара… Какие-то – за успехи в военно-патриотическом воспитании, иные – за инновационные программы.

Смотры, конкурсы, фестивали – это, конечно, важно. Но заряд от них сильнее, когда есть и другие примеры. Румия Муртазаева с дочерью и внуком год назад в Карелию ездила. Отыскали они там могилу деда, погибшего в Великую Отечественную, горсть земли привезли домой. А фото племянника Зарии Байкиной с наградой за Чеченскую кампанию – в школьном музее. И таких парней, как он, вырастили в Маляевке немало. Даже у местного муфтия два сына военными решили стать. В армии порядка больше, удовлетворенно пояснил он.

«А какие такие инновации вы внедрили?» – задаю коварный вопрос директору школы.

– Инновация…. Мы это понимаем так: чтобы ребенок в школе хорошо питался, туалеты чистыми были, а в классах светло и уютно, чтобы наши дети достойными людьми выросли, – отвечает Зария Байкина. И через секунду, словно вспомнив, добавляет: – Компьютеры, конечно, тоже поставили…

Меня такой ответ вполне удовлетворил.

В мечеть на субботник

На вопрос о национальном составе учащихся мне ответили, что 95 процентов – татары. Но к ним причисляют едва ли не всех детей из смешанных браков, коих тут немало.

Заглянули в четвертый класс. Две девочки, закутанные в платки, приехали недавно из Таджикистана. Ойша и Сумайра посещают факультатив арабского языка, знают буквы, что с гордостью и демонстрируют. Факультатив, на котором изучается Коран, посещают преимущественно ученики 7–9 классов, но принять на него готовы всех желающих. Заместитель областного муфтия регулярно приезжает заниматься с мальчиками, его жена – с девочками. Учителя относятся к этим занятиям вполне лояльно: «Это ведь не только религия, там все наши обычаи, традиции». Маляевский муфтий Рафаэль Хазрят радуется, что дети в мечеть заходят. На ее двери, кстати, крупно выписан номер сотового телефона священника. Кому срочно помолиться надо – звони.

Когда объявляется субботник, наводить лоск в мечети, за цветами ухаживать посылают самых достойных – это честь. Вот такое дивное сочетание. Традиция, зарожденная, по легенде, некогда главным безбожником Ульяновым, обрела в Маляевке новое звучание.

Лучших знатоков Корана поощряют не только веником и совком. В этом году, как и в прошлом, на автобусе от областной администрации возили 13 школьников в Казань. Экскурсии по городу, Казанский кремль, мечеть… В числе удостоенных этой поездки оказались и двое русских мальчишек.

Но изучают факультативно в Маляевке не только священную книгу мусульман. В том же музее любовно оформленные учениками альбомы по обычаям казахов, чеченцев, узбеков. Появление в школе в национальной одежде приветствуется. «Дети с малого понимают, что мы все разные, – говорит Зария Байкина, – каждый несет свою культуру».

А чтобы прибывшие недавно лучше знали культуру старожилов этих мест, экспонаты приносят из дома. Самодельные рубанок и весы, ухват, используемый при изготовлении национального блюда, самовары…. Когда-то они в каждом дворе были. Но старые вещи уходят, а вот традиции здесь на музейную полку не ставят.

Ее величество Пятница

– За 53 года, что здесь живу, – с гордостью отмечает Румия Муртазинова, – не было случая, чтобы кто родителей в дом престарелых сдал или от ребенка отказался. За это уважаю односельчан.

Впервые услышал в Маляевке, что самый почитаемый у татар день – пятница. Чем бы ни занимался днем, а вечером положено всей семьей собираться у родителей. Если их уже нет, у старшей сестры или брата. Чай, традиционная выпечка поглощаются исключительно под воспоминания обо всех родственниках в самых лучших тонах. Почитание родителей – настоящий культ.

«Пятница – самый великий праздник, –- нравоучительно говорит имам, – это священный день. Если есть возможность избежать работы – не работай. Или прочитай намаз и иди работать». (Как ни отдать должное гибкости толкования ислама?)

Одеваются женщины в праздники соответствующе: носочки, платок, рукава у платья длинные, фартук….Чтобы детвора с детства усвоила простые правила, школа даже несколько национальных костюмов пошила. И на праздниках, чтениях на национальном языке выступать, и чтоб в привычку вошло. За выкройками ходить далеко не надо. В бабушкиных сундуках много чего еще припрятано.

А вот кулинарными секретами заведует в Маляевке заслуженная колхозница колхоза имени Ленина Наймя Ибрагимовна Вафина. Ей семьдесят. Живет одна, сама огородное хозяйство ведет, а когда к ней на уроки домоводства девчонки приходят – все другие дела побоку. Мастер-классы по кулинарии и вязанию лучше любого профи проведет. 40 лет дояркой в колхозе отработала. Как и почти все в Маляевке, живет преимущественно натуральным хозяйством. Молоко, яйца, мясо здесь у людей свое, хлеб сами выпекают.

– Нас пятеро у матери, – говорит пенсионерка. – У всех книжки ветеранов труда. Одна сестра – медработник, другая – на мехзаводе, брат электриком 47 лет на одном месте отработал, все вышли в люди. Их все уважают и помнят. Хочу, чтобы и дети наши помнили. И понимали, что только честный труд приносит славу.

Союз учителя и священника

«Бог сказал: религию не надо осложнять». Такую сентенцию, произнесенную муфтием Рафаэлем Хазрятом, мне, признаться, ранее слышать не приходилось. Чем больше, однако, общались, тем сильнее эта мысль мне нравилась. И прежде всего потому, что он по ней сам живет.

Не каждый муфтий благословит брак мусульманина или мусульманки с иноверцем. Он же в этом не видит проблемы. Лишь бы по любви да жили хорошо. И менять веру никого не убеждает. Пусть сами молодые разбираются, по каким законам жить, на каком языке детей воспитывать.

У директора школы, кстати, и зять русский есть, и невестка. Приятно Зарие Хабибовне, что невестка к ней по-татарски обращается «аникам», что означает мамочка, тем более что та сама этого захотела. Как и обрадовало, что вскоре после свадьбы попросила ее невестка научить готовить их традиционное татарское пятничное блюдо. А то муж жалуется, что ему и пятница без этого не пятница, сказала невестка.

Вот такие примеры Рафаэль Хазрят, как и Зария Байкина, очень даже приветствует. Потому как если человек другой веры твою религию, обычаи уважает, значит, правильный метод воспитания они выбрали.

В школе учитель свою линию ведет, в селе духовник – свою. И что самое главное, друг другу в главном не противоречат. Поэтому, когда старые школьные парты в мечети увидел, не сильно удивился. Зачем добру пропадать, если может еще хорошему делу послужить? Мечеть не самое богатое учреждение.

Даже на кладбище, куда мы с Рафаэлем Хазрятом заглянули, посетовал он, что не все правоверные смысл ислама правильно понимают: «Букеты, памятники, ограды не нужны. Эти деньги лучше на нужды бедных использовать, живых. Мечеть могла бы их передать многодетным, нуждающимся».

Так считает муфтий Маляевки. Но, судя по увиденному, слова эти мало кто слышит. Новые традиции в данном случае оказались сильнее. Беспокоит старожилов Маляевки происходящее сегодня: что детей в селе намного меньше рожают, что магазин спиртным торгует до 11 ночи, что в селе люди чужие появляются. В городе жилье пропивают, а потом риелторы этим гражданам здесь задешево домики покупают.

Как достучаться до тех, кого от стакана не оторвать? Ни учитель, ни священник решения проблемы пока не знают, но озабочены этим в равной степени. А значит, есть надежда, что ответ все же будет найден.