Удар аэрозолью

Волгоградец Сергей Чекмарев два года пытался оспорить приговор суда и штраф в размере 18 тысяч рублей. Однако ему так и не удалось доказать, что аэрозоль он применял в целях самозащиты – уже после полученного удара.

Вторую неделю не смолкает скандал вокруг инцидента у дверей столичного клуба, во время которого чемпион мира по боям без правил Расул Мирзаев нанес Ивану Агафонову роковой удар. Этот удар навсегда перечеркнул жизнь одного и, скорее всего, спортивную карьеру другого молодого человека.

Слава Богу, в Волгограде инцидент с одним-единственным ударом закончился не столь плачевно. Впрочем, и сам удар, надо сказать, был для пострадавшего куда менее серьезным. Тем не менее он привел к череде долгих судебных разбирательств, которые закончились присуждением виновному многотысячного штрафа. Причем штраф наложили не на того, кто наносил удар, а на того, кто его держал.

В тот день Сергей Чекмарев, как обычно, приехал утром на работу. Но вдруг выяснилось, что его коллега почему-то не сдал в аварийную службу ключи от подвалов домов, из-за чего нельзя было начинать работать. Терпение Сергея лопнуло. Он набрал по сотовому Алексея Кружкина и велел ему немедленно привезти ключи.

Но то ли последний просто не выспался, то ли обиделся за столь бесцеремонное вмешательство в его утреннее время… Может, оба были доведены «до ручки» какими-то личными неприятностями. Только при встрече молодые люди уже буквально «кипели» из-за этого пустяка.

Все произошло так быстро, что едва ли кто-то из них успел толком осознать случившееся. Скорее, как говорят в таких случаях, парнями управляли эмоции. После короткой словесной перепалки прибывший Алексей оттолкнул ждавшего его у входа в помещение Сергея. Или, как утверждал последний, «нанес удар кулаком в грудь». В ответ Сергей выхватил аэрозольное устройство «Удар» и «произвел один неприцельный выстрел».

Инициатор драки мгновенно сник. У него случился химический ожог слизистой оболочки глаз и кожи лица. Однако на остроте зрения это не сказалось. Повреждения были квалифицированы экспертом как не причинившие вреда здоровью.

Далее выяснение отношений между спорщиками продолжилось уже в судебных инстанциях различных уровней. Весной этого года конфликт был рассмотрен в Верховном суде Российской Федерации. Однако решение судей осталось неизменным. Сергей Чекмарев был признан виновным по части 1 статьи 116 УК о нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Ему было назначено наказание в виде штрафа в доход государства в размере 8000 рублей. Также суд взыскал с него 10 000 рублей в качестве компенсации за моральный вред, причиненный Алексею Кружкину.

Но несмотря на решения различных судебных инстанций, Сергей Чекмарев до сих пор не считает себя виновным. Разве он первый развязал драку? И если в этой ситуации, как выходит по логике судей, нельзя было применять газовый баллончик, то как следовало ответить обидчику? Может, врезать руками? Но где гарантия, что такой удар в суде также не расценили бы как насильственные действия? А если, допустим, пускать в ход кулаки не позволяет здоровье? Кстати, по словам Сергея, после операции на глазах ему совершенно нельзя было демонстрировать силу. Поэтому-то, собственно, он и держал при себе баллончик. Смолчать-стерпеть?

Суд исходил из того, что у Сергея Чекмарева после инцидента не обнаружилось каких-то явных телесных повреждений. Но кто в запале драки думает об этом? Как вообще рассчитать ответный удар? И насколько он должен быть весомым?

На наш взгляд, в этой истории много поводов для дискуссии. Несомненно одно. Инцидент показал: применение газового баллончика может иметь самые серьезные последствия не только для нападающего, но и для обороняющегося с его помощью гражданина.

(Имена фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям)

Комментарий

Руководитель пресс-службы уполномоченного по правам человека в Волгоградской области Юрий Корзеев:

– Давать правовые оценки событиям и фактам – исключительная компетенция суда. В данном деле главным являлась квалификация понятий «вынужденной самообороны с применением спецсредств и признаков имевшейся угрозы здоровью». Судьи определились в вынесенном решении. Однако, безусловно, есть понятия человеческой справедливости. А здесь вердикт произошедшему конфликту вполне можно дать противоположный.

Поделиться в соцсетях