Увлечением волгоградского пенсионера много лет остается разведение голубей

Детство каждого из нас имеет символы. Один не выпускал из рук приставку «Денди», второй спал в обнимку с футбольным мячом… А вот Александр ЕГОРОВ c самого детства разводит птиц. В гостях у него побывал обозреватель «ВП» Анатолий ЛЮБИМЕНКО.

Малознакомых гостей принято встречать, уделив своему гардеробу определенное внимание. Александр Николаевич лишен предрассудков – куртка на нем немало повидала.

– Голуби не человека запоминают, а его одежду, – вскользь заметил он, когда мы направились к голубятне, – зачем их лишний раз тревожить.

Прежде на волю своих подопечных Александр Николаевич выпускал поочередно. Первыми право на полет получали те, кто летал выше всех, дальше всех. Часами парили лучшие летуны в синеве, то превращаясь в почти невидимые глазу точки, то вовсе исчезая. Теперь все гуртом получают свободу.

Но ввысь никто не спешит. А если все же разгонят их шестом, то ненадолго. Удивительным образом срабатывает психология птичьей «толпы». Покружат немного белокрылые красавцы над крышами, а потом даже некогда лучшие, взяв пример с самых ленивых, спешат обратно домой. Егорова это вполне устраивает. Опасностей в небе, с его слов, предостаточно…

– На моих глазах сапсан даже стрижа однажды догнал, – говорит Егоров. – А уж на что тот быстр. Особенно обидно, когда у певчих пискуны есть, а сапсан одного из родителей ловит. Тогда второму оставшемуся уже одному малышей не прокормить, они погибнут. А польза от голубей и стрижей, знаешь, какая?! Они и мошек, и комаров ловят.

Александр Николаевич испытующе смотрит на меня: оценил ли я в полной мере роль стрижей и голубей в создании комфортной жизни для людей. Я согласно киваю.

– Гривуну – 15 лет, давно уже не летает, но пусть потихоньку свой век доживает, – продолжает рассказывать, открывая клетки, о своих подопечных Егоров. – Вот этих узбеки «соч» называют, к этому игруну стараюсь такую же самочку подсадить, чтобы пискуны от родителей лучшие качества унаследовали, а вон тот 10 колен вверху раньше делал… В одном домике расселись по ячейкам павлины и агараны, бакинские чернохвостые и чайки китайские, почтари. Снежно-белые крылья, бархатная, нежная как шелк спинка…

Егоров – голубятник с многолетним стажем, но свистеть, чтобы шугать своих подопечных, так и не научился: говорит, «умной птице это и не нужно». Но шестом пернатое племя разогнал.

Они даже покружили немного над нашими головами. Но вряд ли, впрочем, кто из пешеходов, спешивших по проспекту Ленина, эту стаю заметил. Многоэтажки обзор закрывают, да и редко кто нынче, задрав голову, на небо смотрит. Все больше под ноги – как бы не споткнуться! Малышня из садика, что в десятке метров, – самая благодарная публика. Только голубей почему-то лебедями называют. «Лебеди, лебеди полетели!»

В следующий раз они голубей - лебедей, возможно, только после регистрации в загсе и увидят...

DNG