В конце 80-х «ВП» писала о талонах на продукты

  • В очередях случались потасовки
  • Недовольные покупатели в конфликтных ситуациях требовали жалобную книгу
  • Что нужно человеку для счастья?
  • Талоны ценились больше денег
  • Это было недавно
  • На нет и суда нет...
Готовясь к столетию главной областной газеты «Волгоградская правда», мы листаем старые пошивки, в которых собран не просто журналистский труд, а целая эпоха в истории региона. Мы уже вспоминали много важных периодов, сегодня речь пойдет о времени больших перемен – это рубеж 80–90-х годов прошлого века. В прошлое Волгоградской области с помощью газетных публикаций окунулась наш корреспондент Ольга ПОПЛАВСКАЯ.

О реабилитации и митингах

Интервью начальника управления КГБ СССР по Волгоградской области Владимира Алексеевича Гуро было опубликовано в «Волгоградской правде» в последний год эпохи 80-х. Беседу вел корреспондент «ВП» Иван Барыкин. Диалог получился очень любопытным, а одной из тем стали сталинские репрессии.

Главный волгоградский чекист рассказал, что за последнее время в регионе были рассмотрены все материалы в отношении тех, кто подвергся незаконному преследованию в 30-е и 50-е годы во внесудебном порядке, то есть по решению «троек». И по каждому делу заключения были переданы в прокуратуру для реабилитации незаконно осужденных.

А вот еще интересные выдержки из этого интервью: «В. ГУРО: Всего на сегодняшний день рассмотрено более 7 тыс. дел. По ним реабилитировано свыше 11 тыс.человек.

И. БАРЫКИН: А как насчет доступа к архивам КГБ?

В. Г.: Доступ к архивам КГБ пока не открыт. Этот вопрос должен решаться в вышестоящих инстанциях. Тем не менее мы предоставляем необходимую информацию лицам, занятым поиском своих репрессированных родственников, и ряду граждан в этом деле помогли.

И. Б.: Какова, с точки зрения КГБ, обстановка в нашей области?

В. Г.: Активность общественной, политической жизни у нас довольно высока. Митинги проходят организованно. И если имеются попытки повернуть общественное мнение в негативное русло, то они поддержкой волгоградцев не пользуются…»

О консенсусе и сахаре

Политика в эти годы перемежается бытовыми вопросами. Так, одних пытливых читателей интересует, что такое «консенсус»: «...В выступлениях многих народных депутатов СССР в последнее время часто встречается это непонятное слово». А в это время другие озабочены насущными вопросами – народ волнуют нормы отпуска сахара в одни руки.

Главная областная газета – как рупор партии и власти – вынуждена объяснять. На помощь приходит заместитель начальника областного управления торговли Валентина Александровна Лапина. Она успокаивает читательниц, обеспокоенных ограниченной нормой отпуска сахара в канун сезона летних заготовок:

«...В настоящее время во всех магазинах области продают по 1,5 кг сахара на один талон. Если вопрос о выделении нам дополнительно 4,5 тонны сахара будет решен положительно, мы сообщим об этом читателям «Волгоградской правды».

В заключение хочу сказать: один из волгоградцев спросил меня вчера по телефону, почему бы советам трудовых коллективов крупных промышленных предприятий, имеющих конвертируемую валюту, не потратить хотя бы часть ее на закупку сахара. Очень дельное предложение...»

О карточках и дефиците

Талоны, отсутствие почти всех подряд товаров, пустые полки магазинов, длинные очереди – это типичная картина рубежа 80–90-х годов. А ведь еще совсем недавно СССР был богатой страной, великой державой, первой отправившей человека в космос. Но вот в 1991-м миллионный Волгоград переходит на карточную систему. Вот как заместитель председателя Волгоградского горисполкома Александр Зуев рассказывает о новом порядке распределения товаров и причинах его введения:

«...Из месяца в месяц выявлялось все большее число как фальшивых талонов, так и подлинных, которые отоваривались не по одному, а по три раза. Подделка талонов оказалась несложным делом для лиц, имеющих доступ к копировально-множительной технике.

А повторное использование талонов стало возможно потому, что некоторые нечестные работники торговли не уничтожали их, как положено, а повторно пускали в оборот...»

Газета устами специалиста разъясняет, что карточки заменят не все талоны, а лишь их часть: «...Сначала на карточную систему переводится распределение лишь трех видов товаров: сахара, масла и ликеро-водочных изделий. Остальное – по имеющимся у нас талонам...»

О вещевом рынке на Каче

Фарцовщики, кооперация, «толчок» – эти новые слова наравне с «консенсусом» вошли в обиход волгоградцев. О заметном событии в торговой жизни Волгограда – переезде вещевого рынка, именуемого «толчок», на новое место, к Качинскому училищу – рассказывает корреспондент Валерий Коновалов:

«... Куда только не угоняли это многострадальное торжище! Из Жилгородка в Заканалье. Оттуда на Качу. Потом в Тракторозаводский район. Теперь он снова у Качинского училища. Попытки отбить у людей охоту к рыночной торговле промышленными товарами оказались тщетными.

Тысячи волгоградцев стойко переносили тяготы транспортных неудобств, выезжая по воскресеньям то в один конец города, то в другой. «Толчок» не сдается, живет!

В минувшее воскресенье я решил поспеть к его открытию. Однако просчитался. В семь часов утра его площадь уже была запружена народом! Бурный людской поток подхватил меня и потащил вдоль торговых рядов. И мне сразу показалось, будто я очутился на каком-то грандиозном шоу. Интересно наблюдать за этим ни с чем не сравнимым театром жизни! Многие продавцы стесняются: предлагают свой товар, потупив взор. Кооператоры держатся более уверенно».

О вкладах и сбережениях

Как выяснила «Волгоградская правда», несмотря на общее обнищание населения на рубеже 80–90-х годов, в Волгограде, по данным Сбербанка, оказалось немало вполне себе зажиточных граждан. Вот какие цифры за 1990 год о вкладах в госбанке приводит газета:

«...Волгоградцы положили на свои счета еще почти полмиллиарда рублей. Это почти в два раза больше, чем за предыдущий год. Теперь у них 3,7 млрд рублей...»

Этих денег хватит, чтобы закупить несколько годовых товарных запасов области, прокомментировала тогда «ВП» начальник областного управления Сбербанка Юлия Войнова. И заодно разъяснила, у каких слоев населения больше денег на сберкнижке:

«...Деньги на лицевых счетах распределены более-менее равномерно. У рабочих и членов их семей, включая рабочих совхозов и членов их семей, на счетах более 1,5 млрд рублей. У колхозников и их семей – 354 млн. У госслужащих – 840 млн...»

О подпольных миллионерах

Сельчане тогда, оказывается, были богаче горожан! Средний взнос крестьянина – на 400 рублей выше, чем горожанина. А в среднем по области на счету каждого жителя в 1990-м имелось 1603 рубля – и это больше, чем в среднем по стране. «Волгоградская правда» поинтересовалась и относительно наличия в регионе миллионеров. Оказалось, что и тогда «подпольные Корейко» свои деньги в банке не хранили, предпочитая превращать их в дорогие автомобили, дачи, драгоценности. Как сказала представитель госбанка, в Волгограде:

«...Самые крупные вклады у нас не превышают 50 тыс. рублей. Я не знаю, откуда взялась цифра в 100 тыс. подпольных миллионеров в стране, которая фигурирует в печати…

Да, миллионеров у нас, слава богу, нет, но и наши бесценные миллиарды – не деньги, а несбывшиеся мечты о хороших товарах...»

DNG

Поделиться в соцсетях