В краю лазоревых цветов

Руднянский район считается самым маленьким районом Волгоградской области – площадь его всего 1944,9 кв. км. Все, впрочем, относительно: на его территории легко уместятся Андорра, Мальта и Лихтенштейн. А уж по красоте и живописности своей природы этот уголок может дать фору многим странам – не зря же его называют волгоградской Швейцарией. Местными красотами любовалась обозреватель «ВП» Ольга СУРАГИНА.

Живая диковинка

В какое время лучше всего любоваться руднянскими красотами? В районном краеведческом музее говорят определенно: весной. В начале мая здесь начинает цвести пион тонколистный – одна из главных местных достопримечательностей.

Даже на гербе райцентра – р. п. Рудни он изображен. За что, спрашивается, цветку, который местные жители окрестили лазоревым, такой респект? Да редкий он очень и потому занесен сразу в две Красные книги – Всероссийскую и Волгоградской области.

Красота пиона тонколистного (его листочки и впрямь тонкие, как у сосны иголки) недолгая – цветет он около недели. Но в это время в район съезжаются многочисленные гости со всей округи полюбоваться на бесконечные цветущие поля. Да что туристы – местные жители, ко всему привычные, и то шалеют от этой красоты. Самые популярные селфи – как раз среди лазоревых цветов.

Директор краеведческого музея Геннадий Морозов не удержался и тоже сфотографировался на фоне этого великолепия.

– На радостях! – объясняет. – В 2010 году в районе бушевали ландшафтные пожары, вся растительность выгорела, и три года тонколистных пионов мы практически не видели. Их популяция понемногу начала восстанавливаться только в 2014-м, и вот уже два года подряд в майские праздники мы наблюдаем настоящее цветочное буйство. В этом году, надеемся, наша главная достопримечательность снова нас порадует.

Сто «очков» Али-Бабе

Очень популярен Руднянский район и среди кладоискателей. Они приезжают сюда толпами из-за Свербеевой пещеры. Краеведы рассказывают: в 15 верстах от слободы Рудня у села Митякино было поместье некоего помещика Копалева. И вот там, в низине, поросшей лесом, находится подземный ход – Свербеева пещера. Названа она так по фамилии разбойника Свербеева, который будто бы в ней жил.

И не только жил. Ходили легенды, что этот руднянский Робин Гуд в пещере чуть ли не золотого коня припрятал – и это помимо прочего награбленного! По утверждению старожилов, пещера Али-Бабы по сравнению со Свербеевой пещерой – просто детский лепет. Да и без драгоценной «начинки» пещера сама по себе уникальна. Старики говорили, что тянется она якобы на несколько километров в сторону Жирновского района, проходит под рекой Медведицей и достигает чуть ли не Камышина. Так ли это на самом деле – проверить уже нельзя: в 50-х годах прошлого века пещеру взорвали. Но кладоискатели-оптимисты не теряют надежды найти золотого коня, алмазы и прочие рубины.

– И сейчас копаются! – усмехается Геннадий Морозов. – Правда, пока никто ничего не нашел. К нам в музей приходят, справки наводят, дислокацию пещеры уточняют. Я противник черных копателей, но патриот района, поэтому легенды с удовольствием пересказываю – пусть туристы приезжают.

Православная святыня

Славилась маленькая Рудня обилием церквей. В каждом селе, как положено, была своя святая обитель. В общей сложности около 20! Практически все они были разрушены. Сохранилось только здание церкви в Сосновке постройки 40-х годов XIX века – сейчас местные энтузиасты пытаются ее восстановить.

Но самая уникальная церковь находилась в самой Рудне. Деревянная, построенная на средства прихожан в 1781 году во имя Успения Богородицы, она входила в десятку красивейших церквей России и славилась богатой утварью. Даже поговорка такая была у верующих: «Пойду по России – аж до Рудни дойду». Сгорела та красавица за два года до начала Первой мировой войны. Местные меценаты решили ее восстановить. Был подготовлен проект новой церкви – уже каменной. Она приняла прихожан в 1908 году и до сих пор является действующей. Кстати, макет этого храма местного мастера Василия Степаненко также можно увидеть в музее.

Солдатский инструмент

Есть в музейной экспозиции и еще один удивительный экспонат, уже советского периода. Это скрипка. Не знаменитых мастеров Страдивари и Гварнери, но принадлежала она человеку легендарному – местному уроженцу Виктору Сорокину.

Боевое крещение Виктор Иванович получил на Хал-хин-Голе, в Великой Отечественной принимал участие с первых дней. В составе танковой бригады он защищал Сталинград, участвовал в танковом сражении на Курской дуге, освобождал Харьков, Киев, Одессу, победу встретил в поверженном Берлине. И всю войну вместе с Сорокиным была его скрипка, играть на ней, кстати, он научился самостоятельно. Первая скрипка Виктора Ивановича сгорела в танке, сам он тогда чудом остался жив. Где-то всеми правдами и неправдами однополчане раздобыли своему любимому музыканту вторую скрипку – и он играл на ней в День Победы в Берлине.

После войны Виктор Сорокин работал механизатором в совхозе «Руднянский», был награжден многочисленными наградами, в том числе орденом Ленина.

И снова играл на своей фронтовой скрипке. Сам ее и подарил музею в 2007 году. Сейчас Виктора Сорокина уже нет в живых, а скрипка – живое свидетельство его горячей веры в Победу, продолжает удивлять посетителей музея.

Валуны на вес золота

Влекут туристов в Руднянский район не только лазоревые цветы, но и загадки. Нет, марсиане и иже с ними в Рудню свой инопланетный нос не кажут – знают, что уфологи поджидают их в соседнем Жирновском районе.

Но зато здесь можно увидеть уникальные громадные белые камни, которых особенно много в зоне Лопуховского сельского поселения. Это тоже одна из достопримечательностей района с незапамятных времен.

Краеведы утверждают, что когда-то здесь было море (в музее можно увидеть акульи зубы, вросшие в каменные глыбы), но потом скандинавский ледник все снес на своем пути. Так вот эти белые камни – как раз его ровесники.

Камни разных размеров. Самый большой – до полутора метров высотой! Но, с сожалением констатируют музейщики, все меньше остается их в районе. Валуны эти, как сейчас говорят, в тренде. Вывозят их втихую с помощью специальной техники, и далее судьба каменных исполинов теряется. На огородах у себя, что ли, их волгоградские мультимиллионеры ставят?

Поэтому есть смысл посмотреть на оставшиеся камни и почувствовать под своей рукой десятки

миллионов лет.