В самоволку ушел в ночь на 22 июня 1941 года

Девяностодвухлетний участник войны Иван Шишкин из хутора Моховский Михайловского района среди земляков – человек уважаемый. И не только потому, что прошел всю Великую Отечественную и сегодня остался в хуторе последним живым хранителем истории тех лет. Он всю жизнь честно отработал в колхозе «Красный партизан», вырастил двоих сыновей. И по сей день не перестает удивлять хуторян своей боевой выправкой.

Неуловимый ветеран
Председатель местного ТОСа и библиотекарь сбились с ног: «Куда запропастился Иван Яковлевич?» Журналисты уже на пороге, а дома телефон не отвечает. Может быть, поехал к родственникам в гости на другую улицу?
Через четверть часа героя нашли. Он и вправду загостился. Когда нам сказали, что Иван Яковлевич вот-вот подъедет, представляли, что сейчас кто-то из молодых родственников доставит пожилого человека к местному клубу. И каково же было наше удивление, когда за рулем подкатившей «семерки» увидели самого ветерана. Хлопнув дверкой стального коня, он поздоровался и отрапортовал: на вопросы отвечать готов.
После такого эффектного появления не могли не спросить – давно ли он за рулем?
Иван Яковлевич пожимает плечами, будто бы стаж у него самый обычный:
– Да лет семьдесят… В колхозе шофером работал, целыми днями за баранкой. И сейчас без автомобиля не могу. Он меня довезет везде, куда ногами уже не дойду.
Личным транспортом ветеран обзавелся сравнительно недавно. Сначала ему, как участнику Великой Отечественной, выдали «Оку». Но машина пожилому водителю не пришлась по душе – уж очень часто ломалась: «Соберешься в Михайловку ехать, так обязательно на полпути что-то произойдет с ней».
Устал чинить ветеран чудо отечественного автопрома. И поменял ее на модель посерьезнее – почти уже год Иван Яковлевич водит «Жигули». Машина оказалась надежнее предыдущего транспортного средства и пока еще не доставляла пожилому хозяину серьезных проблем.
– Иван Яковлевич, а на посту сотрудники ДПС не останавливают? – не удерживаюсь от любопытства.
– Так они ж меня все знают! Я потихоньку еду, без нарушений. Куда мне торопиться…
Бегом из окружения
Всю жизнь он прожил в хуторе Моховском. Отсюда призвался в армию, нес службу вблизи границы западнее города Станислав на Западной Украине, где и застала его война. Он вспоминает самоволку, в которую ушел вместе товарищем Лешкой Акимовым в ночь на 22 июня. Может быть, это и спасло его от гибели в первые часы войны.
– Началась бомбежка. Много наших ребят тогда побили немцы. Я со своим товарищем стал выбираться из-под огня. Бежали мы с ним быстро. За сутки преодолевали по 70 километров. Чудом вырвались из окружения.
Потом были окопы, отступление, тяжелые бои на подступах к Сталинграду. Большую часть войны Иван Шишкин прошел в составе 183 отдельного батальона связи под командованием Чуйкова. С телефонным аппаратом, запасным кабелем и автоматом он, простой солдат, поддерживал связь. Ползая по земле, укрываясь в воронках, приходилось вновь и вновь искать оборванный провод.
Прошел огонь, воду и медные трубы
Самыми страшными воспоминаниями тех лет он называет бои под Сталинградом и форсирование реки Одер.
– Мы переправляемся, а «мессершмитты» как пройдут на бреющем полете, так вокруг одни убитые.
Рассказывает, что на войне много раз находился на волоске от смерти. Но всегда его спасали быстрые ноги. Будто сами собой уносили от вражеских пуль. Был случай, когда товарищи уже простились с Иваном Шишкиным. Но он чудом уцелел, один из всех, кто ехал в машине, попавшей под обстрел.
Награды ветерана рассказывают о его трудном боевом пути. Ордена Отечественной войны I и II степеней, медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». Уже в мирное время к ним добавился орден «Знак Почета».
Спрашиваю его о секрете долголетия и жизненного оптимизма. Иван Яковлевич хитро улыбается и отвечает: «Просто живу. Тому, кто прошел огонь, воду и медные трубы, уже ничего не страшно».