В сорок первом, сорок памятном году…

22 июня – День памяти и скорби, день начала Великой Отечественной войны

Утром 22 июня 1941 года моя мама, будучи 16?летней девчонкой, сдавала экзамен в Сталинградском судостроительном техникуме, располагавшемся на месте построенного позже кинотеатра "Победа". Вдруг в класс ворвались из коридора взволнованные мальчишки: "Борис Савельич, война началась!" "Неужто правда, ребята?!" - опешил учитель. "Правда! Сейчас Молотов по радио выступал…"

Нашествие

А вскоре на железнодорожный вокзал Сталинграда начали прибывать с запада санитарные эшелоны. Солдаты были кто без рук, кто без ног, кто без глаз. Многие страшно кричали. Милиция разгоняла глядящих на это горожан, идущих через перекидной мост возле вокзала: «Проходите, проходите! Не задерживайтесь!»

…Знаете, это неправда, будто в июне 41?го на нашу страну напала именно фашистская Германия. Фактически на нас набросилась с оружием в руках чуть ли не вся зарубежная Европа. В наступлении на СССР были задействованы 153 только немецкие дивизии, вооруженных 600 тысячами моторизованных единиц, 3580 танками, 7184 орудиями и 2740 самолетами. Но вместе с ними в качестве непрошеных гостей пришли на нашу землю 12 дивизий и 10 бригад из Румынии, 18 финских дивизий, три венгерские бригады, две с половиной словацких. Несколько позже к ним присоединились три итальянские бригады и испанская «Голубая дивизия». Кроме венгров, румын, финнов, итальянцев, словаков и испанцев в наш дом ворвались сотни тысяч французов, бельгийцев, голландцев, поляков, чехов, датчан, норвежцев, болгар, хорватов, люксембуржцев…

Зачем? Ответ на этот животрепещущий вопрос можно найти в документах самих высших бонз фашистского Третьего рейха. «Наши задачи – разгромить большевистские вооруженные силы, а само государство – уничтожить!» – так заявил Гитлер в обращении к немецкому народу 22 июня 1941 года. Его ближайший сподвижник, министр пропаганды Геббельс писал в эти дни в дневнике: «Повторение судьбы Наполеона невозможно, хотя – ирония судьбы! – мы выступили против большевизма в ту же ночь, когда Наполеон перешел русскую границу. Фюрер намерен стереть с лица земли такие города, как Москва, Киев и Петербург. Москву стереть с лица земли, а на ее месте устроить гигантское водохранилище, чтобы истребить всю память об этом городе и о том, чем он был».

«Мы живем здесь, как боги»

Но это – высшие руководители Германии того зловещего времени. А что говорили, писали, что думали сами солдаты, пришедшие с оружием в руках в нашу страну? Об этом можно прочитать в письмах близким и родным тех из них, что были убиты позднее на полях сражений.

Из письма лейтенанта Эвальда Лассена, 2 июля 1941 года:

«Дорогой брат Фреди! Уже полторы недели мы с боями продвигаемся вперед. Повсюду бушуют пожары и стоят огромные черные столбы дыма. К русским вообще нельзя иметь никакого сострадания, и бегущих русских мы уничтожаем в огромном количестве. Их трупы тысячами валяются на полях, дорогах и улицах деревень, никто их не убирает и не хоронит. Мы должны радоваться, что фюрер оставил Сталина в дураках и ударил раньше, чем русские подготовились к отражению, так как если бы они приготовились, наше дело не пошло бы так хорошо».

Из письма ефрейтора войск СС Вилли Штенрубе, 23 июля 1941 года:

«Дорогая мама! Украина – это сказочно богатая земля, тучный украинский чернозем создан Богом для немецкого плуга. Украина может прокормить не только Германию, но и все присоединенные страны и территории. Мы живем здесь, как боги. Куры, гуси, яйца, жаркое, масло, сливки, сметана, соки, вино, мед – каждый день! Но брать их из рук этих грязных людей опасно и страшно: стошнило бы сразу, и я не смог бы в рот ничего взять. Поэтому достаем все сами очень просто, без долгих разговоров, но соблюдая немецкую чистоту. Если мы хотим мяса, то берем свинью, теленка или гуся и режем их сами. Если хотим парного молока – доим первую попавшуюся корову. Если хотим меда, достаем его прямо в сотах.

Мы с полным правом считаем, что все это богатство и изобилие принадлежат нам. Если же это кому не нравится, то стоит только сунуть в зубы пистолет, и воцаряется тишина. Точно так же поступают солдаты, когда им нужна женщина. Как ты понимаешь, мы здесь с этим сбродом не церемонимся. Особенно они боятся нас – войск СС».

Многие годы спустя

С тех пор прошло немало лет. Вспоминаю Германию, Лейпциг, 80?е годы. Полупустое летнее кафе близ старинной церкви. Из-за ее дверей едва доносятся приглушенные звуки мелодии Баха.

Кроме нас, четверых волгоградских студентов, прибывших сюда в турпоездку, в кафе сидят за столиком неподалеку лишь несколько благообразных старичков. Они умиленно о чем-то беседуют.

– Знаете, о чем у них ведется речь? – прислушавшись к их разговору, сказала девушка из нашей группы, лучше нас всех владевшая немецким. – Делятся воспоминаниями, как хорошо, как славно им жилось при Гитлере…

Трудно пересчитать, сколько войн самого разного характера и масштаба пережило человечество за время, прошедшее после окончания Второй мировой. «Либо человечество покончит с войнами, либо войны покончат с человечеством!» – провозгласил с трибуны более полувека назад американский президент Джон Кеннеди. Он был убит из снайперской винтовки выстрелами в спину.

В преамбуле устава ЮНЕСКО говорится: «Войны начинаются в умах людей». Человечество, когда ты поумнеешь?

…А те мальчишки, которые вместе с моей мамой сдавали экзамен 22 июня 1941 года, с войны не вернулись. Все они погибли через год, в 42?м, на ближних подступах к Сталинграду…

Фото vpravda.ru