В Волгограде пенсионерку выгнал из собственного дома сосед

В Волгограде пенсионерку выгнал из собственного дома сосед
Нана Чаргазия и ее небольшая семья остались без крова. Но не случившийся пожар стал причиной нынешнего бедственного положения 60-летней женщины. На месте сгоревшего странным образом дома появилась «летняя кухня» с гаражом, которую для себя выстроил ее ближайший сосед.

Земля за бесценок

Они были просто хорошими знакомыми – грузинка Нана Чаргазия и Эмилия Нейман, женщина-инвалид, прикованная к постели тяжелым недугом. В сложное постперестроечное время Нана приехала в Волгоград из неспокойной Грузии со своей двухлетней дочкой. Случайно познакомилась с Нейман, которая приютила Нану с ребенком. Болезнь тогда прогрессировала, и Эмилия решила перебраться из Волгограда в Краснослободск, поближе к природе. Городскую квартиру хозяйка продала и купила дом, где поселилась вместе с квартирантами. Нана стала ухаживать за хозяйкой, и та не осталась в долгу.

– Элечка была очень добрым человеком, – вспоминает Нана. – Она завещала мне дом после своей смерти. Я ухаживала за ней до последнего вздоха, и умерла она у меня на руках.

Еще при жизни прежней хозяйки рядом с их домом поселился новый сосед Максим Белоногов (имя и фамилия изменены. – Прим. автора) – состоятельный мужчина с семьей. Видя весьма скромное материальное положение несчастных женщин, он предложил продать уже запущенный к тому времени земельный участок. У Наны на руках был маленький ребенок и больная Эмилия, а еще – работа, так что заниматься огородом времени не было. Земля была продана за весьма скромную сумму – 40 тыс. рублей. Никто не подозревал, чем это может обернуться впоследствии.

Осталась жива чудом

В тот злополучный день Нана пришла с ночной смены, а дочь с внуком гостили у дальних родственников. Было раннее утро, когда уставшая Нана буквально рухнула в постель. Проснулась она от криков и едкого запаха гари.

Выскочила в зал и увидела, как на окне пылает штора. Кинулась во двор за ведром воды, а когда вернулась, уже полыхала стена.

Приехавший инспектор МЧС зафиксировал 70-процентное уничтожение огнем жилого помещения. Причиной пожара сочли неисправность электропроводки.

– Но я уверена, что это поджог, – утверждает Нана. – Злоумышленники просто не видели, что я уже с работы пришла. Как могут гореть штора и пол под окном? Там что, проводка есть? И видели люди, как человек перелазил через забор. Наверное, никто не подтвердил в ходе расследования официально, а я была не в том состоянии, чтобы все проконтролировать.

Экспертизу на предмет присутствия горючих материалов не проводили.

– К сожалению, подобные экспертизы в обязательном порядке проводятся лишь при наличии человеческих жертв или пострадавших при пожаре, – говорит представитель МЧС Дмитрий Уланов. – В остальных случаях на место происшествия выезжает инспектор. Но потерпевшая сторона имеет право настоять на такой экспертизе, если есть подозрения на внешнее вмешательство.

Нана написала заявление о возбуждении уголовного дела о поджоге, но получила отказ. Мотивов преступления в местном УВД не обнаружили.

Гнали и оскорбляли

Право собственности на сгоревший дом Нана все-таки оформила. Уцелела одна стена и часть пристройки. Все, что успела сделать одинокая женщина, – возвести забор из шифера и сделать калитку.

– Хотела поставить вагончик на месте сгоревшего дома, – говорит Нана, – но мои соседи Белоноговы не пустили меня. Сказали, что это их частная собственность.

Многие ей сочувствовали, но повлиять на ситуацию не могли.

– Я слышала во дворе жуткую брань и крик, а потом была свидетелем того, как жена соседа буквально вытолкала Нану с того самого места, где были стены сгоревшего дома, – говорит Алла Романенко. – Бедная Нана шла, обливаясь слезами, она такой человек, что и мухи не обидит.

Дальше события развивались весьма драматично. Белоногов убрал сгоревшее строение, расчистил участок от мусора и построил там капитальное строение с гаражом, которое впоследствии именовал «летней кухней».

– Я посылала запрос, и, по информации районного отдела архитектуры, разрешение на возведение этого строения не выдавалось, – поясняет Нана.

То, что на территории сгоревшего дома осталось чужое имущество, которое находилось в сарае, Белоногова не смутило. Как утверждает Нана и подтверждают соседи, он назвал добро несчастной женщины «хламом» и все, что было в сарае, вывез на свалку.

Что ничье, то мое?

Суды шли долго. Нана жила на съемных квартирах и надеялась на справедливость. В своем заявлении она требовала снести незаконно возведенное капитальное строение на своем участке либо получить компенсацию за захват территории. Но Краснослободский райсуд вынес решение в пользу соседа, несмотря на то, что якобы в одном из заявлений Белоногов утверждал, что готов был выкупить дом или переселить семью в аналогичное жилье. Удивительно, но ни районный суд, ни апелляционная инстанция не приняли во внимание главный документ, предоставленный истицей Наной Чаргазия, – свидетельство о праве собственности! Белоногов же во встречном иске просил признать дом отсутствующим и снять его с регистрационного учета. Свое строение он называл «летней кухней», утверждая, что так называемый «спорный» участок на месте сгоревшего дома никому не принадлежит!

Время – деньги

Суды по спорному участку постоянно откладывались. Рассмотрение дела затягивалось, что играло на руку Белоногову. Вполне возможно, что ответчик просто искал способы оформить на себя так называемую «спорную» землю. По изложенным фактам легко предположить, что женщину просто выбросили на улицу, а вся эта история напоминает рейдерский захват принадлежащей ей территории. Дом сгорел в 2009-м, а суды шли до 2014-го. За это время Нана сменила несколько квартир, работала на трех работах, чтобы оплачивать иски, документы и услуги адвоката. Каково же было ее удивление, когда на очередное судебное заседание ее оппонент принес документ о праве собственности на ее земельный участок! Это возмутило адвоката Наны, который согласился довести дело до конца уже безвозмездно.

– Мы послали запрос в Москву, откуда пришел ответ: упоминаемое новое строение, то есть «летняя кухня», по указанному адресу не числится, – говорит Нана.

Тем не менее суд последней инстанции вынес решение не в ее пользу.

А Белоногов куда-то исчез. Его «летняя кухня» с гаражом, которая, по слухам, предназначалась для магазина, выставлена на продажу.

Нана в свои 60 лет трудится на трех работах, чтобы оплачивать жилье себе, дочери и малолетнему внуку. Дом, перешедший ей по наследству за доброе сердце и уход за инвалидом, принес одни несчастья и разочарования.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА:

– Только по решению суда через судебных приставов вещи могли быть конфискованы. Их ценность значения не имеет, это чужая собственность, – поясняет адвокат Антон Буцыкин. – Гражданин должен отстаивать свои права, не нарушая чужих. Белоногов фактически их присвоил и уничтожил. Потерпевшая имела право на компенсацию.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА:

– Земельный участок, на котором был расположен дом, считается предоставленным собственнику этого дома, – говорит адвокат Дмитрий Зацаринский. – Граждане, к которым перешли права собственности на здания, строения или сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать права собственности на такие земельные участки. То есть при оформлении права собственности на дом имели право на оформление прав на земельный участок. Необходимо сделать запрос в Росреестр или заказать выписку из Единого государственного реестра прав, в котором должны отображаться сведения о том, на основании какой сделки новый собственник получил право на землю.

Поделиться в соцсетях