В Волгоградской области старожил хутора привлек новых жильцов через соцсети

.Пока социологи и политики ломают головы над тем, как остановить бегство селян в мегаполисы, в России стали появляться «хуторские рекрутеры». Коренные жители через соцсети приглашают новых соседей. Могут ли «зазывалы на ПМЖ» помочь возрождению малых деревень, «Волгоградка» узнала, побывав в Кумылженском районе.

На открытии школьного музея боевой славы мы встретились с Сергеем Гришиным. Он – глава КФХ и по «совместительству» председатель хуторского ТОСа. Коренастый мужичок подошел к щупленькой третьекласснице Шуре Тарасовой и с гордостью произнес: вот она, – одна из четверых детей, которые теперь живут в хуторе Чуносовский.

– Ваша родственница?

– Почти крестница! Они у меня все как родные – я ведь переехал в Чуносовский первым из работоспособного населения. Хуторок был – 11 дворов со старушками, теперь уже больше 20 усадеб. И география приезжих – Волгоград, Одесса, Тверская область…

Гришин продолжает знакомить с девчушкой – Шуру воспитывает бабушка, они переехали из Волгограда.

Рассказ прерывает пронзительный звонок на перемену. Верткая, как воробей, Шурочка помчалась к подружкам, а ее место заняла пятиклассница, похожая на Рапунцель: «Дядь Сереж, до дома подбросите?»

Едем в хутор все вместе. «Рапунцель» Ксюша Кирпичева то и дело поправляет длиннющую косу. Дорога со временем все сужается, а тосовец, не обращая внимания на колдобины, демонстрирует владения и рассказывает о себе.

– Я ведь в прошлом – специалист по лесонасаждению, закончил престижный московский вуз. Видите эти лесные массивы? Сам сажал, а начальство премии получало. Но моя награда – это жизнь здесь, – с патетикой и, кажется, без фальши сообщает Гришин. – А вот новые елочки и указатель ТОС «Чуносовский» тоже сам насаждал, укреплял. Рядом хутор Головский, видите, аккуратные домики в ряд. Он также входит в ТОС, но нелегок на подъем. Единоличники, – характеризует соседей Гришин и заключает: – Я зачем в хутор приезжих стал звать? Новая кровь нужна, чтобы развитие обеспечить. Приезжающие свой дом строят и общий уют в хуторе обеспечивают. Мне с ними легко работать.

– Своеобразная у вас позиция. В защиту головцев скажу – в деревне жизнь, на мой взгляд, циклична. Летом работа от зари до заката, зимой ритм замедляется. Нет динамики мегаполиса.

– И правда ваша, не нужна она нам. Пусть мало благ цивилизации, зато мы не едим всякий фаст-фуд, не дышим выхлопными газами. В этом прелесть.

За рассуждениями подъезжаем к дому пятиклассницы. Избушка древняя, без признаков строительства. Во дворе – громадная псина породы алабай.

– Это девочка, она с документами, – хрипит басом хозяин лет тридцати пяти.

– Может, вы сначала сами представитесь?

Мужчина смущается, но после окрика Гришина: "Николай, ты что фамилию не говоришь?! В розыске, что ли?» – выдавливает из себя: "Третьяк я. Николай Третьяк, отчим Оксаны".

На лай собаки выходит и хозяйка, мать девочки Ирина. Рассказывает, что переехали в Кумылженский район из такой же глухой деревушки в Тверской области. У нее умер отец, а Коля – круглый сирота. Помощи было ждать неоткуда, Николай перебивался случайными заработками. Он и электрик, и на стройке работать может. Но все как-то не клеилось, бывало, что дома и еды не хватало. Самая ликвидная ценность – компьютер. В Интернете Николай зашел на сайт «Деревня он-лайн», а там – Гришин с проектом возрождения хутора. Два года переписывались, когда стало совсем невмоготу, собрали нехитрый скарб и переехали. Алабая с собой привезли. Здесь Сергей Семенович в свой домик пустил (у него два домовладения в хуторе), посоветовал хозяйством заняться. Молодая семья приободрилась – развели уток, гусей. Николай помогает строить дома в Кумылге, успели заложить фундамент и своего нового жилища. Как отмечает Ирина, ТОС и администрация во всем идут навстречу. Оформили земельный участок, дочка стала посещать местную школу. "Ксюша здесь развиваться стала, – делится молодая мать, – у нас в деревне ни кружков, ни хороших учителей не было. Здесь все по-другому. Не поймешь, пока не сравнишь. Дочь драмкружок посещает, в школьном театре задействована".

С этим согласен и другой новый житель хутора Чуносовский. Андрей Кочергин решил поселиться в маленьком хуторе, чтобы создать крепкое ЛПХ.

– А как хозяйство разведу, так и женюсь, – заявляет парень. Он переехал в хуторок с центральной усадьбы – в Кумылге дома дорогие. Здесь купил участок, вложил нехитрые средства в строительство дома и в постройки для животных. Говорит, решился на такое место жительства, потому что в поселке зарегистрирован ТОС – проще решать общие вопросы, когда есть официальный представитель.

Мы застали Андрея за…бурением скважины. Парню помогали отец Владимир и брат Сергей. На рыбацкий бур наварили более мощные резцы и вручную долбили отверстие. Здесь, сказали хуторяне, родниковая вода близко – чистая и потрясающе вкусная.

– Думаю, скоро Чуносовский станут заселять другие молодые люди, семьи, – рассуждает Кочергин, – все будет зависеть от тех возможностей, которые даст государство для развития подсобного хозяйства. И ерунда это все, что молодежь разучилась работать, – в сердцах добавил Андрей, – просто людям нужно дать хотя бы малую надежду на развитие.

К «малой надежде» председатель ТОСа отнес новый мостик, его в этом году администрация построила к хуторку, а также таксофон, по которому, уверяет Гришин, не было совершено ни одного звонка. Однако государственная программа по обеспечению связью малых городов сделала свое доброе дело – в хуторе благодаря телефонной линии есть Интернет.

Также благодаря областной поддержке ТОСов и на личные средства председателя общественного самоуправления в хуторе появилась газонокосилка, тракторенок, цистерна с водой и рында на случай возгораний.

Соседи – и коренные, и вновь прибывшие – помогают Гришину выращивать клубнику и рассаду полезных растений, все быстро раскупается на рынках, сельхозярмарках. Мечтает председатель ТОСа, что к хутору проведут дорогу с твердым покрытием, газ. Тогда, уверяет меня собеседник, люди в Чуносовский еще подтянутся. А пока улицы в хуторке лишь слабо протоптаны. Одолевают лисы, считая деревушку лоном дикой природы. Иногда, говорит Гришин, появляется желание все бросить – не зазывать новых жильцов через Интернет и не ходатайствовать в инстанциях перед хуторянами. Но что тогда? Потеряют люди надежду – и замрет жизнь в Чуносовском.

– Мы стойкие, – убеждает меня, а быть может, и себя, председатель ТОСа, – видите вон ту карликовую березу? Редкий экземпляр. Она корявая и неприглядная, как мы сейчас. Но стойкая. Погляжу на нее, «закушу удила» и снова в работу. Помогаем друг другу выживать. А доверие соседей – уже шанс на развитие.


(Главное фото - герой у таксофона)