Вечный бой Марии Ивановой

Знакомые в шутку называют Марию Матвеевну Иванову мамой зеленых насаждений Волгограда. А она в ответ только улыбается и… вздыхает. Необыкновенная волгоградка, которая практически создавала и почти двадцать лет возглавляла трест зеленого хозяйства, а затем много лет хлопотала о «лице города» в должности председателя Центрального райисполкома, и сейчас не может оставаться спокойной, когда речь заходит о клумбах и деревьях.

Марию Матвеевну судьба дважды уводила в столицы. Сначала – в северную, куда она приехала сразу после войны. Девчонка из Урюпинска, которая в старших классах большую часть времени проводила в госпиталях, ухаживая за ранеными, в поисках продуктов для наших защитников, а летом – на уборке свеклы с полей, сразу поступила в Ленинградский университет на механико-математический факультет. Однако сырой северный климат оказался ей противопоказан. Поэтому Мария Матвеевна вернулась на свою малую родину и стала студенткой недавно открывшегося сельхозинститута.

– Сейчас мало кто помнит, а ведь известный всем «сельхоз» начинал свою работу именно в Урюпинске и только потом переехал в Сталинград, на Тулака, – говорит Мария Матвеевна. – В те годы его главной задачей было создание зеленой зоны всего Поволжья. У нас был свой духовой оркестр. Помню, под его музыку мы строились и шли пешком восстанавливать драмтеатр, комсомольский садик, а в другую сторону – поселок завода Петрова.

По словам Марии Матвеевны, студенты тех лет и недоедали, и испытывали проблемы с одеждой, деньгами. Студентка Иванова, как и другие, частенько занималась ночами при свете коптилки. Однако трагедии из этого не делали. Поддерживало чувство единения, осознания важности своей роли и выполняемой работы.

Уже тогда у Марии Матвеевны проявились организаторские способности, которые и позволили провинциальной девчонке, как сейчас сказали бы, сделать карьеру по партийной линии. Однако в то время подобных слов не употребляли. Мария Матвеевна говорит, что после окончания института была готова направить весь свой опыт и юношеский пыл на восстановление сельской местности.

Однако в партии на нее были другие планы. Так она стала секретарем Ворошиловского райкома комсомола, затем секретарем горкома комсомола. А потом судьба во второй раз увела ее из нашего города. На сей раз – в Москву, в ЦК комсомола. Но вскоре у нее родился сын, и она уже навсегда вернулась домой.

Тогда-то председатель горисполкома Александр Васильевич Дынкин и назначил ее управляющей трестом зеленого хозяйства. Марии Матвеевне было 28 лет. Но именно ей доверили, без преувеличения, сложнейший фронт работы. Ведь в тресте ничего, по сути, не было – ни коллектива, ни внятных планов, ни подходящей материальной базы. А кругом – чистое поле, которое необходимо превратить в сад.

– Все, что было, это несколько кленов у музкомедии, да чахлые акации у кукольного театра, – объясняет Мария Матвеевна. – И еще – понимание того, что город должен полностью преобразиться. Все руководители болели озеленением. В этой работе участвовали и школьники, и студенты, и работники предприятий. Это-то в конечном итоге и позволило решать даже, казалось бы, тупиковые задачи.

Так в городе возникли бульвары по проспекту Ленина, парк Победы на набережной, комсомольский скверик, горсад, парк Саши Филиппова, санитарно-защитные зоны и зеленые уголки во всех районах. Пыльный и жаркий город на глазах преображался в зеленый оазис в пустыне. Улицы затенили вязы, тополя, акации, клены, каштаны.

Появились и диковинные по тем временам деревья, например, кизильник на Аллее Героев, который каждую осень одевается в багряный наряд. Отдельная история вышла с елями у Вечного огня. Эти деревья в те годы у нас тоже относились к числу экзотических. Ведь тогда любая ошибка расценивалась как вредительство народному хозяйству страны. Поэтому с трудом выбитые через ЦК партии деревья сажали со всеми предосторожностями. Их везли с комом земли, в специальной упаковке и в течение первых лет с них не спускали глаз, словно с детей. Например, чтобы ели не засохли, в жару на них одевали марлевые чехлы, а по вечерам снимали.

– Поэтому когда я узнала о посадке взрослого хвойного дерева около одного из торговых центров, очень удивилась, – признается Мария Матвеевна. – Там же делали все с точностью до наоборот. Поэтому ничего удивительного в том, что оно погибло. Точно также высаживали и деревья у нового моста через Волгу, которые зачахли.

Мария Матвеевна также не понимает, что сегодня творится в сквере Маргариты Агашиной на проспекте Ленина, где одна из берез почти упала у подножия памятника.

– С этими березами у меня особые воспоминания, – признается она. – Дело в том, что когда строили памятник Ибаррури на Аллее Героев, поблизости росла раскидистая березка. От мысли, что ее вырубят, становилось больно. Поэтому мы решили спасти дерево. Для этого мы его окопали, вместе с комом земли погрузили на машину и перевезли в сквер Агашиной. И оно прижилась. Остальные березы в порядке эксперимента решено было высадить по две-три рядом, как они растут в природе. Пока за ними ухаживали, поливали, все было нормально. А потом все забросили, и получилось то, что получилось.

Хоть Мария Матвеевна уже и была на пенсии, но банкротство и ликвидацию треста восприняла как собственную трагедию. Ведь это предприятие целиком отвечало за озеленение города – от выращивания посадочного материала до ухода за насаждениями. Не стало его – не стало и хозяина у парков и санитарно-защитных зон. А ведь именно за них она билась всю свою жизнь – сначала в качестве руководителя треста зеленого хозяйства, потом – председателя Центрального райисполкома, депутат горсовета.

– Я еще помню время, когда на Аллее Героев по утрам пели соловьи, – вздыхает Мария Матвеевна. – А сейчас что творится? На деревьях обосновалось воронье, которое загадило всю округу и от карканья которого временами становится страшно. Неужели в городе до этого никому нет дела? Это же место – наша святая святых.

Оглядываясь на прожитое, труженица тыла и ветеран труда Мария Матвеевна может вспомнить много побед. В числе ее наград – два ордена «Знак Почета», орден Трудового Красного Знамени, медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За освоение целинных земель» и другие. Однако самой неожиданной она называет другую. Недавно Всероссийское народное движение «Сделай добро России» вручило ей Грамоту доброго дела – за посадки вяза мелколистного.

– Эти ряды вязов вдоль трасс, на которые часто смотрят свысока, – настоящее сокровище города, – подчеркивает Мария Матвеевна. – Ведь деревья растут практически в асфальте и без всякого полива. Но именно их остатки до сих пор защищают нас от пыли, вредных выбросов, жары. И моя главная мечта – чтобы дожить до того времени, когда в городе снова все, от рядового жителя до мэра, опять заболеют любовью к цветам, деревьям, паркам.

Поделиться в соцсетях