Верещагин не ушел с "баркаса"

Ученый с мировым именем каждый год возвращается на малую родину в Камышинский район. Доктор физико-математических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР Виктор Верещагин сейчас живет в Минске. А родом он из наших мест, из Камышинского района. Куда и приезжает регулярно, чтобы, как говорит сам, «притулиться к родным корням».

Двести прадедов и дедов

На свою малую родину наш герой приезжает каждый год. Селится в оборудованном под жилище железном вагончике на земельном участке, за которым протекает Иловля-река. В Петрунино на погосте покоится прах более двух сотен предков древнего казачьего рода, к которому принадлежит Виктор Верещагин. Так что земля здешняя для каждого из Верещагиных обетованная: поклониться родным могилам – значит обрести жизненную силу и душевный покой на последующий год до очередного приезда.

В вагончике на столе у Виктора Верещагина – стопка книг по физике, исписанные формулами листки и раскрытый томик о Ньютоне из серии ЖЗЛ.

Лауреат из Петрунино

А теперь – о заслугах нашего земляка. В 1973-м в свет вышла монография 37-летнего физика, кандидата физико-математических наук Минского ордена Трудового Красного Знамени института физики Академии наук Беларуси Виктора Верещагина «Инфракрасные фильтры». В ней и было впервые описано их воздействие на предметы и явления в самых различных сферах.

Тема эта в физике новая, мало изученная, перспективная и важная. Особенно в области вооружения. Открытие Виктора Верещагина позволило, например, обнаруживать на больших глубинах подводные лодки, отследить любой самолет-невидимку, не говоря о широком применении приборов, созданных на принципе работы инфракрасных фильтров, в науке и промышленности. Например, речь идет в том числе и о лазерном луче.

Кстати, диплом лауреата Госпремии нашему земляку вручал сам президент академии наук СССР Мстислав Келдыш. Монография стала еще и учебным пособием.

Дальше была защита докторской диссертации. В 1984-м – звание профессора и избрание завкафедрой физики родного института, где Виктор Григорьевич отработал в итоге почти полвека.

Как ученый-физик наш земляк имеет (!) 26 научных авторских свидетельств на уникальные изобретения. Часть из них засекречены.

С корабля – в науку

Оказывается, Виктор Верещагин с детства мечтал стать военным моряком. Но, когда ему было 7 лет, его едва не смыло волной во время шторма с корабля «Багиров», когда он переправлялся с матерью к месту службы отца в Дербент. Между тем, несмотря и на это, Виктор так же истово и дальше продолжил собирать своими руками модели всевозможных кораблей и парусников и готовить себя к покорению морской стихии.

Одновременно мальчик не выпускал из рук карандашей и красок. И родители настаивали: делом жизни единственного сына должно стать не море, а именно искусство. Однако судьба распорядилась иначе: Виктор поступил на физико-математический факультет в Могилевский пединститут, решив стать учителем физики и основ производства. Верх, представьте себе, взяла та самая детская тяга к конструированию морских судов и изобретательству.

Учительствовать после окончания института Виктор вернулся на малую родину. Но вскоре решил взяться за науку – поступить в аспирантуру Минского ордена Трудового Красного Знамени института физики Академии наук Беларуси. Свою научную карьеру начал с должности рядового лаборанта. Через 11 лет защитил кандидатскую диссертацию и стал лауреатом Госпремии СССР.

Штучные кадры

Шестидесятые, семидесятые годы прошлого столетия мой собеседник считает «золотым» периодом развития науки в СССР.

– В СССР для развития науки в эти годы условия были созданы идеальные, – подчеркивает профессор Верещагин. – К услугам ученых были оснащенные лаборатории, действовали мини-производства для практической реализации научных разработок. Страна не жалела средств на науку, – вспоминает Виктор Верещагин. – Однако в 1990-е годы престиж настоящих знаний упал. Финансирование науки фактически прекратилось. Молодые ученые и талантливые инженеры в поисках новых возможностей и желания реализоваться стали покидать страну...

Уехал 10 лет назад работать на Запад и сын Виктора Григорьевича – перспективный ученый-физик Григорий Верещагин. Его пригласили итальянские коллеги на кафедру физики в Римский университет. Акцентировать внимание на этом Виктор Григорьевич, хотя и гордится успехами сына, не очень хочет.

Любопытный нюанс: сын Виктора Верещагина, имеющий сегодня доступ к научным архивам стран НАТО, обнаружил: та самая монография его отца про инфракрасные фильтры была переведена на английский и издана в США еще 30 лет назад. Правда, сам ученый в известность о том, что был безапелляционно использован его научный труд, выходит, не знал целых три десятилетия.

Асаны для профи

В аксиоме о том, что талантливый человек многогранен и талантлив во всем, можно еще раз воочию убедиться и на примере Виктора Григорьевича. Он, как выяснилось, не только талантливый ученый, но и перворазрядник, кандидат в мастера спорта по целому ряду спортивных дисциплин – волейболу, фехтованию, гимнастике. При этом не менее уникальных результатов, чем в физике, он добился и в изучении… йоги.

Виктор Верещагин, оказывается, является еще и автором целого ряда популярный книг по йоге. Таких как «Парадоксы прогресса», «Физическая культура индийских йогов», «Справочник по классической йоге». Общий тираж последней из перечисленных выше монографий – более полумиллиона экземпляров. И издана она была в 1970-е годы при поддержке первого секретаря ЦК Беларуси Петра Машерова.

Именно увлечение йогой и позволило Виктору Григорьевичу выглядеть в свои почти 77 минимум лет на пятнадцать моложе своих ровесников.

– Работая в области физики, параллельно я постоянно старался пропагандировать здоровый образ жизни, – подчеркивает профессор Верещагин. – Именно занятия йогой, отказ от спиртного и курения позволили мне плодотворно заниматься наукой.

Кстати, наукой заниматься он, по его признанию, не перестал и сегодня. Как и йогой.

Мы простились с моим героем поздним вечером. Но на сон грядущий у Верещагина был еще запланирован променад по родному селу. Через сутки он покидал Петрунино – и, по его признанию, спешил «надышаться впрок» степями. Чтобы хватило душевных сил до следующего приезда на малую родину…