Вероника Кожухарова помогла «Глухарю» освоить саксофон

Когда гостье нашего очередного номера было три года, мать выгнала их с братом на улицу. И больше никогда не интересовалась жизнью детей. Почти пять лет Вероника провела в детском доме, прежде чем ее с братом взяла на воспитание новая семья. Сегодня Вероника Кожухарова – известная на весь мир саксофонистка. Она рассказала «Волгоградской правде» о том, как музыка изменила ее жизнь.

– Правда ли, что поначалу саксофон вам не нравился?

– Совершенно не понравился. С музыкальной школой у меня вообще была сложная история. Я четыре раза начинала играть на фортепьяно и четыре раза бросала – не мой, как оказалось, инструмент. К счастью, в то же самое время в школе проводился набор на духовые инструменты. Мы с мамой пошли посмотреть: преподаватели демонстрировали различные инструменты, и мне очень понравилось, как звучит флейта. Я сделала свой выбор, но тут вмешалась моя мама. Она отвела меня в сторонку и сказала: «Какая флейта?! Ты с ума сошла?!» И будучи очень мудрой женщиной, мама стала меня грамотно убеждать: «На флейтах играют девочки, которые носят бантики и платья, а для девочек, которые играют с мальчишками в футбол и гоняют на велосипедах, придумали саксофон». Я решила, что мама права. Два месяца мне потребовалось, чтобы раскрыться перед саксофоном. Но когда это случилось, я в него влюбилась.

В интервью вы не употребляете слова «играю». Вы используете слово «говорю». То есть вы говорите на своем инструменте со зрителями. В чем же между этими словами разница?

– Музыкант всегда живет в том, что исполняет. Он может сымпровизировать, сыграть с ошибками то, что написал композитор, но публика ему поверит, потому что он был искренен, делился своим миром – разговаривал. Ведь публике не важно, правильно ты сыграл стокаты или легаты, ей важно, насколько сильно ты сможешь убедить в своей мысли. Выходя на сцену, ты открыт. Тебе не за чем спрятаться, и ты выглядишь словно оголенный нерв.

Что является для вас источником вдохновения?

– Природа. Иногда люди: слушая некоторых, очень хочется приступить к работе и что-то передать через музыку. А иногда музыкой, живописью и литературой.

– Есть ли у вас еще не взятые вершины в роли музыканта?

– Пока еще я не взяла премию «Гремми». (Смеется.) Вообще всевозможные дипломы и номинации для меня не так важны. Я – трудоголик. Часто бываю собой недовольна: я могу тратить огромное количество времени на маленький кусочек композиции, чтобы он выглядел таким, каким я вижу его у себя в голове. Это очень сложно, но честно по отношению к зрителю.

– Какие у вас планы на ближайшее будущее?

– У меня настолько насыщенная жизнь, что иногда вовсе непонятно, как она изменится через полгода. Поэтому больших планов я не строю. Например, год назад я и подумать не могла, что дебютирую как актриса. Это были съемки в фильме Аллы Суриковой «Любовь и сакс». Главную роль в нем исполнил Максим Аверин (звезда сериала «Глухарь»). Я сыграла роль второго плана и по совместительству учила Максима играть на саксофоне.

– Хотели бы вы изменить свою судьбу?

– Совсем нет. Моя жизнь сложная, насыщенная, с разными красками, но она многому меня научила. Я с детства поняла, что у меня всегда есть музыка, мой верный помощник. Все, что я переживаю, я могу вынести в разговор со зрителем.

– Что вы пожелаете нашим читателям?

– Больше мира и добра. Попробуйте обратиться к музыке: начните одно свое утро с музыки Вивальди или Моцарта – это та музыка, в которой нет агрессии и войны. Несите в себе свет и дарите его другим.

ДОСЬЕ «ВП»

Вероника Кожухарова, саксофонистка

•РОДИЛАСЬ: 12 декабря в Феодосии (Крым).

•КАРЬЕРА: В 2013 году вышел музыкальный диск Вероники Кожухаровой (саксофон) и Хироку Иноуэ (орган) под названием «С любовью к…». На композицию «Коктебель» снят клип. Вероника совместно с Чулпан Хаматовой участвует в творческом проекте «Когда в души идешь, как в руки…».