Вкус муниципальной власти

Вчера в Москве начал работу IV съезд Общероссийской общественной организации «Всероссийский совет местного самоуправления» (ВСМС). Накануне председатель комитета по организации государственной власти и местному самоуправлению Волгоградской областной думы Леонид Титов рассказал корреспонденту «ВП» о том, как в регионе осуществляется реформа органов государственного управления и какие новые возможности появились у жителей области благодаря институту самоорганизации.

– Леонид Александрович, вы возглавляете комитет областного заксобрания, который формирует и регулирует посредством законов отношения между уровнями государственной власти и муниципальных территорий. Как оцениваете происходящие изменения?

– Носитель власти в нашей стране, в соответствии с ее Конституцией, – народ. Процессы децентрализации власти происходят в Волгоградской области в течение последних нескольких лет. А начало этому процессу положил в 2003 году известный ФЗ №131, соотносимый с европейскими нормами о местном самоуправлении и максимально приближающий власть к людям. Поясню: в этом законе заложен, на мой взгляд, революционный для России механизм организации власти. До того момента существовало три ее уровня: центральная (федеральная) власть, власть региона (субъекта) и власть районная. Закон позволил обособить четвертый уровень власти – муниципальный. На территории региона было создано 452 муниципальных образования в административных единицах с численностью населения свыше тысячи человек. Им были делегированы государственные полномочия и механизмы финансового обеспечения их прав.

– В силу сложившегося дисбаланса между переданными полномочиями и финансовым инструментарием, гарантирующим их исполнение, муниципальные образования, особенно на уровне сельских поселений, далеки от исполнения тех функций, которые предусмотрены законами, в том числе принятыми на областном уровне…

– Идея была и остается правильной – максимально приблизить власть к народу. То есть фактически, а не на бумаге, передать деньги под полномочия, так как именно финансовые ресурсы наполняют полномочия не формализованным, а реальным содержанием. Реализация закона выявила слабые места нового структурирования власти: мы делегировали коллегам 30 обязательных для выполнения полномочий, а денег дали на исполнение 8-10 из них. То есть априори муниципалитеты – будь то город Волгоград или небольшое сельское поселение – не могут выполнить те обязательства, которые на них возложены. Им оставлены самые плохие по собираемости налоги, кадровый ресурс находится на этапе становления. Поэтому в первые годы действия закона мы наблюдали массовый отказ муниципалитетов от преданных им полномочий. Сейчас ситуация изменилась. Денег по-прежнему не хватает, но люди, в хорошем смысле слова, почувствовали «вкус власти».

– Тот, который иногда портит?

– Думаю, тот, который будет содействовать реализации их потенциала. И то, что сейчас Президент России Дмитрий Медведев инициировал проведение нового этапа децентрализации власти – федеральной по отношению к региональной, а региональной – по отношению к органам власти местного самоуправления - говорит о том, что накопленный опыт будет реализован. Власть, особенно муниципальная, поскольку она ближе любой другой к народу, должна быть очень конкретна. Если у нее есть полномочия обустроить воинские захоронения, на что предусмотрены средства, а власть этого не делает, то такой муниципальный руководитель будет быстро сменен. В процессе децентрализации должны появиться дополнительные рычаги влияния на решение вопросов местного значения. И тут нашему региону есть чем гордиться в плане самоорганизации людей: движение ТОСов зародилось в Волгоградской области. В сферу местного самоуправления приходят самые яркие, талантливые, дееспособные люди, потому что они уже востребованы этим процессом.

Поделиться в соцсетях